Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Колониальные мероприятия России в Среднем и Младшем жузах в 1822-1824 гг.

Колониальные мероприятия России в Среднем и Младшем жузах в 1822-1824 гг.
В начале XIX в. стало четко вырисовываться огромное стратегическое значение Казахстана, расположенного между Россией, среднеазиатскими ханствами и Китаем. Для дальнейшего продвижения в Азию России требовалось укрепиться, прежде всего, в казахских степях. Активизация колониальной политики объяснялась также экономическими интересами растущей русской буржуазии. Казахстан привлекал русских купцов как источник животноводческого сырья и рынок сбыта промышленных товаров, неконкурентоспособных на западном рынке.
Пользуясь арестом Арынгазы и смертью Уали хана, колониальная администрация решила перейти в наступление на степь. Опираясь на часть султанов, преданных русским властям, царизм создал в Северном и Западном Казахстане новую систему управления, основанную на "Уставе о сибирских киргизах" и "Уставе об оренбургских киргизах".
Устав о сибирских киргизах 1822 г. Этот документ был разработан в 1822 г. под руководством М. Сперанского. После разделения Сибири на две части (1822 г.) территория Казахской степи была причислена к Западной Сибири, главное управление которой до 1839 г. находилось в Тобольске, с 1839 г. - в Омске.
По Уставу, Область сибирских киргизов разделялась на внешние и внутренние округа. Во внешние округа вошли казахи, кочевавшие за р. Иртыш. С 1822 г. по 1838 г. было образовано 7 округов -Каркаралинский, Кокчетавский, Аягузский, Акмолинский, Бая-наульский, Кушмурунский, Кокпектинский. Во главе округов стояли окружные приказы "дуан", где сосредоточивались администрация, полиция, суд. Приказы возглавляли ага-султаны, при них работали четыре заседателя, два русских чиновника, назначаемых губернатором и два казаха, выбираемых на два года почетными биями, старшинами. Старший султан избирался по положениям Устава на собрании султанов на три года. Ему присваивалось на время службы звание майора. Успешно выдержавшие три выбора могли претендовать на диплом дворянина.
В округ входило от 15 до 20 волостей. Во главе волостей стояли волостные султаны, правда, за неимением их во многих родах на эту должность выбирали представителей "черной кости". По своему положению они приравнивались к чиновникам 12 класса, их власть была исполнительного характера, выполнение приказов и постановлений дуана и исполнение судебных приговоров.
Каждая волость составлялась из 10-12 аулов. Аульные старшины избирались каждые три года, утверждались окружным приказом. Каждый из таких административных аулов объединял от 50 до 70 юрт-шаныраков. При организации округов и волостей учитывалось родовое деление, с этим сочетались и территориальные признаки. Каждый округ получал определенную территорию.
По Уставу, судебные дела делились на уголовные и гражданские. Наиболее серьезные дела изымались из ведения бийского суда. Но даже при рассмотрении менее важных вопросов решения суда биев могли быть обжалованы в окружные приказы. Устав ввел налоговую систему - каждое хозяйство должно платить правительству ясак в размере одной головы со 100 голов скота. В это число не входят верблюды - основное вьючное животное, необходимое для развития торговли. Первые пять лет казахи, принявшие Устав, освобождались от налогов. Документом предусматривались и другие виды повинностей - охрана караванов, гужевая повинность, почта, наблюдения за путями сообщения.
"Устав о сибирских киргизах" должен был содействовать гражданской и военной колонизации Северо-Центрального Казахстана, закреплению казахских аулов на определенной территории, организации нового политико-административного управления, что способствовало завершению присоединения Казахстана к России.
"Устав об оренбургских киргизах 1824 г.". Разработанный в 1822 г. Оренбургским генерал-губернатором П. Эссеном проект аналогичного устава для Младшего жуза был принят Азиатским комитетом в 1824 г. В этой связи сразу же было принято решение об отмене ханской власти. Последний хан Младшего жуза Сергазы был вызван в Оренбург и оставлен там на постоянное жительство с жалованием в 150 рублей серебром в месяц. Ему присвоено звание "первоприсутствующего в Оренбургской пограничной комиссии".
Младший жуз был разделен на три части: западную - из родов байулы; среднюю - жетыру и отчасти алимулы: восточную - из алимулы, а также кипчаков и аргынов. Султаны-правители, поставленые во главе частей, по сути являлись чиновниками Оренбургской пограничной комиссии, куда вошли председатель, по четыре советника и заседателя из состоятельных казахов. По своим обязанностям комиссия выполняла функции губернского правления.
При каждом султане-правителе находился казачий отряд под командованием офицера. Ставки их находились в казачьих станицах и укреплениях. Как султаны-правители, так и их помощники ставились из среды сословия султанов.
Все должностные лица в Младшем жузе, начиная от аульного старшины и кончая султаном-правителем, назначались Оренбургским генерал-губернатором по рекомендации пограничной комиссии. Здесь не было выборной системы.
Проведение в жизнь положений этих документов означало колониальное закабаление Казахстана, что, естественно, вызвало взрыв негодования в степи. Начались локальные выступления, которые впоследствии слились в освободительную войну против России.

