Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Когда и как Казахстан был покорен монголами

Когда и как Казахстан был покорен монголами?
Искандер Ундасынов

Но это же хорошо известно, скажут не только неискушенные в истории Казахстана читатели, но и многие профессиональные историки. И будут неправы. В двух авторитетных изданиях — «История Казахской СССР» и «История Казахстана» [1] - утверждается, что Казахстан был завоеван монголами в ходе Среднеазиатского похода Чингис-хана, то есть в 1219-1224 годах.
Это — неверно. Между тем, я не встретил в исторической литературе работы, в которой данная точка зрения была бы оспорена. Именно это я и собираюсь сделать в настоящей статье.

* * *

Впервые монгольские войска появились на территории современного Казахстана в 1211 году, когда один из полководцев Чингис-хана Хубилай вторгся в Семиречье. Карлукский предводитель Арслан-хан, находившийся в вассальной зависимости от кара-кытайского гурхана Чжилугу, приказал убить наместника последнего и объявил себя подданным Чингис-хана. Его примеру последовал и уйгурский правитель (индикут) Барчук-арт-Тегин.
Вот как описаны эти события в «Сокровенном сказании монголов»:
«Нойону Хубилаю было приказано отправиться к Харлуутам (к карлукам-И.У.). Харлуутский хан Арслан явился к Хубилаю с выражением покорности. Взяв с собой Арслан-хана, Хубилай-нойон представил его государю Чингисхану. Во внимание к его добровольной покорности, Чингисхан милостиво принял его и обещал выдать за него дочь». [2]
Свое обещание Чингис-хан выполнил лишь частично. Арслан-хан получил в жены не дочь Чингис-хана, а одну из его родственниц. Тоже не плохо, не правда ли?
Несколько иначе отдался под власть Чингис-хана уйгурский индикут. Согласно «Сокровенному сказанию», он «…прислал к Чингисхану посольство. Через послов… он извещал: «с великой радостью слышу я о славе Чингисханова имени! Так ликуем мы, когда рассеются тучи и явит себя матерь всего — солнце. Так радуемся мы, когда пройдет лед и откроются вновь воды реки. Не пожалует ли меня государь Чингисхан? Не найдет ли и для меня хоть шнурка от золотого пояса, хоть лоскутка от своей багряницы? Тогда стану я твоим пятым сыном и тебе отдам свою силу».
На эти речи послов Чингисхан милостиво соизволил передать такой ответ: «Дочь за него отдам и быть ему пятым сыном моим. Пусть Идуут приезжает, взяв с собой золота, серебра, жемчугов, перламутров, златотканой парчи, узорчатых штофов и шелковых тканей». Обрадованный такой милостью к нему, Идуут набрал золота, серебра, жемчугов, перламутров, шелков, златотканой парчи, штофов узорчатых и, явившись, представился Чингисхану. Чингисхан пожаловал Идуута и выдал за него Ал-Алтуну» [3].
Не слишком ли дорого заплатил уйгурский индикут за дочь Чингис-хана, подумает иной скупердяй? Определенно нет. Ал-Алтуну была лишь придатком к более ценному: сохранению головы и власти, что было сделать в тот кровавый период архитрудно.
Добровольное подчинение караханидского Арслан-хана, уйгурского индикута Барчук-арт-Тегина, а также правителя Алмалыка Чингис-хану оказалось взаимовыгодным. Первые не только сохранили власть, но и избавили своих подданных от уничтожения и рабства. Что касается Чингис-хана, то он значительно расширил территорию и увеличил население своей империи, не потеряв ни одного воина. Более того, увеличил их число — воинские отряды карлуков и уйгур в 1219-1224 годах приняли участие в Среднеазиатском походе монголов, внеся тем самым определенный вклад в завоевание ими империи хорезмшаха Мухаммада. По данным А.А. Доманина в Среднеазиатском походе Чингис-хана участвовали один тумен уйгуров, то есть около десяти тысяч воинов, шесть тысяч карлуков и один сборный тумен из восточно-туркестанских воинов. [4] Нужно иметь в виду и тот немаловажный факт, что добровольное вхождение карлукской и уйгурской держав в состав Монгольской империи обеспечило Чингис-хану надежый тыл при завоевании Мавераннахра.
