Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом

Восстание Есет-Батыра и Жанкожа Нурмухамедулы

В середине 50-х — начале 60-х годов антиколониальная война казахов вспыхнула с новой силой. В районе Приаралья казахскими отрядами руководил батыр Есет, в районе нижнего течения Сырдарьи — Жанкожа Нурмухамедулы. Объединенное кокандско - казахское войско возобновило активные действия против русских в Жетису. В мае 1853 года в связи с походом русских войск на Ак-Мешит и переброской грузов и войск на Сырдарье была начата конфискация верблюдов у казахов. Эти действия колониальных властей послужили поводом для выступления казахов рода шекты под руководством Есет-батыра. 3 феврале 1854 года против казахов был выслан отряд барона Врангеля, которому, однако, не удалось добиться успеха. В 1855 году в казахскую степь проникли слухи о поражении в Крымской войне, и ан-тирусское движение активизировалось. В июле отряды Есета разгромили войска султана-правителя Жантурина, сам султан был убит, казачий отряд, сопровождавший его, отступил к пограничной линии. Колониальные власти, не имея достаточно сил для борьбы с казахами, стали подкупать отдельных старшин и султанов, разжигать вражду между казахскими родами, пытаясь раско-лоть антирусское движение. Одновременно организовались карательные экспедиции, грабив-шие казахские аулы. Особо жестоко действовали отряды Михайлова, Кузьминского и Дерыше-ва. Летом 1856 г. на казахские кочевья вновь обрушилась карательная экспедиция. В сентябре 1858 г. в урочище Сан отряд Есета потерпел окончательное поражение, а остатки его присое-динились к батыру Жанкожа. Жанкожа Нурмухамедулы, один из соратников Кенесары хана, вначале прекратил борьбу с Россией. Однако после строительства укреплений в низовьях Сырдарьи и началом казачьей колонизации престарелый батыр возобновил военные действия против русских войск. В середине декабря 1856 г. в отряде Жанкожи - батыра было уже более 1500 казахов, недоволь-ных колониальной политикой России. В конце декабря казахи осадили Казалинский форт и начали переговоры с Хивой и отрядами Есета о совместных действиях. В декабре 1856 года из Ак-Мешита вышла карательная экспедиция под командовани-ем генерал-майора Фитингофа. И в январе 1856 г. в кратком, но кровопролитном сражении казахи потерпели поражение и были вынуждены отступить на территории Хивы. Казахские аулы были подвергнуты жестоким репрессиям.

Исторический опыт национально-освободительной борьбы казахского народа против в колониализма определяет отдельные стороны консолидации тюрко-мусульманских народов. Это тесные контакты политической элиты Центрально-Азиатского региона в ходе национально-освободительной борьбы казахского народа, а также ведущая роль российского освободительного движения в формировании и росте единства тюрко-мусульман и особенное значение интеллигенции России на тюрко-мусульманское движение. Необходимо указать на то, что каждый из руководителей или лидеров восстаний и движений находился в постоянном контакте с представителями политической элиты Центральной Азии – это лидеры движений - Жоламан Тленчиев, Есет Котибаров, Жанхожа Нурмухамедов, Кенесары Касымов, Исатай Тайманов, Махамбет Утемисов. Контакты руководителей движений в отдельных политических действиях носили долговременный характер и внесли существенные элементы в ход самих восстаний и движений.

В 20-е начало 30-х годов ХІХ века один из батыров Младшего жуза Жоламан Тленчиев, возглавлявший род табын выступил против царских колонизаторов, захвативших у его рода Ново-Илецкий район богатый пастбищами, реками и соляными копьями. Ново-Илецкая линия входила в группу линий которые строились для обеспечения передвижения царских войск на Западе Казахстана – они состояли из 29 укреплений и к ней отошло 7 тыс. десятин земли казахов. На этих землях стали заселяться казаки и крестьяне. Жоламан Тленчиев стал по началу вести мирные переговоры – они приняли форму переписки, однако царские власти в лице оренбургского губернатора Эссена не обратили внимания на требования Жоламана и тогда Жоламан стал на путь вооруженной борьбы. Его отряды избрали тактику партизанской борьбы – нападали на укрепления и пограничные заставы. Такие действия продолжались долго, а уже настоящая война против царских служб началась в 1835 году, когда к Жоламану примкнули казахи джагалбайлинского рода, а также родов, жаппаского, алчинского, аргынского, кипчакского. К этому времени у них в общей сложности было отобрано более 10 тыс. квадратных верст земли. Чтобы пасти свой скот они были вынуждены кочевать рядом с пограничной территорией и потому выплачивали огромные суммы казакам и администрации.