 

Административно-территориальное устройство Cреднего жуза по "Уставу" 1822 года. Колониальная и местная власти

К двадцатым годам XIX столетия институт ханства потерял характер высшего органа власти, способного управлять внутренними делами жузов. Царизм без особого труда ликвидировал ханство и стал проводить по своей инициативе реорганизацию управления с целью превращения этого края в колонию империи. Однако к организации новой системы управления у колониальной администрации Оренбургского и Западно-Сибирского регионов не было единого подхода, что сказалось на содержании актов по управлению жузами

В Среднем жузе после смерти ханов Букея (1817 г.) и Вали (1819 г) избирать новых ханов сочли нежелательным. По "Уставу о сибирских киргизах" (1822 г., разработанному М. М Сперанским-губернатором Западной Сибири), было введено административное управление, введен административно-территориальный принцип подразделения казахского кочевого населения. Предусматривалось создание округов в пределах конкретных территориальных границ. Округа подразделялись на волости, аулы. Подразделение на аулы (50-70 кибиток), волости (10-12 аулов) и округа (15-20 волостей) преимущественно учитывало родовую принадлежность кочевников, а также общность зимовок и кочевок. Волость занимала конкретные места зимовок и осенних кочевий, а летние кочевья считались межволостными в пределах окружной территории Переход из одного округа в другой отдельных кочевых коллективов мог производиться лишь с согласия колониальных властей.

По правовому положению казахи рассматривались как российские подданные (§ 268), на них распространялись положения Устава "О кочевых инородцах" (22. VII. 1822 г.), казахи приравнивались к русским крестьянам, но отличались "от оного в образе управления". Казахам разрешалось переходить в другие сословия, селиться внутри империи, "вступать в службу", отменялось действие указа от 1808 г. "О приобретении киргизов в частное владение", т. е. о покупке и приобретении казахов и других инородцев в рабство Законодатель в целом обходил важнейшие вопросы собственности на землю, лишь в отмечалось: земли, не отведенные казахам, "считать свободными" Кочевьями владели не индивидуальные собственники, а кочевые коллективы аулов, волостей. Казахам предоставлялось право "иметь недвижимую собственность". Устав предусматривал отведение земель для кочевников, изъявивших желание заниматься земледелием, эти земли и постройки на них "переходят в наследство как недвижимая собственность".

Правовое положение султанов также подверглись изменениям: они имели право на управление только в случае их официального избрания на управленческие должности, не имели право приобретать кулов и тюленгутов, законодатель признавал султанов "высшим и почетным сословием" казахского общества и освобождал их от телесного наказания.

Правовой статус казахов как "российских подданных" претерпел изменение в области подсудности по некоторым правонарушениям, а также во введении в казахском обществе новых институтов правонарушения - государственной измены, явного неповиновения властям, барымты и др., т.е. казахи уже подпадали под действие имперского законодательства. Казахи освобождались от военной повинности ("свободные от рекрутства"), им предоставлялась "полная свобода в сношениях с высшим российским правительством", право заниматься земледелием, скотоводством, промыслами на землях, "каждому роду назначениях", кочующим "инородцам" была гарантирована свобода вероисповедования и право перехода в сословие государственных крестьян и городских жителей "с свободою от рекрутства".

