Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом

Реформы 1867-1868 годов

Завершение присоединения Казахстана совпало с реформами в самой России. Отмена крепостного права, реформы, направление на развитие капиталистических общественных отношений не могли не затронуть Казахстана. Он испытывал на себе активный процесс колонизации. Чтобы придать ему целенаправленный и систематический характер царское правительство решило создать в Казахстане административное управление, приближенное к российской системе и максимально отвечающее интересам метрополии. Для подготовки реформ в 1865 году была создана специальная Степная комиссия, в которую вошли представители министерства внутренних дел, военного министерства, местные представители, эта комиссия должна была выработать проект реформ. В 1865-1866 годах комиссией был составлен проект по управлению Казахской степью, оформленный в виде двух документов. 11 июля 1867 года Александр II подписал "Временное положение об управлении в Семиреченской и Сырдарьинской областях", а 21 октября 1868 года "Временное положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторства".

Согласно реформе вся территория Казахстана делилась на три генерал-губернаторства: Туркестанское, Оренбургское, Западно-Сибирское. Вся полнота военной и гражданской власти сосредоточивалась в руках генерал-губернатора, а Туркестанский генерал-губернатор вдобавок имел право вести дипломатические переговоры с Китаем и Ираном. Система управления носила военный характер. Генерал-губернаторства состояли из областей. В Оренбургское генерал-губернаторство входили: Уральская и Тургайская; в Западно-Сибирское: Акмолинская и Семипалатинская; в Туркестанское: Семиреченская и Сырдарьинская. Территория бывшего Букеевского ханства в 1872 году была включена в состав Астраханской губернии; Мангыстау - под управление Кавказского военного округа, а позже вошел в Закаспийскую область. Областные правления подчинялись военным губернаторам, которые являлись командующими военными округами и одновременно являлись наказными атаманами казачьих войск, расположенных на территории области. Областные правления состояли из трех отделов: распорядительного, хозяйственного и судебного. Председателем правления был вице-губернатор, он имел советников, отделы правления возглавляли старшие советники. Пограничные области: Семиреченская и Сырдарьинская занимались пограничными делами. Области делились на уезды, их было 34. Уезды возглавляли уездные начальники - офицеры, которые назначались генерал-губернатором по представлению военных губернаторов областей. Уездный начальник имел помощников - старшего и младшего. Во всей этой иерархии представители местной родовой верхушки и султанской знати могли занять лишь должность младшего помощника уездного начальника.

Уездному начальнику подчинялись полиция, военные части. Уезды делились на волости по территориальному принципу. Волости делились на административные аулы, состоявшие из хозяйственных аулов. В административные аулы входило от 100 до 200 кибиток; в волости от 1000 до 2000, иногда до 3000 кибиток. Волостные управители и аульные старшины избирались каждые три года тайным голосованием и утверждались вышестоящим начальством. Султаны обеспечивались пожизненной пенсией и освобождались от всяких налогов.

По реформе судебное устройство в Казахстане имело несколько уровней. Сохранились суды биев и казиев на основе адата и шариата. Они функционировали на уровне аула. Уездный, военный суды действовали на основе общеимперских законов и занимались такими делами, как государственная измена, сопротивление властям, порча государственного имущества, убийство должностных лиц и т.п.

Реформы устанавливали ежегодный денежный покибиточный сбор на скотоводов, в Туркестанском генерал-губернаторстве 2 рубля 75 копеек; в Оренбургском и Западно-Сибирском - 3 рубля. Для оседлого земледельческого населения сохранялся традиционный налог -одна десятая часть урожая натурой или деньгами. Устанавливались различные повинности по содержанию местной администрации, почтовых дорог, мостов, школ, больниц, обеспечение подводами военных частей и т.п. Перепись кибиток проводилась каждые три года. Ограничивались права мусульманского духовенства, например, выборного муллу, утверждал губернатор. Согласно реформе, в уездных городах предполагалось открыть одну общую школу и медпункт.

