Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Казахское Ханство по европейским источникам

ПО ЕВРОПЕЙСКИМ ИСТОЧНИКАМ

В XVI и XVII вв, при ханах Касыме, Хак-Назаре, Шига Тевкеле, Ишиме и Тявке Казакский союз в борье с узбеками и тимуридами на юге и с ногайцами на севере добился значительных успехов. Казаки овладели городами Туркестаном и Ташкентом (последний был столицей казанских ханов с 1534 по 1723 г.).
В начале XVI века Иовий и Герберштейн познакомили Европу со странами, граничащими с Россией на востоке.
И о в и й, итальянский литератор, опубликовал в 1525 г. книгу о России. В этой книге он изложил те сведения, которые получил от посла московского великого князя Василия Ивановича к папе Клименту VII, Дмитрия Герасимова. Иовий познакомился с этим послом по приказу папы и латинская книга о Pоссии была плодом из бесед.
Г е р б е р ш т е й н, австрийский дипломат, два раза посылался в Россию (в 1516 и 1526 гг.) для переговоров о московско-польском союзе против турок, угрожавших тогда границам Германской империи. Его книга "Записки о Московии", написанная на латинском языке и вышедшая в 1549 г., была первым обстоятельным и достоверным описанием России в европейской литературе. Для описания соседних с Московией государств он пользовался как сведениями, полученными при расспросах, так и одним "Русским дорожником", не дошедшим до нас. Отрывки из Иовия и Герберштейна нами взяты по переводу Малеина (СПБ 1908 г.). В середине XVI века в Казахстане побывал английский путешественник Д ж е н к и н с о н. Он два раза (в 1558 и 1560 гг.) ездил в Персию, чтобы открыть для английской торговой компании надежный путь в эту страну. Он пользовался особым расположением Ивана Грозного и добился ряда привилегий для английской торговли. В 1558 г. он проезжал через страну ногайцев, находившуюся тогда в очень бедственном положении благодаря войне и голоду, и потом из Астрахани по морю на восток. Шторм выбросил его на берег Мангышлакского полуострова, и он через степи этого края вверх по Аму-Дарье пробрался до Бухары. Наши отрывки взяты из книги "Известия англичан о России XVI века", перевод Серединина (Москва, 1884 г.).
К концу XVI столетия относится "К р а т к а я с и б и р с к а я л е т о п и с ь", найденная в Кунгуре и приписываемая тобольскому дворянину Р е м е з о в у. Летопись рассказывает об участии казаков в борьбе ногайцев против русских. Царевич, о котором в ней идет речь, это Уразмухаммед, сын султана Ондана, племянник хана Тевкеля. Он был в плену у сибирского хана Кучума, потом гостем его победоносного соперника Сейдака, попал в русский плен, побывал в Москве и в 1600г. получил от московского царя Бориса Годунова Касимское царство. Он был ярым сторонником "Тушинского" царя и погиб в ставке последнего в Калуге в 1610 г. Летоисчисление, применяемое в кунгурской хронике, ведется от "сотворения мира, т.е. за 5509 лет до н. э. "К н и г а Б о л ь ш о г о Ч е р т е ж а", составленная в 1627г. на основании ранее (1600 г.) изготовленной, но не coxpанившейся карты, дает географические сведения также и о Казакстане. Наши отрывки взяты из книги Макшеева "Географические сведения Книги Большого Чертежа о Киргизских степях и Туркестанском крае" (СПБ, 1879 г.).
В этом разделе помещены кроме того отрывки из донесений послов Ивана Грозного Даниила Губина и Семена Мальцева и из грамоты Ивана Грозного купцам Строгановым, которые взяты из Н М Карамзина "История Государства Российского", т. IX, СПБ, 1842, примечания 245 и 661, и из А. Левшина "Описание киргиз-кайсакских или киргиз казакских орд и степей", ч. II. СПБ, 1832, стр. 47 (донесение Д. Губина).