В 1822 г. был принят "Устав о сибирских киргизах"( Полный текст "Устава" помещен "Полное собрание законов Российской империи" т.XXXVIII стр.417-433), составленный крупным русским юристом и государственным деятелем М. Сперанским.

"Устав" 1822 г. с небольшими изменениями действовал до середины 60-х годов. Его значение в проведении колониальной политики и влияние на казахское общество оказались огромными.

Раскрытие содержания "Устава" 1822 г. немыслимо без характеристики тех исторических условий, при которых он был принят, политических воззрений автора, которыми он руководствова

 

ВВЕДЕНИЕ

§ 1. Сибирские киргизы принадлежат к сословию кочевых инородцев и имеют с ними равные права. Посему прилагаются к ним с точностию следующие статьи общего Устава о инородцах:
1. О правах кочевых инородцев (часть первая, глава V), выключая участия в общих по области повинностях
и содержания Степного управления.
2. О инородцах почетных (часть первая, глава VII).
3. О законах и обычаях (часть первая, глава VIII).
4. Общие основания Наказа по управлению инородцами (часть третия, глава I).
§ 2. Страна сибирских киргизов составляет внешние округи Омской области. Посему главные основания к устройству их управления изображены во второй части Общего учреждения об управлении Сибири. [400]
§ 3. Сей особенный Устав о киргизах содержит: во-первых, подробное изложение обязанностей их управления; во-вторых, особенны

ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

Ответственность

Управление

§ 255. Ответственность Управления определяется приложением правил в общем Наказе для управления Сибири изложенных.

§ 256. За беспорядки и своевольство от киргизов ответствуют султаны.

§ 257. Султан, обличенный в попущении грабежа или баранты, а еще более в том участвующий, немедленно предается суду.

§ 258. Султан за неповиновение окружному Приказу и за непозволенные сношения с иноземцами также предается суду.

§ 259. С каждого из членов Приказа взыщется по законам за притеснения и другие злоупотребления, в которых обличен будет.

§ 260. Окружный Приказ ответствует за все сделанные им распоряжения.

§ 261. Приказ ответствует за действия вверенной ему стражи.

§ 262. Приказ, султаны и старшины ответствуют за вверяемое им казенное или общественное имущество.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Особенный наказ областному начальству

§ 263. Областной начальник обязан употреблять все способы к сохранению внутреннего порядка и внешней безопасности, почему он имеет право преследовать производящих грабежи и мятеж, а равно и отражать набеги иноземцев вооруженною рукою.

§ 264. Областной начальник обязан особенно стараться, чтобы с независимыми от России землями заключены были положительные условия для сохранения обоюдного спокойствия и по делам торговым. Само собою разумеется, что окончательное утверждение таковых условий предоставляет он высшему правительству.

§ 265. Областной начальник заботится о просвещении и домообзаводстве киргизов.

§ 266. Приводит в известность земли, занимаемые киргизами, и разграничивает оные между ими посредством офицеров квартирмейстерской части. [422]

§ 267. Обязывает учредить, где нужно, укрепленные места на общих правилах.

§ 268. Один раз в году областной начальник отправляется сам или отряжает особых чиновников для обозрения и ревизии порядка в степи.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Особенные права и обычаи киргизов

§ 269. Каждый киргиз, будучи российским подданным, имеет полную свободу по позволению общества и местного своего начальства отлучаться для собственных своих нужд, промыслов и работы, куда пожелает, на общих правилах и на праве, всем сибирским кочевым инородцам предоставленным.

§ 270. Равномерно и каждый другой российский подданный имеет право отлучаться в киргизские степи как бы в соседственную губернию с узаконенным пашпортом, но не иначе, как чрез таможню.

§ 271. Каждый киргиз может переходить в другое государственное сословие, селиться внутри империи, вступать в службу и записываться в гильдии, где пожелает, на общих правилах.

§ 272. Находясь внутри империи временно по увольнению, зависят киргизы от местного начальства; вступая же в другое сословие, подвергаются всем его обязанностям.

§ 273. Вступая в сословие, обязанное платежом податей, пользуются киргизы пятилетнею льготою и свободою от рекрутства.

§ 274. В волостях, образованных по сему Уставу, сила и действие Указа 1808 года о приобретении киргизов в чистое владение, прекращается.