Кокандские и Хивинские феодалы собирали налоги и повинности с тех же родов, которые уже находились в подданстве царского режима. Роды Шекты, Чумекей отказывались платить двойные налоги, в ответ на это в 1850 году отряд акмечетского бека разгромил 14 аулов рода Чумекей. Но предписания Оренбургских властей были однозначны: " Подтвердить вновь ордынцам воспрещения собирать зякет для хивинского хана, объявив, что если они будут продолжать платить хивинцам дань, то подвергнуться двойному кибиточному сбору". В то же самое время, хивинцы требовали уплаты зякета со скота и ушура с посевов. В таких условиях против хивинцев выступали известные люди в степи. Среди них выделялся Джанходжа Нурмухамедов - лидер родов кишкене-шектинцев. В 1843 году отряды Джанходжи разрушили хивинскую крепость на Куван-Дарье, летом 1845 года он имел стычку с хивинским отрядом, в ответ на это хивинцы захватили в плен 1900 семейств казахов. В 1846году он писал в Оренбургскую администрацию: "... подведомственных нам аулов разграблено 30 ... мы идем к Иргизу, потому, что в сердце нашем нет черной тени к дружественной связи с вами... Мы приготовляемся к походу на хивинцев, потому что всякое время мы видели притеснения от них".
Джанходжа Нурмухамедов был постоянно в колебаниях между хивинцами и российскими властями, уже в конце 1856 года, когда фактически началось само восстание, в некоторых документах сообщалось, что собрав значительное количество вооруженных людей, он хотел "отдаться под покровительство хивинского хана". Однако зная, какие могут быть осложнения и при сборе налогов, и при выполнении повинностей, он уже и после подавления восстания принимал российские власти, как подданный империи.

В конце 40-х – 50-х годах ХІХ века Кокандское ханство активизировало свою политику в казахской степи, были построены и заселены крепости Яны-Курган, Джулек, Ак-Мечеть, Чим-Курган, Кумыш-Курган, и кокандские гарнизоны подошли к устью реки Сырдарьи. Кочевники-казахи платили с кибитки в год 6 баранов, 24 мешка угля, 4 вьюка саксаула и 1000 снопов камыша, кроме того, на них были возложены повинности; каждая кибитка должна была ежемесячно высылать одного человека на неделю для возделывания пашен и огородов, часто раз в год заставляли производить очистку конюшен и хлевов, и, кроме того, каждый кочевник должен был в военный наряд в полном обмундировании и со своей лошадью.

В начале 1850 года кокандский отряд разбил 20 аулов Чумекеевцев, было убито 6 человек, захвачено 100 лошадей и 2500 баранов, и Чумекеевцы вынуждены были откочевать в Каракумы и в пределе: Иргиза. На тяжелое положение рядовых кочевников дополнительно были возложены сборы различных налогов, в том числе - зякет и ушур, который платился родовым старшинам и владельцам. Вместе с тем, со строительством укреплений введена была ещё одна повинность со стороны царских властей - это поставка верблюда для различных работ и для военных экспедиций. Верблюды нанимались до 15 рублей в год, а некоторые родовладельцы платили своим сородичам ещё меньше, при этом найм верблюдов носил массовый характер, по несколько тысяч. Так, в 1847 году, для строительства Уральского укрепления требовалось 1000 верблюдов, для перевозки продовольствия ещё 1500, а для других нужд - ещё 2000, и они были собраны с родов Чумекеевцев за 3 месяца. Поэтому многие родовые структуры Шектинцев и Чумекеевцев откочевывали в другие районы, в пески, при этом они часто меняли свои места перекочевок. Многие роды не отдавали верблюдов. Так Кердаринский и Табынский роды встречали посланцев султана Баймухамедова словами: "что они ни за что не дадут верблюдов, и не допустят даже близко к своим аулам". И они все были вооружены копьями и саблями. Поэтому родоправители просили и принимали помощь от Оренбургской администрации в виде вооруженных конвоев, тот же султан Баймухамедов просил выслать двухсотенный отряд казаков "по встреченной в нем надобности для содействия к успешному сбору нанимаемых верблюдов". И во многих случаях, именно как родоправитель Тлеу-Кабакского рода, Есет Котибаров вступался за сородичей из других родовых структур. Поэтому, когда в 1851 году он просил разрешения у Оренбургской администрации перекочевать на Эмбу, то руководитель Пограничной комиссии В. В. Григорьев отметил: "Бий это, известный русским властям с прошлого 1846 года, прежде чем испрашивать себе особенных с нашей стороны снисхождений, должен, согласно своему обещанию, доставить удовлетворение за свое прошлое". То есть, Есет должен был принести свое покаяние властям в виде материальных возмещений за ущерб от разбитого каравана в 1846 году. И власти разрешения Есету не дали. Еще в 1847 году Российские власти старались привлечь Есета на свою службу, и определили ему награду, в виде золотой медали; Тогдашний председатель Пограничной Комиссии Л. П. Ладыженский писал губернатору: "Подобною наградою привлечь этого полудикого ордынца к нашим интересам, и удержать от попущения к новым в степи беспорядкам".