ИОВИЙ И ГЕРБЕРШТЕЙН О ТАТАРАХ

.. С востока соседями Московии являются скифы, ниже именуемые татарами, народ кочевой и во все века славный своей воинственностью. В качестве домов татарам служат повозки, крытые войлоками и кожами; за этот образ жизни древний мир называл их амаксовиями (живущими в повозках). Взамен же городов и замков у них есть неизмеримой величины лагери, окруженные не рвами или деревянными укреплениями, а беспредельным количеством конных стрелков. Татары разделяются на орды; на их языке слово это означает собрание единомыслящего народа, наподобие государства. Во главе каждой орды стоит единый император, выдвинутый или своим происхождением, или воинскою доблестью, ибо они часто ведут войны с соседями и весьма тщеславно и свирепо состязаются о власти. Известно, что число орд почти бесконечно, так как татары занимают весьма широкие и пустынные местности, вплоть до Китая [Cathayum], славнейшего государства на краю восточного океана. Живущие ближе других к московитам там известны им по торговым сношениям и частым набегам. (Иовий, 257-8).
…Татары разделяются на орды, первое место среди которых и по своей славе, по миноголюдству заняла Заволжская Орда, ибо говорят, что все остальные орды получили начало от нее. Орда же на их языке означает собрание или множество. Впрочем, всякая орда имеет особое значение, а именно: Заволжская, Перекопская, Нагайская и многие другие, которые все принадлежат к магометанской вере; но, если их называют турками, они недовольны и считают это как бы бесчестьем. Название жебесермены (Besermani) их радует, а этим именем любят называть себя и турки.
...Татары... это люди среднего роста, с широким жирным лицом, с косящими и впалыми глазами; волосы отпускают только на бороде, а остальное бреют. Только более именитые мужи носят за ушами косы и притом очень черные; телом они сильны, духом смелы; падки на любострастие и притом извращенное; питаются с приятностью лошадями и другими животными, не разбирая рода их смерти, за исключением свиней, от которых воздерживаются по закону. Насчет голода и сна до такой степени выносливы, что иногда выдерживают это лишение целых четыре дня, предавая, тем не менее, необходимым трудам. И в свою очередь, получив что-нибудь на съедение, они пресыщаются выше меры и этим обжорством, до известной степени, вознаграждают себя за прежнюю голодовку... И таким образом, обремененные пищей и трудами, они спят по три или четыре дня подряд. В то время как они спят таким глубоким сном, литовцы и русские, в область которых они делают внезапные набеги и угоняют оттуда добычу, пускаются за ними в погоню и, откинув всякий страх, повсюду поражают их, неосторожных, обремененных пищей и погруженных в глубокий сон без караулов, в беспорядке. Если их во время разъездов станут мучить голод и жажда, то они обычно подрезают жилы у тех лошадей, на которых сидят и, выпив их крови, утоляют голод; кроме того, они думают, что это полезно и для животных. Так как они почти все кочуют без определенных жилищ, то обычно направляют свой путь по наблюдению звезд, главным же образом северного полюса [полярная звезда], который они называют, на своем языке Железный кол...
...При набеге на соседние области, каждый ведет с собою, смотря по достатку, двух или трех лошадей, чтобы... когда устанет одна, иметь возможность пересесть на другую и третью, усталых же лошадей они меж тем, ведут на поводу. Узды у них самые легкие, а вместо шпор они употребляют бичи. Лошадей они употребляют только холощеных, потому что таковые, по их мнению, более выносливы... Одежда у них одна и та же, как для мужчин, так и для женщин, да и вообще эти последние нисколько не отличаются по убранству от мужчин, за исключением того, что окутывают голову льняным покрывалом и точно также носят льняные штаны, (Caligis) наподобие корабельных служителей на море. Царицы их, являясь перед народом, обыкновенно закрывают лицо. Остальной народ, живущий в рассеянии по полям, носит одежду, сшитую из овечьих шкур, и меняет ее только тогда, когда от долгого употребления она станет совершенно потертой и разорванной. Они не остаются долго на одном месте, считая за сильное несчастье долго пребывать на одном и том же месте. Поэтому иногда, рассердившись на детей и призывая на них тяжкое несчастье, они обычно говорят: "Чтобы тебе, как христианину, оставаться всегда на одном месте и нюхать собственную вонь". Поэтому, стравив пастбища на одном месте, они переселяются в другое со стадами, женами и детьми, которых везут с собой на повозках. Впрочем, живущие в селениях и городах следуют другому образу жизни...
Царство Казанское, город и крепость того же имени, расположены на Волге, на дальнем берегу реки, почти в семидесяти немецких милях ниже Нижнего Новгорода; с востока и юга по Волге это царство граничит с пустынными степями, с летнего же востока смежны с ними татары, называемые шейбанскими [Schibanski] и кайсацкими [Kosatzki].
(Герберштейн, 140-145).
...За татарами Казанскими прежде всего встречаем татар с прозвищем ногаи [Nagai], живущих за Волгою, около Каспийского моря, по реке Яику, вытекающей из области Сибирской. Они не имеют царей, а только князей. В наше время эти княжества занимали три брата, разделившие области поровну между собою: первый из них, Шидак, владел городом Сарайчиком [Scharaitzik, Saraitzick - нем. изд.] за рекою Ра, в направлении к востоку, и страною, прилегающей к реке Яику; другому, Коссуму, принадлежало все, что находится между реками Камой, Яиком и Ра; третий из братьев, Шихмамай, занимал часть области Сибирской и всю окрест лежащую страну. Слово Шихмамай значит святой, или могущественный. Эти страны почти все богаты лесом, за исключением той, которая простирается у Сарайчика: она степная. (Герберштейн, 157).