§ 275. Султаны над подведомственными им киргизами не имеют права ни владетеля, ни помещика, но суть только волостные правители, от высшего начальства с согласия народа постановленные.

§ 276. Посему всякий киргиз от притеснений Султана имеет право просить у ближайшего начальства защиты.

§ 277. Невольники, ныне находящиеся у киргизов, остаются при их владетелях с правом продажи, передачи и наследственного владения, но строго запрещается вновь приобретение в неволю природных киргизов. [423]

§ 278. Число сих невольников и самая их принадлежность должны быть известны окружному Приказу, и все передачи производить с его ведома.

§ 279. Всякий киргиз может иметь недвижимую собственность.

§ 280. Султаны составляют высшее и почетнейшее между киргизами сословие и освобождаются от телесных наказаний.

§ 281. Поелику настоящим установлением доставляется киргизам полная свобода в сношениях с Высшим российским правительством, то посылка от них особых депутаций становится ненужною.

§ 282. Но дабы не были лишены они способов лично уверяться в расположении к ним верховной власти, позволяется султанам целого округа совокупно отправлять депутации в С.-Петербург, но не иначе как на счет тех самых округов и по желанию народа.

§ 283. В таковом случае местное Главное управление может позволять сии депутации и отряжает с своей стороны пристава.

§ 284. На счет казны депутации приемлются тогда только, когда само высшее правительство потребует оных.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Порядок приведения сего Устава в действие

Отделение первое.

Общие правила

§ 285. Настоящий Устав приводится в действие постепенно, начиная с тех волостей, которые особенно испрашивали себе покровительства и присягнули уже в верности подданства, засим приглашаются прочие волости, близ линии кочующие.

§ 286. При самом введении настоящего порядка чрез особо посланных в степь чиновников и письменно областного начальства с особенными обрядами, случают сему приличными, объявить всенародно, что вся степь киргиз-кайсаков Средней орды приемлется в особенное покровительство и на попечение российского правительства.

§ 287. Тогда же объявить, что различия в правах между верноподданными и залинейными накакого не будет, и что как те, так и другие, могут переходить внутрь линии и опять возвращаться. [424]

§ 288. Объявить, что отныне впредь баранта почитаема будет грабежом и за оную, как равно и за убийство, виновные не ослабно будут преследуемы и строго наказаны.

§ 289. При сем случае внушить: во-первых, что дальнейшее послабление междоусобных беспорядков сего рода вовлечет киргизов в крайнюю бедность в самом скором времени; во-вторых, что от недостатка у них внутреннего устройства целые семейства погибают в болезнях, от которых могут быть пользованы и даже предохранены; в-третьих, что от сего же самого неустройства отвергнутые обществом преступники наши проложили к ним путь и под видом торговцев стесняют их и разоряют.

§ 290. Все статьи из настоящего Устава, относящиеся к правам, выгодам и обязанностям киргизов, как равно и самые объявления, должны быть переведены на их языки, напечатаны и предварительно объявлены.

§ 291. Наконец, не умолчать и о том, что к принятию сего Установления не будут они принуждаемы, но, приняв оное единожды, отступить уже не позволится.

§ 292. Округи открывать один после другого по мере тех средств, какие областное начальство иметь будет.

§ 293. От прочих волостей ожидать областному начальнику депутаций и принуждения никому не делать.

§ 294. Вообще для введения сего Установления действовать убеждением и доказательством на самом деле пользы его для киргиз-кайсаков, чрез покровительство волостей, поступивших в округи, и сохранение в оных порядка.

§ 295. Успех по введению нового порядка возлагается на особенное попечение областного начальника.

§ 296. Он употребить должен все благоразумие к истолкованию киргизам прямой их пользы и всю бдительность, дабы заведенный порядок шел с точностию и неупустительно.

§ 297. В сем случае областный начальник под главным управлением генерал-губернатора Западной Сибири облекается особенною властию действовать, всеми зависящими от него способами, для общей пользы.

§ 298. Действия свои сообразует он вообще, с наставлениями и требованиями Главного управления, доставляет оному сведения об успехах и в потребных случаях испрашивает его пособий и разрешений. [425]

§ 298. По истечении двух лет с открытия округа действует областное начальство уже с точностию на предписанных правилах.

