Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом

Завоевание Джунгарии

Айсиньгиоро Хунли (25 сентября 1711 — 7 февраля 1799) — шестой китайский император династии Цин вынашивал планы завоевания Джунгарии. Цинская дипломатия искусно вела дело к ослаблению и внутреннему развалу Ойратского ханства. Пекинский двор умело поощрял здесь внутренние междоусобицы, сепаратизм ханов, способствовал затягиванию кровавой борьбы за ханский престол. Сея рознь среди князей, Хунли вынуждал одних искать его поддержки, других — его посредничества или нейтралитета. Начавшаяся с 1745 года почти семилетняя полоса яростной борьбы за престол, заговоров, переворотов, раскола на враждующие лагеря и междоусобной войны создала идеальные условия для сложных интриг цинской дипломатии. Уже к середине 1750-х годов Хунли крайне преуспел в деле ослабления центральной власти в Джунгарии и внутреннего разложения Ойратского государства. После прихода в 1752 году к власти хана Даваци (Дабачи) вновь разгорелась борьба между ним и очередным претендентом — главой племени хойтов Амурсаной, его недавним союзником. Потерпев поражение, Амурсана в 1754 году бежал в Китай, принял цинское подданство и просил помощи у Хунли. Получив предлог для вторжения, тот послал в район Или большую цинскую армию. Амурсана командовал авангардом одной из двух её колонн.

Вторгнувшись в 1755 году в Джунгарию, цинская армия в течении нескольких месяцев оккупировала её. Перегрызшиеся между собой ойратские князья не смогли ни объединиться перед общим врагом, ни дать ему отпор. Побеждённый Даваци в 1755 году был свергнут. Используя эту победу, Хунли ликвидировал единовластие и ханский престол в Джунгарии, рассыпав некогда могущественное государство на четыре отдельных княжества, подчинённых непосредственно Пекину. Такая децентрализация на основе родо-племенной розни ослабила ойратов. Это, и оставленный в Или отряд Баньди, сделали Хунли вершителем судеб Джунгарии. Вместо престола Амурсана получил титул и должность, означавшие его подчинение Цинской империи. Обманутый в своих ожиданиях, он вошёл в соглашение с рядом ойратских и халхаских военачальников. Осенью 1755 года Амурсана поднял восстание против иноземных сил, призвав ойратов к объединению. Повстанцы разгромили отряд Баньди. Однако часть князей переметнулась к маньчжурам, а другая — сохранила нейтралитет. Большая цинская армия вторглась в Или в 1756 году, и Амурсана бежал к казахам. Цинские войска по приказу Хунли приступили к поголовному истреблению ойратского населения, в результате чего к повстанцам примкнули многие князья. Возвратившийся на родину Амурсана возобновил борьбу с захватчиками. Во время борьбы с Джунгарским ханством цинские войска в 1755—1758 годах неоднократно вторгались на Алтай, что положило начало присоединению Горного Алтая к России. В эти же годы цинские войска совершали походы в Казахстан. В результате на российскую территорию перешло много ойратских и алтайских беженцев.

Параллельно с борьбой ойратов за свою независимость, население Северной Монголии искало выход из тяжелейшего положения, созданного цинским господством. В разорённой Халхе не только доведённые до предела араты, но и быстро терявшие свои доходы ханы и князья втягивались в антиманьчжурское движение. Росло стремление к добровольному переходу в русское подданство. Князья во главе с богдо-гэгэном начали тайные переговоры с русскими князьями о переходе Халхи под руку императрицы Елизаветы. Героическая борьба ойратов будоражила халхаских монголов. Летом 1756 года в западной части Халхи вспыхнуло крупное антиманьчжурское восстание. Его возглавил князь хотогойтов Цэнгунджаб (Чингунжав). Конница повстанцев действовала у самых границ Джунгарии, помогая ойратам в борьбе против их общего врага — маньчжуров. Цэнгунджаб поддерживал связь с Амурсаной, предлагавшим объединить силы. Крайне опасаясь единения халхаских монголов и ойратов, Хунли привлёк на свою сторону князей Халхи. Ламаистская церковь призвала к прекращению борьбы. Цэнгунджаб, не получивший поддержки, в 1757 году был разбит и казнён, однако лишь в 1758 году цинским властям при помощи князей и лам удалось погасить пламя восстания и расправиться с непокорными. В затихшей Халхе по приказу Хунли все опасные и подозрительные монгольские феодалы были казнены, тайно отравлены или отстранены от власти.