ТОРГОВЛЯ ТАТАР С МОСКВОЙ И ПЕРСИЕЙ

...Южные татары не доставляют ничего, кроме стад быстрых коней и знаменитых белых материй, не тканых из нитей, а сваляных из шерсти; из них приготовляются… епанчи, служащие хорошей защитой от дождей и всякой непогоды и весьма красивые. У московитов же татары берут взамен шерстяные рубашки и серебряную монету, пренебрегая всякими телесными украшениями и излишней обстановкой и утварью и довольствуясь одним только войлоком для крепкой защиты от невзгод сурового климата. Равным образом и врага отражают они, полагаясь на одни только стрелы. Впрочем, всякий раз как они решают, что им следует сделать набег на Европу, их государи покупают в наше время у персов железные шлемы, брони и сабли. (Ионий, 259).
...Золота и серебра они, кроме купцов, почти не употребляют, а в употреблении у них только обмен вещами. Поэтому, если живущие вокруг них народы достанут сколько-нибудь денег от продажи их имущества, то покупают на них платье и другое необходимое для жизни. Границ друг с другом (я говорю о степных татарах) у них нет никаких. (Герберштейн, 144).


НОГАЙЦЫ В СРЕДИНЕ XVI ВЕКА

...Вся земля на левом берегу Волги от Камы до Aстрахани и далее по северному и северо-восточному берегу Каспийского моря, граничащая с землей татар-туркменов, называется землей мангытов [Mangat] или ногайцев. Население ее магометанское; в бытность мою в Астрахани в 1558 г., оно совершенно было расстроено гражданскими усобицами, голодом, мором и т. п. бедствиями до такой степени, что в этом году померло до 100 тысяч человек; подобного бедствия здесь не запомнят, так что ногайская земля, изобилующая пастбищами, остается теперь не населенной, к великому удовольствию русских, издавно ведущих с ногайцами жестокие войны.
Ногайцы во время своего процветания жили так: они делились на несколько обществ, называемых ордами. Всякая орда имеет своего правителя, которому повинуются как королю; правитель называется мурза. У ногайцев нет ни городов, ни домов, а живут они в открытых полях; всякий мурза, или король имеет около себя свою орду, с женами, детьми, скотом. Когда скот съест всю траву, они перекачевывают в другое место. Во время кочевок их жилища - палатки - ставятся на повозки или телеги, перевозимые с места на место верблюдами; в этих повозках они возят своих жен, детей и все богатство, которого у них очень немного. У каждого мужчины, по меньшей мере, 4 или 5 жен, не считая наложниц. Монеты они вовсе не употребляют, но обменивают скот на платье и прочие необходимые вещи. Они не занимаются ни ремеслами, ни искусствами, за исключением военного, в котором они очень опытны. По преимуществу это народ пастушеский, владеющий множеством скота, составляющего все его богатство. Они едят много мяса, главным образом, конину, пьют кумыс, которым часто напиваются до пьяна; народ это мятежный, склонный к убийствам и грабежу. Зерен они не сеют и вовсе не употребляют хлеба. Смеются над тем, что христиане едят хлеб; презирая нашу крепость, они говорят, что мы живем едой верхушек трав и пьем из них же выделанные напитки; чтобы достичь их силы и крепости, рекомендуют есть много мяса и пить молоко.
(Дженкинсон, перев. Середонина, 38).