Положения 1867-1868 годов были "Временными", поскольку царское правительство рассчитывало ввести их в течение двух лет. Однако они встретили решительное сопротивление со стороны местного населения, понимавшего, что эта реформа окончательно превращает Казахстан в колонию Российской империи, и этот процесс растянулся на 20 лет.

Самым тяжелым последствием реформы было объявление земли Казахстана государственной собственностью Российской империи. Территориальный принцип административного устройства нарушал традиционное землепользование, тяжелым бременем легли налоги и повинности, ущемлялась в своих правах и местная знать. Казахи отказались принимать новые порядки.

Административные реформы 1867-1868 гг.

Подготовка реформы. Последняя треть XIX в. - важный и во многом переломный период в истории Казахстана. Это время полной потери независимости и окончательной колонизации Казахстана Россией. В середине 60-х годов XIX в. вся современная территория Казахстана полностью вошла в состав Российской империи. Этот процесс совпал с буржуазными реформами в России 70-80гг. XIX в., которые способствовали развитию капитализма в целом.
В 1865 г. царское правительство создало комиссию для изучения хозяйственных особенностей различных регионов Казахстана, существующей системы управления, обычного права и выработки проекта реформы. В состав комиссии вошли не только чиновники различных учреждений, но и ученые. Как известно, в работе комиссии активное участие приняли Ш. Уалиханов и известный исследователь Казахстана А. Левшин.
В результате работы комиссии был составлен проект реформы управления степными областями. Для окончательного уточнения проекта реформы административного управления Средней Азии и Казахстана в марте 1867 г. был создан комитет во главе с военным министром Д. Милютиным. 11 июля 1867 г. было издано "Временное положение об управлении в Семиреченской и Сырдарьинской областях", 21 октября 1868 г. утверждено "Временное положение об управлении в степных областях Оренбургского и Западно-Сибирского генерал-губернаторства".
Главной и основной задачей реформы было объединение подвластных России народностей под одно управление, устранение от власти местной аристократии, ослабление родовых начал, "чтобы добиться постепенного слияния киргизских (казахских) степей с прочими частями России". Реформы были вызваны стремлением царизма обеспечить русскому капиталу наиболее выгодные условия для эксплуатации коренного населения казахских степей и природных богатств края.
Реформа управления. На основании реформы вся территория Казахстана была разделена на три генерал-губернаторства, которые состояли из шести областей. В Оренбургское вошли Уральская и Тургайская области. Оренбург, являвшийся административным центром всего генерал-губернаторства, одновременно был и центром Тургайской области. Центр Уральской области - город Уральск. Западно-Сибирскому генерал-губернаторству с центром в Омске подчинялись Акмолинская и Семипалатинская области. Административный аппарат Акмолинской области находился в Омске, а областным центром Семипалатинской явился Семипалатинск. В состав Туркестанского генерал-губернаторства вошли Семиреченская область с центром в г. Верном и Сырдарьинская, областной центр которой находился в Ташкенте. Однако названные области не охватывали всей территории современного Казахстана. Земли Букеевского ханства вошли в состав Астраханской губернии, а Мангышлакское приставство в 1870 г. отошло в ведение Кавказского военного округа, несколько позже - в состав Закаспийской области.
Генерал-губернатор, стоявший во главе генерал-губернаторства сосредотачивал в своих руках всю полноту военной, гражданской власти и являлся в то же время командующим войсками военного округа. Во главе областной администрации стоял губернатор, который также был наделен военной и гражданской властью. Командование войсками в областях возлагалось на военных губернаторов. Он же считался наказным атаманом казачьих войск, расположенных на территории области. При военном губернаторе учреждалось областное управление, в состав которых входили три отдела: распорядительный, хозяйственный и судебный. Председатель правления считался вице-губернатором. Во главе отдела находился старший советник. Области делились на уезды, начальники которых назначались генерал-губернаторами по представлению военных губернаторов областей из числа офицеров. При них назначались два помощника, обычно из среды казахской родовой аристократии. Уездным начальникам подчинялись войска, расквартированные на территории уезда. Кроме того учреждалась должность