К этому времени маньчжуры сконцентрировали в Джунгарии крупные силы под командованием Чжао Хуэя, в 1757 году победившего повстанцев в сражении под Урумчи. Мощная цинская армия, пришедшая из империи, продвигалась по Джунгарии, предавая всё живое огню и мечу. Тем не менее, сопротивление ойратов продолжалось, и в него включились остальные князья. После очередного поражения Амурсана бежал на территорию России, где умер от тифа. Вслед за этим в том же 1757 году восстание ойратов было потоплено в крови, Джунгарское ханство было уничтожено. Хунли отдал приказ цинским войскам поголовно истребить ойратское население. Из общей его численности в 600 тысяч человек 85 % были перебиты, умерли от голода или оспы, и 5 % (30-40 тысяч) бежали в пределы России, под пятой завоевателей остались лишь 10 %. опустевший край был разбит на три округа — Или, Урумчи и Тарбагатай — и отдан под власть наместника. Здесь стали создаваться города с цинскими гарнизонами и управами.

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/576615

-------------------------------------------------------

Гибель Джунгарского ханства

Недавно Национальная библиотека получила из Японии копии работ европейских художников при дворе империи Цин, которые и запечатлели покорение маньчжурами Джунгарского ханства Амурсана.
Искандер Аманжол, "Деловая неделя", 27.10.2006 г.



В центре композиции - маньчжурский военачальник, рядом секрет успеха цинов - современное вооружение - пушки.

Скоро Улан-Удэ. Состав притормаживает на очередном полустанке. В приспущенное вагонное окно рассматриваю осенний лес, почти вплотную подступивший к железнодорожной насыпи. Вдоль опушки, параллельно путям, вьется залитый солнцем проселок. Двое мальчишек на велосипедах едут по направлению к виднеющемуся невдалеке селу. У одного соскочила цепь. Устранив неисправность, мальчик крикнул вслед уже далеко уехавшему спутнику: «Эй, Амурсана, подожди! Амур - са - на!». Подумалось, коль скоро мальчуган носит имя последнего хана джунгаров, видимо, буряты о нем не забыли.

Он умер молодым. Состоявший при нем поручик Захаров в своей докладной записке писал: «Сего дня, 21 сентября, года 1757, от оспы скончался зенгорский нойон Амурсана. Годов от рождения 35». В Пекине не могли поверить в его смерть. Император Хун-ли настойчиво требовал: «Известное дело, что тело его сгнило, но сгнить не могли кости его, кои по обычаю Китайского государства, у таких плутов и изменников на показание всему народу ломают на разные части. По сему ведайте, что мы... кости Амурсаны... непременно взять от вас намерены». Российская Коллегия иностранных дел рассмотрела этот вопрос. Ответная грамота российского Сената от 13 июля 1760 года гласит: «Со всем тем, за пристойное изобретаем мы при сем случае дружеским образом увещеваем вас, дабы соизволили вы впредь так, как приятели, а не неприятели наши в переписках с нами умеренно поступать и воздерживаться от всяких грубых и досадных слов и угроз, которые между независимыми (государствами) отнюдь не уместны». Сенат лишь позволил китайским эмиссарам дважды освидетельствовать останки, но выдать их отказался. Прах Амурсаны действительно истлел, но в памяти монголов и бурят сохранились легенды и предания о нем.