НА МАНГЫШЛАКСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ

...Так мы продвигались вперед; 17 августа [1558 г.] потеряли из виду землю, в этот день мы проплыли 30 лье… Штормом мы были отнесены к другому берегу залива против Мангышлака; здесь берег низменный, суда никогда не пристают, потому что здесь нет удобных гаваней, так и по причине грубости тамошнего населения.
Мы послали кой-кого из наших переговорить с правителем и с жителями касательно приема и снабжения нас верблюдами для перевозки наших товаров к гор. Селлизуру, которого от места нашей высадки 25 дней пути. Наши посланцы возвратились с благоприятным ответом и великолепными обещаниями. 3 сентября мы разгрузили свое судно, и я с товарищами был любезно принят правителем и его народом. Но еще до отхода нашего отсюда, мы узнали, что это за дурной и грубый народ, потому что они ежедневно, постоянно, надоедали нам спорами, кражами, выпрашиванием и заламыванием двойных против обыкновенного цен за лошадей, верблюдов, припасы; заставляли нас платить за воду, которую мы пили. Это заставило нас поторопиться и условиться с ними как за наем верблюдов, так и за то, что мы покупали у них припасы и др., по цене, которую они просили. За каждого верблюда, несущего 400 ф. Мы платили 3 русских кожи, 4 деревянных блюда. Государю или правителю народа мы заплатили одних вещей 9 штук, других 14; денег они не употребляют. 14 сентября, когда все было готово, мы выехали из этого места; наш караван состоял из lOOO верблюдов. После пятидневного пути мы пришли во владение другого государя. На дороге к нам подъехало верхом несколько татар, хорошо вооруженных, служителей этого государя, Тимур-султана, правителя Мангышлакской земли, куда мы намеревались пристать, если бы нам не помешала буря. Подъехавшие татары остановили наш караван именем государя, открыли наши товары и забрали то, что сочли лучшим для своего государя, не заплатив денег, но за тем, что взято было у меня (9 предметов - после долгих споров), я отправился к самому государю; я представился ему, просил его ко мне милости и охранного листа для путешествия по его стране, чтобы никто из его народа не смел грабить и отнимать у меня; он уважил эту мою просьбу и принял меня весьма вежлива приказав угостить хорошенько мясом и кумысом; хлеба они не употребляют, равно как и других напитков, кро" воды. Однако, он не отдал мне денег за отнятое у меня, что на русские деньги стоило рублей 50, впрочем пояжаловал мне грамоту и лошадь стоящую рублей 7. Так я и отправился от него, очень довольный тем, что ушел: о нем мне рассказывали как о сильном тиране, и если бы я не явился к нему, то было уже приказано (как я узнал) ограбить меня совсем. Этот султан живет в поле, у него нет ни крепости, ни города; когда я был у него, он сидел в небольшой круглой хижине, сделанной из камыша, покрытой снаружи войлоком, а внутри обитой коврами. С ним был великий митрополит этой дикой страны, столь же уважаемый здесь, как римский епископ в большей части Европы, и другие важнейшие из его сановников; султан с митрополитом расспрашивал меня много о нашемкоролевстве, законах и религии, так и о причинах моего прихода сюда и о дальнейших моих намерениях. На все это я отвечал так, как казалось мне лучше, и им понравились мои ответы. Простившись с ними, я вышел и догнал наш караван, и мы продолжали свое путешествие. Шли мы 20 дней от морского берега по пустыне, не видели ни городов, ни жилищ; припасы везли с собой, нужда заставила нас отдать на съедение одного верблюда и одну лошадь с нашей стороны, так как, то же сделала и другая сторона (персы и татары). В продолжение 20 дней мы не находили воды, та же вода, которую мы доставали из старых глубоких колодцев, была очень солона, а иногда 2-3 дня нам приходилось итти и без такой воды. 5 октября мы опять пришли к заливу Каспийского моря, (1 Здесь Дженкинсон ошибается, он приехал, вероятно, к озеру Сары-камыш ( на границе теперешних Каракалпакии и Туркменистана). где мы нашли свежую и приятную воду; здесь нас встретили таможенники короля туркменов, взявшие пошлины по 9 штук для короля и его братьев; после этого они уехали, мы же, чтобы освежиться, провели здесь день. (Там же, 41-43).