Открытое выступление рода Шекты против царских властей началось в 1853 году, когда под руководством В. П. Перовского началась подготовка к походу на Ак-Мечеть. Правителю средней части Младшего жуза Арслану Джанторину поручалось собрать с Шектинцев 4000 верблюдов с необходимым снаряжением. Род Шекты отказался дать верблюдов, и многие подразделения рода откочевали за Сырдарью, то есть на кокандскую сторону. Кочевников возглавил Есет. Он писал правителю Западной части Тяукину: "Мы... не дали Арслану Джанторину сильно требуемых им верблюдов потому, что насильственное требование * его показалось нам противозаконным...". Так, как Шектинцы не подчинились властям, Пограничная Комиссия решила наказать Шектинцев и получить требуемых верблюдов. Правитель Западной части Тяукин выступил с двумя казачьими отрядами, а из Уральского вышел отряд, возглавляемый султаном Илекеем Касымовым. Илекей Касымов напал на джаимкаимовское подразделение Шектинцев и угнал 300 верблюдов, при этом было убито несколько человек. Основная Масса Шектинцев двинулась в пустынные районы , в том числе на Усть-Урт. Действия Есета в этот период носили очень противоречивый характер. Они больше были схожи с действиями рядового кочевника, который стремиться обособиться от своих сородичей, но вместе с тем недоволен их несправедливым отношением к себе. Т. е. в данной ситуации Есет не стремился дальше подстегнуть все структуры на вооруженную борьбу против властей. Один из соглядатаев администрации в ауле Есета доносил: "Он находиться в весьма большом рассеянии и говорит, что действуя за честь и права Киргизского народа, он, Есет, поссорился с русскими и султанами-правителями, что теперь хотя и примыкается к себе, но киргизы войску не дают, и не присоединяются".

В 1854 году тактические действия Есета привели к тому, что в замешательстве остались и Оренбургская администрация, и казахи, которые присоединились к Есету. Весной он обязался с повинной приехать в Оренбург, по получении обязательства Оренбургской администрации о том, что власти не будут преследовать его самого и его аулы он должен был сложить оружие, но в это же время, для борьбы с царскими властями он старается выбрать себе союзника в лице хивинского хана. Поэтому, почти все Шектинцы отвернулись от Есета и он нашел опору только в Кабакском роде.

Доклад зав.отделом истории Казахстана Нового времени, внс Э.Ж.Валиханова
http://www.iie.freenet.kz

 