уездного судьи, назначенного правительством. Если при окружных приказах власть была коллегиальной, то по новой административной системе она ликвидировалось. Отмечалось, что "если коллегия вредит полицейским учреждениям в коренных русских провинциях, то тем вреднее будет она в стране с кочевым населением, на преданность которого нельзя вполне надеяться, и где потому действия полицейской власти должны осуществляться особенно энергией и быстротою". Функции полицейского аппарата также находились в руках уездного начальника. Таким образом, политика царизма в казахской степи была направлена на сосредоточение всей полноты власти в низовых звеньях колониального управления и установление военно-оккупационного режима на местах.
Уезды состояли из волостей, во главе которых ставились выборные волостные управители. Волости создавались не по родовому принципу, а по территориальному. В каждую волость входили 10-12 административных аулов. Вместо старых родовых названий аулов была введена их цифровая нумерация. Во главе аула, примерно 120-200 семей, ставились выборные старшины. При создании волостей не учитывалось родовое деление, то есть на территории волости размещались аулы разных родовых делений. Этим царское правительство хотело ослабить родовое начало и роль родовой знати в степи. Переход аула из одной волости в другую разрешался только уездным начальником. Переход хозяйства из одного аула в другой также мог производиться с разрешения родового старшины или волостного управителя. Волостные управители и аульные старшины выбирались, а затем утверждались уездной администрацией. Выборы были двухстепенными, т.е. от каждых 50 хозяйств выбирался один выборщик, съезд которых избирал волостного управителя. Аульный старшина выбирался на сходе выборщиков от каждых 10 хозяйств. Областная и уездная администрация имели право отменять результаты выборов.
В каждом волостном управлении предусматривалась должность письмоводителя, и переписка велась на русском языке.
Таким образом, введение новой системы управления позволило родовой знати захватить все низшее звено административного аппарата. На должности волостного управителя и родового старшины не всегда избирались авторитетные, болеющие за интересы народа, люди. Выборы обычно сопровождались подкупами, подлогами, борьбой различных групп за власть.
Волостной управитель сосредотачивал в своих руках распорядительную и полицейскую власть. А в свою очередь аульные старшины имели такие же права в пределах аула. В оседлых районах юга Казахстана каждый населенный пункт выбирал аксакала на сходе выборщиков сроком на три года. Он также утверждался губернатором. Большие селения и города с коренным населением разделялись на кварталы, во главе которых находился аксакал. Квартальные аксакалы приравнивались к правам волостных управителей. В городах и селениях на сходках выборщиков были учреждены также "общественные хозяйственные управления", цель которых - раскладка податей, всяких сборов и заведование общественным хозяйством городов и селений. Управление состояло из трех-пяти человек, с председателем во главе. Избранный председатель утверждался губернатором. Аксакал обычно не вмешивался во внутренние дела управления, деятельность которого контролировалась уездным начальником. Аксакалы и управления являлись таким образом аппаратом угнетения коренного населения. Итак, наряду с организацией сильного военного аппарата царское правительство широко использовало местное байство, чтобы, опираясь на него, сформировать угодное царизму управление.
Реформа административного управления наносила новый удар по правам и привилегиям султанов, так как все казахское население, в том числе и султаны, были отнесены к "сельским обывателям". Правительство лишало таким образом султанов их былых сословных привилегий. Султаны имели право быть избранными, но исключительного права на занятие выборных должностей им не было предоставлено. Однако казахская аристократия в силу своего экономического положения и традиций продолжала оказывать большое влияние на политическую жизнь Казахстана.
Росло байство, связанное с рынком и занимавшееся ростовщичеством. Оно постепенно оттесняло от власти старую казахскую аристократию (султанов) и родовую знать (биев, батыров). Нанося удар по правам и привилегиям султанов, русское правительство в то же время предоставило большие права и власть волостным управителям и старшинам, избиравшимся обычно из баев. Введение новой системы укрепляло власть царизма и колониальный режим в Казахстане.

Судебное устройство, налоговая и земельная политика
по реформам 1867-1868 и 1891 гг.