Вновь монгольские войска под командованием старшего сына Чингис-хана Джучи и его полководца Субэдэй-нойона появились на территории Казахстана в 1216 году. Но они не ставили своей целью завоевание Дешт-и Кыпчака. Им было приказано добить тех меркитов, которые после их разгрома Чингис -.ханом в 1204 г. и в 1208 г. и уйгурами в 1209г., бежали в Дешт-и Кыпчак. Там они с помощью кыпчаков оправились от поражения, набрались сил и решили ударить по монголам, занятым тогда войной в Китае. Но вышло по другому. Ударили монголы. Они настигли меркитов около р. Иргиз и разгромили их; оставшиеся в живых меркиты рассеялись по обширной территории Дешт-и Кыпчака. [5]
После битвы монголов с меркитами произошло непредвиденное. Тумены Джучи-хана и Субэдэй-нойона были атакованы войсками хорезмшаха Мухаммада, который гонялся по степи за кыпчаками. Весьма красочно, хотя и тенденциозно, описал это первое сражение между войсками Чингис-хана и Мухаммада средневековый арабский историк Ибн ал-Асир в своем труде «Совершенство по части летописания». Он, правда, ошибочно полагал, что сражение между монголами и хорезмийцами продолжалось не один, а три дня. Но простим ему эту неточность за яркость повествования, нам, современным авторам, недоступную.
«Длилась битва, — пишет он,- три дня, да столько же ночей и убито с обеих сторон столько, что и не сочтешь, но не обратился в бегство ни один из них. Что касается мусульман, то они стойко дрались ради защиты своей веры и зная, что коли побегут, то мусульманам не будет никого исхода и они будут перехвачены по дальности от своих земель. Неверные же упорно сражались за спасение своих людей и своего имущества. Дошло дело у них до того, что иной из них слезал с коня и пеший бился со своим противником. Дрались они на ножах и кровь текла по земле до такой степени, что лошади стали скользить (по ней) от множества ея. (Наконец) обе стороны истощили свои силы… сосчитали, кто убит из мусульман в этой битве, и оказалось двадцать тысяч, а что касается неверных, так и не сосчитаешь, кто из них убит. Когда настала четвертая ночь, они разошлись и расположились одни насупротив других, когда же совершенно стемнела ночь, то неверные развели свои огни и, оставив их в таком виде, ушли… Неверные вернулись к своему царю Чингизхану, а мусульмане же возвратились в Бухару.» [6]
«Формально, битва на Иргизе, — полагает А.А. Доманин, — закончилась вничью, но она полностью подорвала уверенность хорезмшаха в своих силах. И немудрено: ведь на его глазах двадцатитысячная армия чуть не разгромила шестидесятитысячное войско, составленное из лучших хорезмийских воинов». [7] После вторжения войск Чингис-хана в Мавераннах эта неуверенность переросла у шаха Мухаммада в панику, что самым пагубным образом сказалось на действиях его армии. Она стала одной, пускай и не главной, но достаточно весомой причиной неспособности огромной армии хорезмшаха оказать серьезного сопротивления значительно меньшей армии Чингис-хана.
Против подобного утверждения возразить нельзя. А вот против утверждения видного евразийского историка Э. Хара-Давана, что в результате похода Джучи-хана и Субэдэй-нойона в Дешт-и Кыпчак монголы захватили территорию от Алтая до Урала [8] — и можно, и нужно. Оно не просто ошибочно, оно — нелепо. После битвы с Мухаммадом монгольские войска, о чем свидетельствуют многие средневековые авторы, ушли обратно в Монголию.
Новые монгольские приобретения на территории Казахстана относятся к 1218 году, когда воины Чингис-хана окончательно добили найманов, часть которых после поражения от монголов в 1204 и 1208 гг. и от уйгуров в 1209г., укрылась в державе кара-кытаев, которая тогда включала Восточный Туркестан, Южное Семиречье и значительную часть Мавераннахра.
Воспользовавшись тем, что кара-кытайское ханство находилось в глубоком кризисе, найманы во главе со своим ханом Кучлуком узурпировали там власть. В 1213 г. Кучлук сместил кара-кытайского гурхана и занял его место. Продержался он недолго. С запада кара-кытаев, а затем и найманов энергично теснил хорезмшах Мухаммад, который в 1206 г. захватил Бухару, а в 1212 г. — Самарканд. С востока на них давили монголы. В 1218 г. они направили против найманов крупную армию во главе с Джэбэ-нойоном. кара-кытаи и найманы были им полностью разгромлены, а Кучлук убит. Таким образом, к 1219 г. Восточный Туркестан и Семиречье вошли в состав Монгольской империи.