§ 299. В течение первых двух лет может употребить более чиновников, нежели сколько положено, из других, состоящих в его владении, и может ревизовать чаще порядок.

§ 301. Областное начальство вправе представлять о всем, что для общей пользы в отмену или дополнение сего Устава впоследствии времени, по местному усмотрению, признает нужным, но ничего не вводит без утверждения Высшего правительства.

Отделение второе

Прием волостей в порядок нового устройства

§ 302. Число принимаемых в одно время волостей в порядок нового устройства должно соразмерять со способами к утверждению в оных начальства, дабы тем лучше могли они почувствовать выгоды нового состояния пред прежним.

§ 303. Просьбы о том принимать областному начальнику, подобно, как прежде делалось, на так называемое верноподданство.

§ 304. На разрешение Высшего правительству просьб сих не представлять, но доносить только оному для сведения об успехах сего дела и об открытии каждого округа.

§ 305. Введение нового порядка делать с особыми приличными обрядами и киргизов к присяге приводить по их обычаю.

§ 306. Поелику при открытии округов будут происходить и выборы, то делать и положенные праздники.

§ 307. Первые выборы делать на срок до августа месяца следующего года и с того уже времени считать двухлетний и трехлетний сроки.

§ 308. Дела по баранте, в последний год пред введением нового управления возникшие, разобрать на порядке дел исковых, прежде же случившиеся покрыть забвением. [426]

Отделение третие

Отношения к волостям, не поступившим на положение нового устройства

§ 309. Волости, не поступившие на положение нового устройства, почитать так, как ныне считаются залинейные киргизы.

§ 310. В охранение от их беспорядков оградить открытые округи разъездами и пикетами.

§ 311. Не давать им права торговли во внутренности округов, но позволять только торговлю на линии при таможнях.

§ 312. За баранту и убийство, произведенные ими в волостях, открытых по сему Уставу, преследовать, предавать воинскому суду и доставлять обиженным удовлетворение.

§ 313. Так же поступать и за насилие проходящим чрез их земли караванам.

§ 314. Дела их с киргизами, в округах состоящими, разбивать по установлениям сих последних.

§ 315. С киргизами Малой орды, пока не введено будет у оных внутреннего устройства, поступать как с киргизами, не поступившими на положение нового порядка.

§ 316. Ежели бы не большее число аулов или волостей, из коих не можно составить целого округа, просили о принятии их на положение нового устройства, то могут они составить особое отделение от ближайшего округа в зависимости Приказа, пока не умножатся до того, чтобы составили свой округ; или с согласия учрежденного округа, могут навсегда поступить в оный, но в сем случае таковое согласие необходимо.

Отделение четвертое

Движимость линии

§ 317. Сибирские линии в значении стражи не составляют учреждения на всегдашние времена, но по мере распространения порядка в занимаемых киргизами землях, стража сия подвигается вперед и, наконец, должна кончить постоянным утверждением себя на действительной государственной границе. [427]

§ 318. Временное утверждение пикетов и разъездов во внутренности степи по мере надобности зависит от распоряжения областного начальника.

§ 319. Действительное перенесение линии на границу не допускается без разрешения Высшего правительства.

§ 320. Таковому устройству надлежит в свое время представить обстоятельный и подробный план, соображаясь с обстоятельствами, выгодами линейной стражи и местным положением.

Штат расходам на счет казначейства по управлению киргиз-кайсаками Средней орды.

Штат для одного округа
Чис- Одному в год Всем
людей Руб. Коп. Руб. Коп.