Судебное устройство. "Временные положения" 1867 и 1868гг. внесли изменения в судебное устройство в степи. В Казахстане было введено в действие право и суд Российской империи, хотя частично и оставались действующими обычное право и суд биев, которые были ограничены и приспособлены к новой системе управления. Учреждены новые органы судебной власти, военно-судебные комиссии, уездные судьи. В аулах сохранился институт суда биев. Суд кази имел распространение у оседлого населения Сырдарьинской области. При решении вопросов суд биев руководствовался нормами обычного права, а суд кази - только правилами шариата. Новая реформа предоставляла право суда общим присутствиям областных правлений. Высшей судебной инстанцией считался Правительственный Сенат.
Крупные уголовные дела рассматривали военные суды (военно-судебные комиссии), которые судили по военным законам за такие преступления, как измена, сопротивление властям, убийство должностных лиц, нападение на казенный транспорт, почту, повреждение телеграфа и по общим уголовным законам империи - за убийство, разбой, грабеж, нападение на купеческие караваны, за поджог и т.д. В областном правлении разбирались уголовные и гражданские дела, не подсудные военному суду: преступления по должности и иски на сумму свыше 2 тысяч рублей, жалобы на приговоры и решения уездных судей.
Уездные судьи разбирали дела по преступлениям, за которые не предусматривалось "лишение прав состояния" и длительные тюремные заключения, а также гражданские иски на сумму не выше 2 тысяч рублей.
По реформам 1867-1868 гг. по каждой волости выбирались и утверждались военным губернатором от 4 до 8 биев. Из ведения суда биев и кази изымались все крупные уголовные дела, им были оставлены лишь дела по временным искам не выше 300 рублей у кочевников и не выше 100 рублей в оседлых районах.
Жалование биям не полагалось, но за ними сохранялось прежнее право получать с виновного бийлик.
Бии разбирали дела единолично, на основе действовавших в степи норм обычного права. Решение бийского суда приводил в исполнение волостной управитель. Существовали волостной и чрезвычайный съезд биев. В функции первого входили разбор исков на сумму до 500 рублей (25 лошадей, 250 баранов), апелляция по решениям биев. Кроме того, недовольные приговором биев по делам брачным и семейным могли обратиться с жалобой к уездному начальнику, который решал дело по своему усмотрению.
На чрезвычайных съездах рассматривались дела между волостями. Решения съездов считались окончательными.
По "Временным положениям" казахам-кочевникам разрешалось обращаться непосредственно в русский суд, минуя суд биев, а в оседлых районах недовольным решениями кази - для пересмотра дела шли к уездному судье. Отменялись права судов биев и казиев присуждать к телесным наказаниям, смертной казни. Были уничтожены зинданы, вместо них во всех уездах, городах строились тюрьмы.
Новым в судопроизводстве биев было то, что приговоры волостных и чрезвычайных съездов биев записывались в специальную книгу, в случае требования копии приговоров выдавались сторонам.
Таким образом, новая судебная система содержала тщательно продуманную программу укрепления органов колониальной власти. Сочетание имперской системы суда с так называемой "народной" системой суда биев укрепляла социальную опору царизма казахской степи в лице байства. Оно также способствовало более широкому применению всех форм эксплуатации народных масс. С другой стороны, эти нововведения лишали основную часть казахской родовой знати их былых прав и привилегий.
Земельная реформа. Основным в реформах 1867-1.868 гг. был земельный вопрос. По этим документам (пункт 199. Положения) вся земля в Казахстане объявлялась собственностью государства и только передавалась в пользование казахским аульным общинам. Личной собственностью признавались лишь те земельные участки, которые были пожалованы царем ханским потомкам. В конце XIX-начале XX вв. со времени массового переселения крестьян Центральных губерний в Казахстан пункт 199 Положения явился юридическим основанием колониального захвата казахских земель. Собственные земли казахских трудящихся передавались им же за определенную плату. Плодородные земли на берегах степных рек и озер закреплялись за казачьими войсками. За кочевание на этих землях казахи должны были платить арендную плату. Крестьяне-переселенцы получали ряд льгот. В уездных центрах они имели право получать бесплатно землю под пашню и усадьбу, лес для застройки, заниматься земледелием, торговлей и ремеслом. Такие. же льготы представлялись казахам, принявшим христианство.