* * *
Планомерное завоевание Казахстана и Средней Азии Чингис-хан начал в 1219 г. с верховьев Иртыша, где к тому времени была сконцентрирована монгольская армия в 120-150 тыс. бойцов. Что касается войск хорезмшаха, то их численность составляла около 400 тыс. человек. Она состояла из хорезмийцев, туркмен, таджиков и кыпчаков [9].
Относительно точной даты начала Среднеазиатского похода существует две точки зрения. Почти все специалисты считают, что он начался осенью 1219 г. И только Э. Хара-Даван полагает, что поход с верховьев Иртыша монгольская армия начала весной 1219 г. Кроме того, он, в отличие от всех других исследователей, которые придерживаются мнения, что поход проходил через Семиречье, утверждает, что монголы шли к Сырдарье гораздо западнее, т.е. через пустыню Бетпак-Дала и пески Мойынкум. «Составленный план кампании — пишет он, — заключался в нападении на Мухаммеда главными силами с севера, обойдя озеро Балхаш с западной стороны… Главная армия выступает в поход весной 1219 г. Переход через пограничные горы, по обледенелым перевалам, представляет огромные трудности, которые преодолеваются благодаря дисциплине монгольских войск и выносливости его людского и конного состава. Но колонны растянулись при этом до крайности. Спустившись к озеру Балхаш, колонны остановились, армия подтянулась, лошади подкормились. Восстановилась тесная связь между отдельными колоннами. Разведка двинута вперед. После некоторого отдыха армия выступила широким фронтом, направляясь к среднему течению Сырдарьи» [10].
Высказанное Э. Хара-Даваном мнение о маршруте армии Чингис-хана, не подтвержденное ссылкой на какой-либо средневековый источник, представляется мне ошибочным. От верховьев Иртыша уже много веков существовала караванная дорога к Сырдарье и далее в Мавераннахр. Шла она через Джунгарские ворота, Ала-Кульскую впадину и далее через Семиречье, т.е. через местности с обильными водопоями и хорошими пастбищами. Причем к 1219 г. весь этот регион вошел в состав Монгольской империи, что гарантировало армию от неожиданных нападений. Иное дело поход через пустынные и полупустынные земли к юго-западу от Балхаша, почти безводные, с худосочными пастбищами и полным бездорожьем. Кроме того, в том регионе кочевали враждебные монголам кыпчаки, контакты с которыми наверняка привели бы к неоправданным потерям.
Что же касается даты начала Среднеазиатского похода Чингис-хана, то здесь, безусловно, прав Э. Хара-Даван. Тот историк, который первым написал, что к Сырдарье монгольская армия двинулась от Иртыша осенью 1219 г., был, видимо, слаб в арифметике, остальные же просто доверились ему и приняли эту дату. Если в поход монголы пошли даже в первый день осени, т.е. 1 сентября, то как они могли начать осаду Отрара уже в конце того же месяца? Расстояние от верховьев Иртыша до Сырдарьи около 2000 км. Мне точно неизвестна походная скорость огромных конных масс средневековья, обремененных громоздкими обозами, отарами овец, табунами лошадей, но, думаю, не более 30 км в день, возможно, учитывая необходимость периодических остановок для отдыха, и меньше. Так что достигнуть Отрара монгольская армия, если она начала свое движение от Иртыша в начале сентября, могла бы не раньше середины ноября, скорее — позже.