Старший султан 1
1200 —
1200 —

Заседателей российских 2
1000 —
2000 —

Заседателей от киргизов 2
200 —
400 —

Секретарь 1
900 —
900 —

Переводчики, они же и столоначальни-
ки 2
800 —
160 —

Толмачей 3
300 —
900 —

Лекарей 2
1000 —
2000 —

На содержание канцелярии при окруж-
ном Приказе —
— —
2000 —

Султанов, управляющих волостями 20
150 —
3000 —

При них письмоводителей и толмачей 40
300 -
12000 —

На канцелярские расходы султанам —
100 —
2000 —

Итого: — — — 28000 —
На больницу 500 —

ремонт постоянных зданий 1000 —

заведение школ и училищных пособий 500 —

Поддержание благотворительных заве-
дений 500 —

Ежегодные праздники 500 —

Итого: 3000 —

Число
людей
Одному в год Всем

Руб. Коп. Руб. Коп.
Старший султан 1 1200 — 1200 —
Заседателей российских 2 1000 — — 2000 —
Заседателей от киргизов 2 200 — 400 —
Секретарь 1 900 — 900 —
Переводчики, они же и столоначальники 2 800 — 160 —
Толмачей 3 300 — 900 —
Лекарей 2 1000 — 2000 —
На содержание канцелярии при окружном Приказе — — — 2000 —
Султанов, управляющих волостями 20 150 — 3000 —
При них письмоводителей и толмачей 40 300 — 12000 —
На канцелярские расходы султанам — 100 — 2000 —
Итого: — — — 28000 —
На больницу — — — 500 —
ремонт постоянных зданий — — — 1000 —
заведение школ и училищных пособий — — — 500 —
Поддержание благотворительных заведений — — — 500 —
Ежегодные праздники

— 500 —
Итого:

— 3000 —

Таковых округов при введении нового устройства во всей степи будет восемь, следственно, вся потребность ежегодного расхода для внутреннего управления составит тогда 248 000 руб.

Сверх сего ассигновать единовременно на постройку в степи положенных зданий, по мере открытия округов, для каждого из них по 30 т. руб. [428]

Отпуск пограничной суммы прекратить, но отпускать ежегодно областному начальнику экстраординарных 3 000 руб.

Примечание. 1. Отпуск и расход сумм делать соразмерно числу открытых округов кроме экстраординарных для главного начальства, которые отпускать в полном числе.

2. Жалованье султанам и прочие выдачи для волостей производить по числу оных в каждом округе.


СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АВПР — Архив внешней политики России МИД Российской федерации

АКД — Автореферат кандидатской диссертации

ВИ — Вопросы истории

ВРГО — Вестник Императорского Русского географического общества

ГАОО — Государственный архив Омской области

ГАОрО — Государственный архив Оренбургской области

ЗРГООЭ — Записки Русского Географического общества по отделению этнографии

ИЖ — Исторический журнал

КРО-1 — Казахско-русские отношения в XVI—XVIII вв.(Сборник документов). Алма-Ата, 1961.

ЛО ААН — Архив Российской Академии наук. Ленинградское (ныне Санкт-Петербургское) отделение

ЛО ИВАН — Институт востоковедения Академии наук РАН. Ленинградское (ныне Санкт-Петербургское) отделение

МИКХ — Материалы по истории казахских ханств XV—XVIII вв. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата, 1969.

МИКССР — Материалы по истории Казахской ССР. Т. IV.(1785—1828 гг.). М.-Л., 1940; Т. II. Ч. 2. (1741 — 1751 гг.). Алма-Ата, 1948.

ОПИ ГИМ — Отдел письменных источников Государственного исторического музея Российской федерации.

ОЗ — Отечественные записки

ПКСО — Памятная книжка Семипалатинской области

ПСУП — Полное собрание ученых путешествий по России.

РА — Русский архив

РАО — Русское археологическое общество

РО ЛОИИ — Рукописный отдел Ленинградского (ныне Санкт-Петербурского) отделения Института Российской истории РАН

PC — Русская старина

РЯЛКШ — Русский язык и литература в киргизской школе

СА — Советская археология

СВ — Сибирский вестник

СНВ — Страны и народы Востока

СП ЗСОРГО — Семипалатинский подотдел Западно-Сибирского отдела Русского Географического общества.

СЭ — Советская этнография

ТИИАЭ — Труды Института истории, археологии и этнографии им. Ч. Ч. Валиханова АН КазССР.