Восстание сырдарьинских казахов под предводительством Джанхожи Нурмухамедова

30—50-е г. XIX в. знаменуют важный рубеж в истории Казахстана. В социально-экономическом положении края наблюдается рост экономического развития некоторых районов Казахстана, обусловленный втягиванием его в общероссийский рынок. Политическое положение Казахстана в этот период было нестабильным.
Чрезвычайно тяжелым оказалось положение казахского населения, которое проживало на территории, расположенной по побережью Сырдарьи. Усиление экспансионистских устремлений Российской империи (в 1853 г. была взята Ак-Мечеть — В. Перовским), а также агрессивная политика хивинского ханства стали основной причиной борьбы присырдарьинских казахов подпредводительством Джанхожи Нурмухамедова. Один из руководителей рода шекты, Джанхожа снискал себе среди простых тружеников славу авторитетного и целеустремленного батыра, обладавшего незаурядными качествами. (Своевольныйи властный правитель Джанхожа к этому времени стал понимать, что казахи-егинши, которые составляли основную массу присырдарьинских казахов, были подвергнуты очень сильному колониальному гнету. Один из главных вопросов был вопрос о земле, После занятия Ак-Мечети была создана Сырдарьинскаяв оенная линия, где были отмежеваны большие площади для водворения казаков и переселенцев, и которые были изъяты из владения казахского населения. Само казахское население было обложено покибиточной податью. Кроме того, было наложено также множество повинностей — содержание дорог, постройка мостов,чистка магистральных арыков, гужевая повинность — казахи должны были выделять верблюдов для работ по требованию начальников линии, выделять людей для строительства укреплений и поставлять скот для перевозки строительных материалов. При этом выполнение повинностей часто совпадало с сезоном работ, что очень дорого стоило егинши.
В 1849 г. было переселено в укрепление Раим первые 26 семейств оренбургских казаков. К 1857 г. около 3000 казахских семей были согнаны со своих мест и переселены туда, где не было пахотной земли и воды для орошения. На местах, где жили казахи, переселенцы пользовались большим преимуществом, что привело к жестокой эксплуатации казахского населения.
Все это накапливалось на протяжении лет и в середине 50-х гг. XIX в.вылилось в открытое выступление казахов-егинши рода кишкентай-шекты.
Произвол хивинского ханства по отношению к казахам оборачивался непосильным поборами, грабежами и самоуправством. В начале 50-х гг.действия батыра находились в поле зрения администрации и российской, и хивинской. Еще в 1843 г. Джанхожа разрушил хивинскую крепость на Кувандарье, и весной 1845 г. разбил отряд хивинцев до 2000 человек,посланный на восстановление разрушенной крепости. В борьбе против хивинцев
Джанхожа пользовался своеобразной стратегией, нападал на укрепления,разрушал их. Так, его войсками была взята крепость Джана-Кала. В 1847 и 1848 гг. он не раз помогал русским войскам отбить хивинцев около крепости Раим. Джанхожа принимал участие и в восстании Кенесары (потом, правда, отойдя от этого движения) и вместе с Кенесары разгромил крепость хивинцев Сузак. Царская администрация, видя, каким авторитетом пользовался Джанхожа среди шектинцев и желая привлечь его на свою сторону, как инструмент своей политики, не раз выказывала ему свои знаки внимания. Так, в 1845 г. ему было послано 200 руб. и сукно на кафтан, а в 1848 г. был пожалован чин есаула, в это же время ему было предложено принять присягу русскому правительству, когда же Джанхожа отказался от этого, его лишили чина есаула и отстранили от управления кишкентай-шектинцами.
Гнет со стороны хивинцев, с одной стороны, обезземеливание — с другой,привели к открытому выступлению против колониального гнета. Естественно,восставшие представляли себе, что главным виновником их бедствия был Казалинский форт и поэтому их действия были в первую очередь направлены против царской администрации, а руководителем восставших стал Джанхожа Нурмухамедов, которому к этому времени было более 90 лет. Таким образом,основная причина восстания крылась в принудительных работах, производимых казахами по решению оренбургской администрации, в непосильном дорожном налоге и обслуживании караванов, а также в переселенческой политике царского режима.
В 1856 г. начались прямые военные действия между царскими войсками и восставшими. Ранее Джанхожа выступал как союзник русского военного командования в его борьбе с хивинцами, а теперь стал активным борцом против русской колонизации районов Сырдарьи и ее притоков. К концу 1856 г. весь район Казалы был охвачен восстанием, к этому времени у Джанхожи было до 1500 вооруженных казахов. В восстании принимали участие не только шектинцы,но и другие рода, в том числе и кочевники. В этом восстании Жанхожа пользовался своей любимой тактикой, и к концу 1856 г. он взял в осаду Казалинский форт. Повстанцы к этому времени уничтожили поселок Солдатская слобода, где жили поселенцы.
Против восставших начал действовать отряд Михайлова, находившийся в форте (казачья сотня, 50 человек пехоты и одного орудие), одна из вылазок
Михайлова окончилась поражением небольшого отряда повстанцев. Другой отряд царских войск под командованием майора Булатова обстрелял лагерь повстанцев. Эти действия проходили с 19 по 23 декабря 1856 года. До последних чисел декабря борьба шла с переменным перевесом. Однако в конце года под нажимом Перовского из Ак-Мечети был направлен отряд генерал-майора
Фитингофа (265 солдат, два орудия и один ракетный станок), соединившись вначале января 1857 г. с отрядами Казалинского форта. У Фитингофа было 300 казаков, 320 человек пехоты, одна пушка, два единорога и два ракетных станка.
9 января 1857 г. произошло решающее сражение между повстанцами и отрядом
Фитингофа. В результате восставшие потерпели поражение, хотя у Джанхожи было до 5000 вооруженных всадников. После сражения Фитингоф начал преследовать восставших, вынудив их перейти на правый берег Сырдарьи и таким образом в пределы Хивинского ханства. С Джанхожи перекочевало до 20 аулов. В пределах Хивинского ханства Джанхожа пытался найти себе союзниковв лице Хивинского хана или Бухары, или Коканда, однако, этого ему неудалось сделать. Так окончилось выступление казахов под предводительством
Джанхожи Нурмухамедова.
Причиной поражения повстанцев стало плохое вооружение и отсталая тактикавосставших, локальность их выступления, опора на старые средневековыепорядки.
Репрессивные меры заключались в разграблении аулов, так было захваченоодного рогатого скота 21400 голов, и в целом общее количество скота,захваченного карателями, было в три раза больше. Кроме того, репрессииочень серьезно ударили по рядовым труженикам. Сам Джанхожа отошел от дел ив ыполнял только функции бия, впоследствии был убит своими противниками.