В I томе «Истории Казахстана» Среднеазиатский поход описан следующим образом: «Поход начался в сентябре 1219 г. с берегов Иртыша. Судя по данным источников, Чингиз-хан вел войска от Иртыша до Сырдарьи тем же путем, что и прежние завоеватели — через Семиречье. При подходе к Отрару Чингиз-хан оставил для его осады войска под началом Чагатая и Угэдэя, Джучи-хана отправил к низовьям Сырдарьи на города Дженд и Янгикент, третий отряд пошел покорять города в верховьях Сырдарьи, а сам Чингиз-хан с основными силами пошел на Бухару.
Правитель Отрара Гайир-хан с основными силами защищался отчаянно, до последней возможности. Осада Отрара продолжалась почти пять месяцев…
Героически защищались жители и других присырдарьинских городов.
Старший сын Чингиз-хана Джучи подошел к Сыгнаку, центру государственного объединения присырдарьинских кыпчаков (здесь неточность. В начале XIII в. Сыгнак был захвачен хорезмшахом и вошел в его империю — И. У.). Монголы семь дней и ночей осаждали город. Наконец, взяли его приступом и, «закрыв врата пощады и милосердия», перебили все население.
Затем монгольский отряд подошел к Ашнасу. Несмотря на упорное сопротивление, город пал в неравной борьбе, и множество его жителей было перебито.
Все эти события имели место зимой 1219-1220 гг. и весной 1220 г. Джучи-хан оставался в Приаралье, в Дженде, весь 1220 г., а в 1221 г., взяв после ожесточенного сопротивления город Гургендж (Ургенч) у Амударьи в Северном Хорезме, во главе многочисленного отряда отправился в поход в степи Казахстана к северо-востоку от Аральского моря, где встретил сопротивление кыпчаков. В кровопролитном сражении монголы наголову разгромили кыпчаков.
30-тысячный корпус под командованием полководцев Джэбэ-нойона и Субэдэй-нойона, выступив из Северного Ирана в 1220 г., вторгся на Кавказ и, разбив аланов, кыпчаков (половцев в русских летописях) и русских на реке Калке, разорив южные окраины русских земель, через степи современного Казахстана (Восточный Дешт-и Кыпчак) вернулся в 1224 г. в орду Чингиз-хана на Иртыш. Таким образом, в результате нашествия монголов в 1219-1224 гг. Казахстан и Средняя Азия вошли в состав империи Чингис-хана (курсив мой — И.У.)». [11]
Вывод автора цитированного отрывка профессора А.Ш. Кадырбаева о том, что к 1224 г. Казахстан вошел в состав Монгольской империи, ошибочен. В нее к тому времени вошла только часть Казахстана. В еще большей мере ошибается Э. Хара-Даван. В опубликованной в 1929 г. монографии «Чингисхан как полководец и его наследие» он, ссылаясь на Рашид ад-дина, утверждает, что Джэбэ-нойон и Субэдэй-нойон покорили «…монгольскому оружию: Кипчак (тюркские народы), У-рус, черкес, асы (аланы), маджала (маджар), келар, пула (болгары), башкурт, ибир, сибир» [12]
Утверждение Э. Хара-Давана — результат досадной невнимательности последнего. Рашид ад-дин писал не о покорении этих народов Джэбэ-нойоном и Субэдэй-нойоном, а о том, что Чингис-хан в 1221 г., якобы, приказал Джучи-хану завоевать их.
Что же касается Джэбэ-нойона и Субэдэй-нойона, то им была поставлена иная задача: сначала она состояла в том, чтобы захватить Мухаммад-шаха, а после его смерти в 1220 г. — провести глубокую и всестороннюю разведку будущего возможного театра военных действий, о которых Чингис-хан подумывал, как видно, еще до завершения кампании в Средней Азии. Решая эту задачу, находившееся под их началом тумены совершили беспрецедентный в военной истории, как по продолжительности (около четырех лет), по пройденному с боями расстоянию (несколько тысяч километров), так и по числу одержанных побед. Они потерпели только одно, но