ХАЭЭ — Хорезмская археолого-этнографическая экспедиции

ЦГАДА — Центральный Государственный архив древних актов Российской федерации

ЦГА РК — Центральный Государственный архив Республики Казахстан

ЦГИАЛ — Центральный государственный исторический архив Российской федерации в г. Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге)

ЧОИДР — Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете


------------------------------------------

А.Ю.Быков
(Алтайский государственный университет)
О ДАТИРОВКЕ ЛИКВИДАЦИИ ХАНСКОЙ ВЛАСТИ В МЛАДШЕМ ЖУЗЕ

Вопрос упразднения ханской власти имел большое значение для российской администрации как элемент глобальной трансформации политической системы казахского общества и в перспективе - редуцирование правоположения социальных групп казахов к российской социально-правовой структуре. Естественно, историки неоднократно обращались к анализу этой проблемы. Целью настоящего сообщения является уточнение вопроса о времени ликвидации ханской власти в Зауральской части Младшего жуза.

Первая попытка ликвидации ханской власти была предпринята бароном О.А. Игельстромом в 1786 г. Она была обусловлена комплексом причин как объективного, так и субъективного характера. С большой долей вероятности можно предположить, что реформа была лишь временным тактическим маневром. Однако эта реформа управления казахами стала политико- административным прецедентом, который преемники Игельстрома поначалу игнорировали. В 1791 г. ханская власть была восстановлена в прежнем виде.

Во второй период губернаторства Игельстромом были предложены к проведению мероприятия, способствовавшие ослаблению ханской власти, как-то: раздел жуза (орды) на несколько частей; утверждение одновременно двух и более ханов; ослабление власти хана введением особого совета; утверждение (равно назначение) ханом султаната, не пользующегося авторитетом у населения, который стал бы «марионеткой» в руках российских властей [1]. Последний вариант и был осуществлен в период 1797-1824 гг. Реальной власти у официально утвержденных российским правительством ханов Айшуака, Жан-торе и Ширгазы не было.

Параллельно с утвержденными правили и традиционно избранные казахские ханы, такие как Каратай и Арынгазы. Оренбургский генерал-губернатор П.К. Эссен пытался добиться утверждения ханом одновременно с Ширгазы Айшуваковым Арынгазы Абулгазиева. Ширгазы, понимая, что его минимальная власть может исчезнуть, соглашался уже на любые условия сохранения «единоличной» власти. Это устраивало российское правительство, и после продолжительных

371

споров оно отказалось от введения в Младшем жузе должности второго хана. Однако это вовсе не означало отказа от идеи упразднения ханской власти. Фактически ее уже не существовало после задержания Арынгазы в Санкт-Петербурге; вопрос оставался лишь в юридическом упразднении.

Правовой ликвидации ханской власти в Младшем жузе предшествовало ее упразднение в Среднем. Здесь по Уставу 1822 г. М.М. Сперанского ханская власть в системе административной иерархии просто не предусматривалась. Подобным образом попытались упразднить ханскую власть и в Младшем жузе. И в том же 1822 г. П.К. Эссен направил в столицу проект Устава об оренбургских киргизах.

Однако некоторые обстоятельства того периода в Младшем и Среднем жузах существенно отличались. В Среднем жузе утвержденных российскими властями ханов на момент принятия Устава о сибирских киргизах не было. Хан Букей умер в 1817 г., а хан Вали - в 1819 г., в Младшем жузе в 1822-1824 гг. здравствовал хан Ширгазы. Поэтому, а также по причине mesdnbkerbnpemh правительства рядом статей было решено направить проект П.К. Эссена на доработку в Сибирский и Азиатский комитеты (готорые точно назывались Особый комитет под названием Сибирский и Комитет Азиатских дел, но в научной исторической литературе обычно используются приведенные названия).

Азиатский комитет внес в проект ряд существенных изменений. Несомненно, что значительная часть поправок принадлежит перу М.М. Сперанского. Это нашло отражение в тексте итогового документа. Так, должность «султан- правитель» часто заменяется должностью «старший султан», административно-территориальная единица «часть орды» (Западная, Средняя, Восточная, Букеевская (Внутренняя)) становится «округом». Таким образом, применяется терминология, тождественная лексике Устава о сибирских киргизах. Встречаются и иные текстологические аналогии. Помимо этого, император утвердил итоговый вариант так называемого Устава об оренбургских киргизах лишь после получения Особого мнения М.М. Сперанского.

Окончательный вариант кодекса был принят Азиатским комитетом 31 января 1824 г. и утвержден Александром I 20 марта 1824 г. Именно эта дата принята историками в качестве срока юридического упразднения института ханской власти в Младшем жузе (без Букеевской орды).