БОРЬБА КАЗАКОВ ЗА ТАШКЕНТ ПРИ ХАНЕ
ХАК-НАЗАРЕ

…Во время моего прибывания в Бухаре пришли караваны из всех названных стран, за исключением Китая: причина, почему оттуда не пришли караваны та, что еще за 3 года до моего сюда приезда началась и все продолжалась война варварских и кочевых народов, язычников и магометан, против двух больших татарских городов, прямо на дороге из Бухары в Китай; война велась на границах этих городов, которые называются Ташкент и Кашгар; народ, воевавший с Ташкентом, называется кассаки, магометанской веры, а с Кашгаром воевали кинги, язычники и идолопоклонники. Оба эти ваваские народа очень сильны, живут в полях без городов и жилищ; они почти подчинили себе Ташкент и Кашгар и занимали такое положение на дороге, что ни один караван не мог бы пройти не ограбленным. 3 года уже ни один караван не приходил сюда из Китая, и не было никакой торговли между Бухарой и Китаем. Когда путь свободен-до Китая 9 месяцев пути.


КАЗАКИ ПО ДОНЕСЕНИЯМ ПОСЛОВ
ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО

(Даниил Губин, посол к ногайцам, 1534 г)
...А казаки, государь, сказывают добре сильны, а сказывают, государь, Ташкен [Ташкент] воевали, и Ташкенские царевичи, сказывают, с ними дважды бились, а казаки их побивали... (Л е вш и н, П, 47).
(Семен Мальцев, посол к ногайцам, 1569 г.).
...Послал меня царь и государь в Нагаи к Урусу Мурзе, и аз государские дела сделал и Казатцкие орды Акназара Царя и Шигая Царевича и Челыма Царевича, а с ними 20 царевичев, приход их был на Нагаи, и бой писал...
(Карамзин, 50).

ИЗ ГРАМОТЫ ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО КУПЦАМ
СТРОГАНОВЫМ [1574 г.]

Аз Царь и В. [еликий] К. [нязь] Якова да Григория [Строгановых] пожаловал на Тахчеях и на Тоболе реке крепости им поделати...
...А льготы на Тахчеи и на Тоболь реку с реками и с озеры и до вершин на пашни дали есми от Троицыны дни л. 7082 до Троицына дни л. 7102 на 20 лет...
...Почнут к ним в те новые места проходити торговые люди Бухарцы и Казацкие Орды, и из иных земель, с лошадьми и со всякими товары, а к Москве которые не ходят, и им у них торговати беспошлинно...
(Карамзин, 151-2).

ВЫДЕРЖКИ ИЗ
"КРАТКОЙ СИБИРСКОЙ ЛЕТОПИСИ
[КУНГУРСКОЙ ]"