 

Начало войны в Младшем жузе. В 1823 г. батыр Жоламан Тленшиулы объявил России войну. Поводом послужило строительство Ново-Илецкой линии. Лучшие земли в районе Жаика и Илека были отобраны у казахов и отданы под казачьи хутора. Неоднократные письменные обращения Жоламана в Оренбург не дали результата. Кроме того, продолжали удерживать в плену хана Арынгазы и многих старшин Младшего жуза. Отчаявшись добиться их освобождения и возвращения земель мирным путем, Жоламан начинает военные действия против России. Казахи Младшего жуза, поддержавшие призыв Жоламана, начали совершать нападения на пограничные укрепления и аулы султанов-правителей. Карательные экспедиции не имели успеха.
Начало воины в Среднем жузе. В это же время поднимаются на борьбу с колонизаторами и казахи Среднего жуза, во главе которых встал султан Саржан Касымулы.
Для проведения в жизнь положения Устава и строительства военных укреплений в степь были высланы два отряда, один под командованием подполковника Броневского, другой - подполковника Григоровского. В 1824 г. при активном участии прорусски настроенных султанов были заложены крепости Кокчетав и Каркаралинск и открыты соответствующие приказы. Начались стихийные антирусские движения в Северном и Центральном Казахстане.
Во главе казахских отрядов стал султан Саржан, который на протяжении двенадцати лет вел неутомимую борьбу с русскими колонизаторами и ага султанами, требуя вывода войск из казахских степей и уничтожения приказов и крепостей. В 1826 г. отряды Сар-жана предприняли поход на Каркаралинский приказ. В помощь осажденным в Каркаралинске пришли русские войска, сотника Карбышева и Саржан был вынужден отступить.
В 1832 г. русские отряды заложили Акмолинскую крепость и открыли Акмолинский приказ. В то же время отряд сотника Потанина нанес поражениеСаржану в урочише Сулу-Коль. Эти неудачи побудили Саржана обратиться к кокандским властям с предложением о заключении союза против России. Ташкентский правитель - кушбеги принял это предложение. В 1834 г. объединенное войско заняло район гор Улытау и заложило крепость Корган, но отряд генерала Броневского разгромил ташкентцев и вынудил Саржана покинуть территорию Центрального Казахстана. В 1836 г. ташкентский кушбеги, испугавшись усиления влияния Саржана на юге Казахстана, предательски убил его вместе с братьями Есен-гельды и Ержаном.
Восстание казахов Бокеевского ханства. Постоянные притеснения царских чиновников и их прислужников-родственников Жангир хана привели к нарастанию стихийного возмущения казахов Бокеевского ханства, вылившееся в 1837 г. в вооруженное восстание, возглавленное батыром Исатаем Тайманулы, Махамбетом Отемисулы и султаном Каипкали Есимулы.
Крупные силы повстанцев несколькими отрядами стали приближаться к ставке Жангира, по пути уничтожая дома ханских чиновников. Осенью началась осада ханской ставки. Из русских крепостей, из Астрахани, Уральска и Оренбурга вышли войска для подавления восстания. 30 октября Исатай был вынужден снять осаду и отступить. Однако оторваться от преследования ему не удалось. 15 ноября в урочище Тас тобе произошло сражение с карателями, закончившееся поражением казахов.
В декабре Исатай и Махамбет с небольшим отрядом прорвались через пограничную линию и ушли на территорию Младшего жуза. Связавшись с Жоламаном и Каипкали, они начали собирать новую армию. Весной 1838 г. на маслихате Младшего жуза было решено заключить союз с Хивой и объявить войну “газават” против России. К концу 1838 г. казахские отряды насчитывали около 2 тысяч человек.
Придавая большое значение военным приготовлениям Каипкали, Исатая и Махамбета, боясь их объединения с Кенесары, царское правительство выделило специальные войска во главе с подполковником Геке. Последнее сражение состоялось в районе Илецкой защиты. Султану Каипкали удалось уйти от преследователей, а Исатай погиб. Многие батыры после этого присоединились к Жоламану и Кенесары, а Махамбет отправился в Хиву и стал совместно с Каипкали готовить новое восстание в Бокеевском ханстве.
Таким образом, на первом этапе в 1824-1832 гг. народно-освободительная война носит характер локальных военных выступлений. В Младшем жузе они были возглавлены Жоламаном Тленшиулы, в Бокеевском ханстве - Исатаем и Махамбетом, в Среднем жузе - султаном Саржаном Касымулы. И только с приходом к руководству движением султана Кенесары Касымулы разрозненные силы казахов объединяются, и война входит в новый этап.