372

По реформе 1824 г. власть в жузе сосредотачивалась в руках старших султанов, которые находились в непосредственном подчинении оренбургской губернской администрации и Азиатского комитета. Исследователи отмечают, что в результате таких преобразований у хана не осталось вообще никакой власти. В мае 1824 г. Ширгазы был вызван в Оренбург, где получил пожизненное звание первоприсутствующего в Оренбургской пограничной комиссии с ежемесячным жалованием.

В тексте «Утвержденного мнения Комитета Азиатских дел относительно преобразования управления Оренбургским краем» несколько раз указывается на бесполезность системы ханской власти и ханского совета, которые, не вписываясь в новую структуру, являются лишней, ненужной инстанцией. Исходя из этого историки утверждают, что ханская власть была ликвидирована в 1824 г., эта дата вошла во все официальные издания и учебники.

Однако еще с конца ХVIII в. утвержденные Россией ханы никакой реальной политической властью не обладали. Вопрос упразднения ханской власти таким образом сводится к ее юридической ликвидации. Была ли отнята у Ширгазы номинальная власть? В новой должности он получил определенные административные полномочия и властные прерогативы. А был ли лишен Ширгазы ханского титула? Нам представляется возможным утверждать, что за ним он был сохранен.

Вызывает интерес в опубликованном тексте Утвержденного мнения итоговое, рекомендательное замечание по поводу формы окончательного решения вопроса с Ширгазы: «...для непосредственных сношений с оренбургским начальством на пользу киргизов (казахов. -А.Б.) нужно расположить ему (Ширгазы. - А.Б.) свое постоянное пребывание в Оренбурге с званием первоприсутствующего в пограничной комиссии и для удобнейшего содержания его с таковым перемещением правительство положило производить ему по 150 руб. серебром на месяц. Сими средствами сохраняются ему все почести, а в существе главное влияние на орду будут иметь оренбургское начальство через султанов» [3]. Из чего следует, что Ширгазы противопоставляется султанам, и хотя реальной властью не располагает, его титул выше султанского звания. Причем в тексте документа это единственно встречающийся термин «султан» без добавлений «правитель» или «старший». (Потомки Абулхаир-хана именуются «старейшинами из дому Абулхаирова»). Следовательно, понятие «султан» следует рассматривать в традиционном его понимании в качестве ак суек. Ширгазы превосходит по званию султанов, а таковым может быть лишь хан.

373

Право на почести со стороны русских чиновников имел только хан. Так, еще в 1820 г. Александр I поручил оренбургскому военному губернатору принять необходимые меры, чтобы пограничное начальство «при свиданиях с ханом Ширгазы и в сношениях и в переписке с ним оказывало ему возможное уважение и почтительность» с целью «предать им более веса», султанам же особых почестей оказывать не рекомендовалось [4]. И позже Ширгазы пользовался во внешнем обращении с ним знаками особого внимания, что подтверждает сохранение за ним прежних привилегий.

Таким образом, нам представляется вполне обоснованным утверждение, что юридический институт ханской власти в 1824 г. упразднен не был. Подтверждение этого можно косвенно обнаружить у А.И. Левшина - крупнейшего знатока казахского быта, который не упоминает в работе 1832 г. о лишении Ширгазы ханского звания, приводя в генеалогическом древе Ширгазы в качестве действующего хана [5].

Причина сохранения за Ширгазы титула хана кроется, на наш взгляд, в личном отношении Александра к вопросу возможности ликвидации ханского звания, а также в его понимании чести в международной политике. Так, в разгар дискуссии об устранении Ширгазы от ханского звания К.В. Нессельроде подал записку в Азиатский комитет, утвержденную Александром I. В ней, в частности, вызывает интерес следующее рассуждение императора: «Гадательная польза, обещаемая от удаления хана Ширгазы, не может сравниться с теми выгодами, коих ожидать должно от сохранения в святости данного высочайшим императорским именем хану Абулхаиру обещания удержать ханское достоинство в его потомстве и от неприкосновенности к торжественному утверждению в 1812 г. хана Ширгазы владельцем в Меньшой Киргиз-кайсацкой орде» [6]. Таким образом, Ширгазы продолжал оставаться ханом в период правления Александра I, т.е