крайне тяжелое поражение. Произошло это так. Разгромив в июне 1223 г. объединенные силы ряда русских князей и половцев монгольские тумены двинулись в Булгарию. И напрасно. «Когда жители Булгара, — пишет современник событий Ибн ал-Асир, — услышали о приближении их к ним, они в нескольких местах устроили им засады, выступили против них, встретились с ними и, заманив их до тех пор, пока они зашли за место засад, напали на них с тыла, так что они остались в середине; паял (разил —?) их меч со всех сторон, перебито их множество и уцелели из них только немногие. Говорят, что их было до 4000 человек. Отправились они к своему царю Чингизхану и освободилась от них земля Кыпчаков; кто из них спасся, тот вернулся на свою землю» [13].
Очевидно, что после поражения от булгар, тумены Джэбэ-нойона и Субэдэй-нойона из мощной и обладавшей огромной ударной силой армии превратились в потрепанный, мало на что способный кавалерийский отряд. К тому же на пути от Волги к Иртышу, его, вероятно, еще изрядно потрепали кыпчаки, стычки с которыми были неизбежны. Но сведений о них у нас нет. Так что своей цели — разведки будущего театра военных действий и боеспособности потенциальных противников — монголы достигли. Но цену за это заплатили несусветную.
Естественно возникает вопрос: если Восточный Дешт-и Кыпчак в пределах приблизительно от р.Иргиз до р.Волги не был завоеван Субэдэй-нойоном и Джэбэ-нойоном, а он ими, как мы убедились, завоеван не был, то кто, когда и как это сделал? Попробуем разобраться, настолько, насколько это возможно при той скудной информации, которой мы располагаем.
Средневековый персидский историк ал-Джуздани в своем труде «Насировы разряды» («Табак-и-Насири»), завершенном в 1259-1260 гг., утверждает: «Туши (т.е. Джучи-хан — И.У.) и Чагадай, управившись с делами хорезмийскими, обратились на Кипчак и Туркестан, покорили и заполонили одно за другим войска и племена кипчакские и подчинили эти племена своей власти» [14]. Однако другой, более авторитетный автор Рашид ад-дин полагает, что после завоевания Хорезма Джучи-хан возвратился в свою орду на Иртыше [15]. Что касается современных историков, то они этот вопрос обходят. Единственный, кто его поднял, это А.Ш. Кадырбаев, который, как уже отмечалось, считает, что после захвата Гургенджа Джучи-хан отправился в поход к северо-востоку от Арала, во время которого и разгромил кыпчаков.
Даже если поход Джучи-хана на северо-восток от Арала имел место, его результаты были куда как скромнее, чем это представляется А.Ш.Кадырбаеву. При движении от северного побережья Аральского моря в указанном направлении вне досягаемости войск Джучи-хана находилась значительная часть Восточного Дешт-и Кыпчака, приблизительно от Иргиза до Волги. Так что к 1224 г. в состав Монгольской империи не вошли Северный и Западный Казахстан, часть Центрального Казахстана и, возможно, Устюрт и Мангышлак.
Сходную точку зрения высказал известный специалист по истории Золотой Орды М.Г. Сафаргалиев еще в 60-х гг. ХХ в. «То, — читаем у него, — что к Улусу Джучи ко времени его смерти (1227 г. — И.У.) принадлежала северная часть Семиречья и Хорезмская степь, это несомненно. Однако окраины Саксина и Булгар, по-видимому, не входили в его Улус. Передвижение монголов на запад произошло уже при Батые, когда на курултае 1229 г. ему было поручено завоевание земель, расположенных на западе… Только тогда войско монголов дошло до Яика» [16].