Но и после этого китайские сомнения не рассеялись. Не верили этому и калмыки, ойраты, монголы. Совершивший поездку по Северному Китаю русский монголовед А.М.Познеев в своих путевых заметках отмечал, что дэрбэты и хойты верят, что Амурсана получил дар бессмертия и живет до сих пор в русских пределах. Что придет время, и «Амурсана придет через Кяхту в Монголию, на пути будет кормить и выстаивать лошадь в Пекине». Странствующий лама калмык или ойрат-алтаец по имени Донби-джанцан говорил монголам, что он внук Амурсаны, что он освободит их из-под власти Китая и с этой целью скоро придет с севера со своими войсками. Академик Б.Я.Владимирцов, тогда никто и не предполагал, что со временем он станет маститым ученым, совершавший одну из первых своих экспедиций по Монголии, писал о молодом дэрбэтском табунщике, заехавшем к ним на огонек. «Узнав, что мы едем из России, он тотчас начал расспрашивать нас об Амурсане, былом ойратском хане, который, по его мнению, все еще живет в России и должен в самом непродолжительном времени явиться среди дэрбэтов». И продолжает: «Народ простил многое: его вероломство, нетвердость и непостоянство во взглядах и симпатиях, его честолюбие; народная память остановилась на одном моменте его бурной жизни - на борьбе с маньчжуро-китайцами; она приукрасила поступки своего героя и сделала борцом за независимость, за независимое и славное существование ойратского племени». Наверное, в этом и состоит феномен истории, по прошествии веков все негативное сглаживается, и с того или иного персонажа хоть икону пиши. Людям свойственно видеть и помнить то, что они хотят видеть и помнить.

Буддийцы верят в хубилганов (перерождение). Малоизвестный факт: русский авантюрист капитан А.Г.Велинский, который объявил себя в 1908 году перерожденцем Амурсаны, вошел в доверие западномонгольских князей как «человек, посланный русским императором, чтобы выяснить бедственное положение монголов».

«Зенгоры» русских источников - это джунгары. Память сразу же воскрешает джунгарское нашествие - «Актабан шубырынды» - черный период в истории казахов. «Враги не на жизнь, а на смерть», но всегда ли так было? Казахско-джунгарские отношения трудно признать идиллическими, но хотелось бы отметить мнение авторитетного казахстанского историка Ирины Ерофеевой, чьи труды отличаются, на мой взгляд, высокой степенью научной достоверности, которая считает, что «...главным тезисом почти всех советских историков стала мифологизированная версия о тотальной джунгарской угрозе самому физическому существованию казахского этноса».

Казахские отряды воевали на стороне Амурсаны против китайско-маньчжурских войск в период с 1755 по 1758 год в боях в Или, Тарбагатае и Хоргосе. Как пишут исследователи, вернувшие к этому времени Семиречье казахские правители оценили складывающуюся ситуацию и пришли к выводу, что: «Джунгарское ханство не было для казахов прежней угрозой, и, помогая со своим войском джунгарскому хану Амурсане, Абылай пытался помочь своему другу сохранить единое государство». Они рассуждали: «Лучше иметь на своих границах потерявшую былую мощь Джунгарию, чем Цинскую империю». Более того, именовали Амурсану «другом» Абылая.

Насколько это соответствует действительности? В феврале 1741 года армия джунгар под командованием князя Септеня вторглась в казахские пределы. За короткий период джунгары опустошили казахские кочевья на Ишиме и Тоболе, нанесли удар по родам Младшего жуза на Иргизе. Примечательно, что в том же году Галдан-Церен отправляет к хану Младшего жуза Абулхаиру посольство с предложением сосватать одну из его дочерей за своего сына. Ерофеева пишет: «Однако хан, опасаясь подвоха, не спешил ответить согласием на столь интересное предложение». Это был первый и последний случай в истории казахско-джунгарских отношений, когда хунтайджи сам сватал дочь казахского хана за своего официального наследника Цевана-Доржи. Как знать, к чему бы это привело, ответь Абулхаир согласием на это предложение. По мнению некоторых исследователей, не исключено, что на основе этого исторического инцидента сложился сюжет поэмы «Кыз-Жибек».