 

Антиколониальная борьба казахов последней трети XIX в.

Начало восстания в Младшем жузе. Для проведения в жизнь основных положений реформы 1867-1868 гг. были образованы организационные комиссии, которые должны были провести учет казахских хозяйств, выборы аульных старшин и волостных управителей, сформировать административные аулы, собрать по новым нормам налоги.
Эти комиссии выехали в степь конце 1868 г. Уже в период подготовки реформы и ее проведения в жизнь, слухи о новых колониальных мероприятиях будоражили казахские аулы. Казахи знали, что нововведения повлекут за собой новые налоги, ограничения самоуправления и свободы вероисповедания. Но положения реформы 1867-1868 гг. превзошли самые худшие ожидания казахов.
Именно поэтому организационные комиссии, выехавшие в степь в конце 1868 г. натолкнулись на яростное сопротивление. Жатаки-рыбаки, живущие в устье Жема, собрав вооруженный отряд, окружили комиссию Гурьевского уезда и заставили ее убраться из степи. К концу декабря все комиссии были отозваны.
В начале февраля 1869 г. организационные комиссии вновь выехали в степь в сопровождении казачьих отрядов. Кроме того были усилены гарнизоны всех степных укреплений. Однако, и на этот раз комиссии столкнулись с сопротивлением казахов. Во многих местах казахские отряды держали комиссии в осаде до тех пор, пока они не давали подписки не появляться больше в степи. Были блокированы многие укрепления, прервана связь между ними. В конце февраля комиссии вновь были вынуждены возвратиться на пограничную линию.
К весне стихийное выступление казахов Младшего жуза переросло в восстание. Во главе его встали султаны Хангали Арыктан-улы, ДаутАсауулы, Азберген Мунайтпасулы, Ыкылас Досулы, Сеил Туркебайулы. В начале 1869 г. Хангали и Азберген Мунайтпасулы встретились с хивинским ханом и послом Турции в Хиве. На этой встрече было решено, что Хива пошлет крупный военный отряд для помощи казахам, а в случае крупномасштабной войны между Россией и среднеазиатскими государствами последние будут поддержаны Турцией.
В начале марта из Хивы вышел военный отряд при 4 пушках и в середине апреля расположился в местности. Шошкаколь в 170 км от Эмбинского укрепления. Деятельное участие в организации хивинской военной экспедиции принял сын Кенесары Касымулы султан Сыздык. Отряд должен был соединиться с восставшими казахами и разрушить все русские укрепления в Младшем жузе.
К апрелю уже почти все роды Младшего жуза стали открыто переходить на сторону повстанцев. Казахские отряды прервали связь степных укреплений с административными центрами, уничтожали почтовые станции, нарушили торговлю России со среднеазиатскими государствами.
Поражение восстания. Для борьбы с восставшими казахами в степи были сосредоточены карательные отряды, численностью более 5 тысяч человек при 20 орудиях. Прибывали войска из Петербургского, Московского, Харьковского, Казанского военных . округов. В начале мая карательные силы выступили в степь. Туркестанский генерал-губернатор Кауфман пригрозил хивинскому хану немедленным вторжением, после чего хивинские отряды отступили с территории Младшего жуза.
Несмотря на тяжелое положение, казахи продолжали отчаянное сопротивление. Во многих родах были выбраны эмиры, продолжалась антирусская агитация среди казахов, еще не присоединившихся к восстанию. В начале мая казахи в течение недели держали в осаде крупный отряд под командой Фон Штемпеля в урочище Жамансор. Потеряв весь обоз, каратели были вынуждены отступить в Калмыковскую крепость. Решительные действия казахов заставили и другие отряды к началу лета отойти к казачьим линиям и укреплениям.
В июне 1869 г. началось новое наступление колониальных войск, для которого было сосредоточено в обшей сложности до 10 тыс. пехоты. Общее руководство карательной операцией осуществлял военный губернатор Уральской области генерал-майор Н. Веревкин. Русские войска с четырех сторон вошли в район Оила, где были сосредоточены основные силы повстанцев. После ряда поражений казахи стали массами откочевывать на территорию Хивы.