* * *

После окончания Среднеазиатского похода (1219-1224 гг.) вплоть до 1229 г. масштабных военных действий в незахваченной монголами части Восточного Дешт — и Кыпчака не велось. Правда Чингис-хан приказал Джучи-хану захватить Степь до Волги, но у последнего не было ни войск, ни желания выполнить его. План дальнейшего наступления на Запад был принят уже после смерти и Чингис-хана, и Джучи-хана (1227 г.). На курултае весной 1229 г., где Великим ханом был избран третий сын Чингис-хана Угэдэй, Бату-хану, стоявшему во главе Улуса Джучи, было дано поручение выполнить волю Чингис-хана и присоединить к Монгольской империи все народы до Волги включительно. Учитывая, что собственных сил у Бату-хана было недостаточно, ему придали 30-тыс. корпус под командованием Субэдэй-нойона [17].
Начав поход на запад во второй половине 1229 г., монголы встретили ожесточенное сопротивление со стороны сначала кыпчаков, а затем башкир и булгар. В результате они не смогли полностью решить поставленной перед ними задачи. В 1229 г. монголы дошли лишь до Урала и только в ходе второго этапа наступления (1230-1232 гг.), они достигли Волги. [18]

* * *

Вывод из вышеизложенного предельно простой. Присоединение территории Казахстана и обитавших на ней народов к Монгольской империи не было единовременным актом. Оно происходило поэтапно, причем как мирным путем, так и в ходе военных кампаний. Всего таких этапов было четыре.
Первый этап — 1211 г. Добровольное признание вассальной зависимости от Чингис-хана правителями карлуков и Алмалыка, в результате чего в состав Монгольской Империи вошли Северное Семиречье и Алмалык. Чуть ранее, но в том же 1211 г., Хубилай, очевидно, захватил территорию от Иртыша до Ала-Куля.
Второй этап — 1218 г. Захват монголами Южного Семиречья, где с 1213 г. правил найманский хан Кучлук.
Третий этап — 1219—1222 гг. Завоевание монголами правобережья Сырдарьи и части Дешт-и Кыпчака к северо-востоку от Аральского моря.
Четвертый этап — 1229-1232 гг. Покорение монголами остальной части Восточного Дешт-и Кыпчака, сначала до Урала, затем до Волги.
Неясным остается лишь вопрос о том, как и когда была подчинена монголами крупная группировка кыпчаков и туркмен, проживавших на Мангышлаке и на Устюрте. Здесь возможны три варианта:
В ходе похода Джучи-хана от Арала к Иртышу в конце 1221 г., если от Хорезма он двигался к северной оконечности Арала через плато Устюрт;
В ходе кампании 1229-1232гг.;
В ходе Западного похода, т.е. в 1237г.

Примечания:
[1] История Казахской ССР. Т. II. Алма-Ата, 1979, с. 119.
История Казахстана. Т. I. Алматы, 1996, с. 444.

[2] Сокровенное сказание монголов. М., 2002, с.122.

[3] Там же, сс. 122-123.

[4] Доманин А.А. Монгольская империя Чингисхана. М., 2006, с. 233.

[5] Султанов Т.И, Чингиз-хан и Чингизиды. М., 2006, сс. 136-137.

[6] Цит. по: Тизенгаузен Г. Сборник материалов по истории Золотой Орды. Том I. СПб, 1884, сс. 7-8 (далее- СМИЗО).

[7] Доманин А.А, Ук. соч., с. 300.

[8] Хара-Даван Э. Русь монгольская. М., 2002, с. 129.

[9] Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1977, с. 117.

[10] Хара-Даван Э. Чингисхан как полководец и его наследие.- На стыке континентов и цивилизаций. М., 1996, сс. 181-182.

[11] История Казахстана. T. I, сс. 443-444.

[12] На стыке континентов и цивилизаций, с. 189.

[13] СМИЗО. T. I, cc. 27-28.

[14] СМИЗО. T. II. М.-Л., 1941, с. 14.

[15] Рашид ад-дин. Сборник летописей. T. II, М.-Л., 1952, с. 71.

[16] Сафаргалиев М.Г. Распад Золотой Орды.- На стыке континентов и цивилизаций, с. 293.

[17] Султанов Т.И. Ук. соч., с. 206.
Доманин А.А. Ук. соч., с. 335

[18] Доманин А.А. Ук. соч., с. 335