Статья 22.
Царь Кучюм прииде от Казачьи орды со многими вои, (1 Воинами). и побив царя и князя Етигера и Бекбулата, и прославишася Сибирской царь и дани со многих низовых язык (2 Народов).взяша и городки свои распространиша по многим местам названии своими владеша.
Статья 42.
Собрание же вой Чюваши, Казачьи орды, Вогуличи, Остяки и вси Татарове отпустив Кучюм из города своего с сыном своим Маметкулом по Тоболу на встречу Ермаку; сам же учинив засеку под Чюваши на Иртыше реке и грады окопми укрепив и на усть Тоболу крепкую стражу поставив.
Статья 93.
92 году [1583] сентября в 10 день, прииде от Карачи (3 Карача-название у ногайцев, крымских татар и др. самых знатных беков. Здесь речь идет об одном ногайском феодале). оманщик посол и на посольстве шертовал (4 Клялся, присягал). по своей вере, прося у Ермака на оборону людей от Казачьи орды. И по совету, поверя безбожию их, отпустил атамана Ивана Кольцова с 40 человеки. Егда же приидоша до Карачи и внезапу избиени быша. Доиде слых до Ермака, яко из-биени, восплакася велми. Видев же нечестивии, яко Кольцов убиен, начаша во многих местех в волостех и улусех побивати Руских.
Статья 123.
Князь Сейдяк владелец бе, и Салтан царевич Казачьи орды, и думной Кучюмов пущаше за птицами ястребов. И воевода послаше послов к Сейдяку, чтобы жити им в мире и приехал бы к нему во град, любезно да советуют и живут побратски и заедино.
Статья 124.
Егдаж доидоша послы к Сейдяку, он же советова с Салтаном и Карачею; и по совету, взя с собой 100 человек, и приидоша к воеводам во град, и седоша за столом и бояшеся, глаголя Оману в слове. Сейдяк же задумался, ни пьет, ни ест. И воевода глаголя к Сейдяку: что на нас мыслиши зло? И взяв чашу поднесе ему и рече всем трем: аще не мыслите на нас зла, выпейте чашу сию во здравие. Егда же Сейдяк приим нача пити и поперхну в гортани его. По сем и Салтану, таж и Караче; обличе бо их зломыслие бог.
Статья 125.
Воевода же и вой видят, что мыслят зло, и с тихостью махнув рукою казакам, и нача бить поганых. Видев же Сейдяк убийство своих, кинулся в окно, за ним Салтан и Карача, и пойманы быша и связаны быша; а стоящей вне града слыша, яко побежден Сейдяк и вси с ними, от великого страха побегоша и во град свой Сибирь не внидош но мимо. Протчии ж слыша во граде и набежа, и устремишася на Вагай до Кучюма.
Статья 126.
Лета 7097 [1528] сентября в 10 день, посла воевода Данило Чюлков Сейдяка, Салтана и Карачю ко государю к Москве. Егдаже привезоша казаки их к Москве, и повеле их государь крестити и указал им корм и вотчины на прожив. Есть же род тот и до днесь.

КАЗАКСТАН ПО "КНИГЕ БОЛЬШОГО ЧЕРТЕЖА"

А на устье тое реки [Илек] остров Кош-Яик. А промеж тех протоков и реки Яика, на острову Казачий город (стр. 70).
А от тоя горы 170 верст гора Улутова, по нашему Великая гора, а в ней олово (стр. 208).
А от усть реки Кендерлика 150 верст, с левые страны реки Сыра, град Сунак, против Карачатовой горы.
На реке же на Сыре, от Сунака града 90 верст, град Ясырван.
А от Ясырвана града 100 верст, град Тюркустан, от Сыра реки от берега 20 верст.
А от Тюркустана 140 верст, на реке на Сыре, град Аркан.
А от Аркана 60 верст, на полуденной стране, град Янгурган, от Сыры реки 10 верст.
А от Янгургана 70 верст Акнурган град.
А от Акнургана 110 верст, град Саирям, от реки 20 верс.
А от Саиряма 160 верст, с ночные стороны реки Сыры, град Такшур, от реки Сыры 30 верст (стр. 74).
А от верху реки Бузувлука на полях, и до Синего моря кочевье все Больших Ногаев.
А от верху Бузувлука, то все Больших Ногаев кочевья до Синего моря 1350 верст (стр. 151).
А промеж озера Акбашлы, и реки Саук, и езера Акколь и по обе страны реки Заленчика, и реки Кендер-лика, речки Сарсы и песков Кара-кум, на тех местах 600 верст, кочевья Казацкие орды (стр. 74).
А промеж реки Кендерлика и реки Сурсы, Казацкая кочевая орда, до Калмыки (стр. 208).

Прошлое Казахстана в источниках и материалах
СБОРНИК I
(V в. до н. э.-XVIII в. н. э.)

ПОД РЕДАКЦИЕЙ проф. С. Д. АСФЕНДИЯРОВА Санжар Асфендияров и проф. П. А. КУНТЕ
АЛМАТЫ "КАЗАХСТАН" 1997