Откочевку возглавил султан Хангали Арыстанулы. Всего с родных мест было вынуждено уйти около 57 тыс. человек. Оставшиеся казахи подверглись жесточайшим репрессиям. На население было возложена контрибуция по 1 рублю с хозяйства, сверх того 143 тыс. рублей для возмещения убытков казачьей верхушки и торговцев. Весь скот, захваченной русскими войсками при преследовании повстанцев, был конфискован. Все руководители восстания, успевшие скрыться в Хиве, были приговорены к каторжным работам.
Однако с поражением казахов в 1869 г. сопротивление проведению в жизнь положений реформы 1867-1868 гг. не прекратилось.
Восстание на Манкыстау в 1870г. Введение Положения на Манкыстау было отложено до 1870 года. Колониальные власти опасались, что казахи рода адай, кочевавшие здесь, поддержат восстание в Младшем жузе. И лишь в начале 1870 г. русские власти решились укрепиться на Манкыстау. В октябре 1869 г. для подготовки введения положения реформ были усилены гарнизоны степных укреплений, построена новая крепость в низовьях Жема. Вся территория летних кочевий адаевцев была поделена между военными пунктами, занятыми русскими войсками, которые под предлогом "обследования" территории установили фактический контроль над казахами.
В ноябре 1869 г. кавказские войска заняли юго-восточные побережья Каспийского моря и в следующем году уже появились на границах Хивы. 2 февраля 1870 г. Манкыстау был отделен от Оренбургского генерал-губернаторства и передан в ведение Кавказского военного наместника. Таким образом, все пространство кочевий рода адай было окружено русскими войсками.
С изменением административных границ казахам рода адай было запрещено кочевать на территории Уральской области, где ранее находились летние кочевья этого рода. Пользоваться летними пастбищами было разрешено лишь на условиях принятия Положения. Кроме того, администрация потребовала выплаты налогов и земских сборов за прошлый год, что составляло 8 рублей серебром с каждого хозяйства. Таких денег не было не только у бедняков-жатаков, но и у большинства зажиточных казахов.
Манкыстауский пристав подполковник Рукин несколько раз собирал казахских биев в Александровском форте и требовал у них подписку о признании положений реформ. Однако казахи отказывались давать такую подписку.
Весной 1870 г. Рукин попытался силой заставить казахов подчиниться. С небольшим военным отрядом он двинулся в степь с целью преградить путь адаевским аулам, шедшим на летние кочевья. Появление отряда Рукина послужило поводом к восстанию.
В течение недели отряд шел, не встречая сопротивления. Только 22 марта путь ему преградили казахи, потребовавшие возвращения в форт. После короткой схватки Рукин был вынужден отступить. 24 марта казахи вновь напали на русский отряд, отбили у него всех верблюдов и лошадей, а самих казаков заставили отступить в горы.
25 марта русский отряд согласился сложить оружие, но несколько казаков пытались прорвать окружение. В последовавшей рукопашной схватке была перебита большая часть отряда, в том числе и сам пристав, остальные казаки были вынуждены сдаться.
Весть о разгроме отряда Рукина всколыхнула весь Манкыстау. Адаевцы стали целыми аулами присоединяться к восставшим. Возглавили повстанцев Досан Тажиулы, Алга Жалмагамбетулы и Иса Тупенбайулы. К восставшим примкнули рыбаки и работники промыслов, казахи, работавшие приказчиками, проводниками и батраками в станицах, прилегающих к форту.
3 апреля 1870 г. в Александровский форт прибыли крупные военные силы с Кавказа, во главе с графом Кутайсовым. 5 апреля казахи начали осаду форта. В течение трех дней адаевцы атаковали эту первоклассную крепость, разгромили нижнее укрепление, сожгли маяк, но взять форт не смогли. С Кавказа прибывали все новые и новые войска, и казахи были вынуждены снять осаду и отступить.