Итак, земельное законодательство в Казахстане проводилось в интересах реакционной аграрной политики царизма.
Налоговая политика. Большие изменения были внесены и в налоговую систему в Казахстане.
Во-первых, кибиточный сбор с 1 руб. 50 коп. увеличен до 3 рублей с хозяйства. Размер имущества последних не учитывался, от налога освобождались потомки ханов Уали, Бокея и султана Айшуака.
Во-вторых, вместо билетного сбора был введен общий для империи паспортный сбор по 1 руб. 50 коп., которые оплачивали казахи, уходившие из аула на заработки.
В-третьих, устанавливался ряд земских повинностей. Содержание волостного управителя, дело производителя, родовых старшин, рассыльных при них обходилось народу свыше 300 рублей в год.
В-четвертых, в южных областях Казахстана оседлое население платило следующие налоги: харадж (одна десятая часть урожая), зекет (налог с товара, одна сороковая часть их стоимости), танапная подать (вносится деньгами с земли, с которых налоги не могли собираться в натуре).
В-пятых, для общественных нужд по приговору общества собиралась "кара шыгын", "черная подать" для ремонта дорог, мостов, строительства мечетей и школ, содержание больниц, оспопрививание, расходы в связи с борьбой с сельхозвредителями и т.д.
Налоги собирались родовыми старшинами и волостными управителями, которые большей частью злоупотребляли своей властью. Иногда они взыскивали их несколько раз в год. Некоторые, стремясь освободить свой род, взваливали все тяжести налогов на представителей "чужого" рода. Размер налогов не зависел от имущественного положения. Сборщики налогов обогащались особенно за счет сбора "черной подати".
Просвещение, медицина, религия. По реформам 1867-1868гг. намечалось проведение некоторых мероприятий, связанных с развитием народного образования, с медицинским обслуживанием населения. По этим документам в уездных городах должны были быть открыты начальные школы и медицинские пункты, учреждались уездные врачи и акушерки, вводилось оспопрививание. Важным нововведением явилось открытие в административных центрах уезда почтовых отделений. Казахское население приравнивалось в правах к "сельским обывателям", то есть к крестьянам. На чиновников из казахов распространялись правила о наградах и присвоении почетного гражданства и т.д.
Царское правительство ограничивало влияние исламской религии. Религиозные дела казахов изымались из введения Оренбургского муфтия. Муллы подчинялись общему гражданскому управлению, а через него - министерству внутренних дел. Муллы избирались населением по одному на каждую волость из числа российских подданных. Они утверждались в звании и увольнялись областным управлением. Запрещалось самовольное строительство мечетей, меетебов и медресе. Царизм этим стал уже контролировать духовное состояние населения. Этому пример и некоторые пункты реформ, направленных на распространение христианства среди казахов.
Реформа, таким образом, ущемляла интересы мусульманской общины и введение ее встретило ожесточенное противодействие со стороны духовенства.
Реформа 1891 года. В конце XIX в. в Казахстане проводилась новая реформа, которая внесла некоторые изменения в административное устройство, налоговую систему и судебное устройство. В 1891 г. было принято "Положение об управлении степных областей", существовавшие вплоть до 1917 г. Территория Казахстана была разделена на области, уезды, волости и аулы. Все области, за исключением Сырдарьинской, вошли в состав Степного генерал-губернаторства.
Права и обязанности генерал-губернатора и военных губернаторов областей оставались неизмененными. В "Положении" права уездных начальников были расширены. Во многих больших городах учреждены полицейские управления. В Казахстане были созданы переселенческие управления.
В результате проведения в жизнь реформ в Казахстан проникли элементы капитализма. Российский капитализм развивается вширь за счет колонизации казахских земель. Установленная система административного управления облегчила колониальный гнет коренного населения края. Она содействовала сращиванию царского чиновничье-бюрократического аппарата с местной родовой знатью. Реформы в целом проводились в интересах русского капитализма и юридически закрепили колониальное положение казахской степи.

http://kazakhstan.awd.kz