20 апреля повстанцы разгромили русский карательный отряд в 12 верстах от Александровского форта и в тот же день дважды пытались овладеть крепостью. После очередной неудачи казахи стали откочевывать на юг, на Устюрт. 1 мая Кутайсов, получив новые подкрепления из Дагестана, начал преследование отступающих аулов. Все лето продолжался жесточайший террор против коренного населения Манкыстау. У казахов отбирали имущество, скот, расстреливали непокорные аулы картечью. Адаевцы, успевшие весной откочевать в долину реки Жем, были силой возвращены на Манкыстау.
Карательные меры против казахов. Особой жестокостью отличались действия карательных отрядов под командованием Саранцева и Байкова. Так, Байков отдавал приказы своим подчиненным "перебить всех киргизов (казахов) мужского пола, ...не входя в разбирательство, каких они будут родов и ответвлений". Захваченный скот Байков делил между подчиненными, львиную долю оставляя себе.
Геноцид против казахов Манкыстау и настоящий вооруженный грабеж вызвали возмущение общественности России. Преступления оказались столь вопиющими, что правительство было вынуждено отдать Байкова под суд. На процессе выяснилось, что каратели нападали на аулы безо всяких оснований, расстреливали людей группами и в одиночку, грабили мирные торговые караваны. Байков был разжалован и выслан в Тобольск. Однако это не значит, что колонизаторы считали его действия преступлением. Правительство боялось неблагоприятного общественного мнения внутри страны и особенно в Европе.
После поражения восстания около 3 тыс. семей адаевцев во главе с Исой и Досаном откочевали в пределы Хивы. Оставшиеся в пределах России были обложены огромной контрибуцией в 600 тыс. рублей. Для устрашения казахов колониальная администрация начала практиковать демонстрационные походы войск по казахским кочевьям.
Восстание на Манкыстау в 1873 г. В конце 1872 г. Россия начала готовиться к походу на Хиву. Для этого русской армии требовалось большое количество верблюдов. Считая, что казахи обескровлены и не окажут сопротивления, решено было реквизировать у них верблюдов для нужд колониальных войск. Для проведения реквизиции в степь был послан отряд НЛомакина. Появление русского отряда послужило поводом для нового восстания казахов. В январе 1873 г. казахи опять стали нападать на казачьи разъезды, несколько отрядов было вынуждено отступить в форт Александровский. Однако борьба была неравной. Армия генерала Скобелева, идущая на Хиву, настигла отступающих казахов у колодца Итебай. В сражении было убито несколько офицеров, сам Скобелев ранен, но казахи потерпели сокрушительное поражение.
После падения в 1873 г. Хивы, казахские отряды под командованием Досана Тажиулы и Алги Жалмагамбетулы перешли к партизанские действиям и долго тревожили Кавказскую и Оренбургскую администрации. Летом 1874 г. отряд Досана был окружен солдатами. По свидетельствам очевидцев, солдаты среди ночи окружили юрту, в которой спал Досан и стреляли в нее до тех пор, пока не сочли его мертвым. Когда каратели ворвались в изрешеченную пулями юрту, израненный батыр пытался сражаться саблей, но был схвачен. Тогда же были арестованы и другие руководители восстания. Не выдержав пыток в казематах Александровского форта в 1876 г. умерли Досан и его два товарища. Над остальными повстанцами весной 1876 г. состоялся суд. Тлеуберген Оракулы был приговорен к смертной казни. Алга Жалмагамбетулы к 10 годам каторжных работ, остальные - ссылке в Сибирь.
Поражение казахов в 1869-1873 гг. было обусловлено громадным экономическим и техническим превосходством России, предательством со стороны байской верхушки, казахи были слабо организованы и вооружены, не имели прочного тыла и надежной экономической базы. Но, даже обреченное на неудачу, освободительное движение конца 60-х-начала 70-х годов сыграло огромную роль в подъеме национального самосознания, казахи вынесли из этих схваток уроки, которые помогли им в начале XX в., когда национально-освободительное движение вспыхнуло с новой силой.