В 1742 году джунгары дошли до Ташкента. Пытавшийся организовать им сопротивление на реке Ишим Абылай был захвачен в плен. В фильме «Кочевники» кинематографисты живописали его мытарства в плену. Красиво, но не достоверно. Действительно, были периоды, когда на него надевали оковы, но так было не всегда, при нем находились слуги, более того, наложницы. За время пленения Абылай успел выучить монгольский язык. Он был частым гостем у хунтайджи (титул правителей Джунгарского ханства. - «ДН») Галдан-Бошокту (1644-1697), не раз и не два воевавшего с империей Цин. Ойраты не раз наносили поражения армиям китайских (вернее, манчжурских) богдыханов. Чего стоит рейд 6-тысячного корпуса ойратов из Джунгарии в Тибет через труднопроходимые хребты Куньлуня в 1716-м и разгром там цинских войск. Российский посол И. Унковский, побывавший в Джунгарии в 20-х годах XVIII века, писал: «А всего во время нужды уповается, что около ста тысяч собраться может, все конные». В 1732 году 20-тысячая армия Империи Цин была наголову разгромлена под озером Баркуль.

В плену Абылай подружился с ойратским нойоном Амурсаной. И лишь весной 1743 года его обменяли на другого аманата - «сына хана средней киргиз-кайсацкой орды». Предполагается, что немалую роль в этом сыграло российское посольство Карла Миллера, прибывшее в Джунгарию 6 ноября 1742 года. Кстати, в числе прочих султанов Абылай стремился сблизиться с джунгарским домом. В письме, адресованном калмыцкому наместнику Дарма-Бале, он писал (русская транскрипция): «Я, Аблай-салтан, желаю вам здравствовать, все подданные наши вам кланяются. Объявляю вам о себе, что я от Галдан-Череневых рук в добром здравии и с честью освободился и в дом приехал. Меня Галдан-Черень имеет за сына, а племянник ваш Септень имеет за брата меньшего. И я вам нарекаюсь братом меньшим».

Казахские войны не уступали ойратам в выносливости и выучке, но, как докладывал императрице Анне Иоанновне начальник оренбургской экспедиции И. Кириллов: «Ежели бы обе (казахские орды - Средний и Младший жузы) согласились, а у них один хан с войной войдет, а другой оставляет, и так свое владение у калмык теряют». Справедливости ради отметим, что как только Галдан-Церен сосредотачивал свои усилия на войне с цинами, как тут же казахские султаны спешили за легкой добычей в улусы джунгар. Ослабевал натиск цинов, хунтайджи вел свое воинство на казахов. Но государство джунгарское подтачивали не только внешний враг, но и отсутствие внутреннего единства. Часть нойонов и тайджи, не согласившихся идти под руку Галдана, откочевала в низовья Волги в 1625 году и основала там Калмыцкое ханство. В свою очередь, и сын калмыкского владыки Доржи Назарова - Лобжа высказывал пожелание выдать свою дочь за сына хана Абулхаира.

Занятный факт: в состав дербетовских калмыков среди прочих тюрков «ходят» хаскуты - казахи, а среди казахского рода каракесек есть подразделения калмыкского происхождения: «тоты», «бала калмак» и «кыз калмак». Немало их и в других родах. Академик Бартольд высказывал мнение: «Калмыки - тюркское название одной из монгольских народностей, самоназвание которой - ойраты». По его предположение «ойратов стали называть калмыками по их верованию, религии». Возможно, что это связано с тем, что они - «калмак» - остались в Поволжье, и со временем это название полностью вытеснило название «ойрат». Позднее, зимой 1771 года, часть калмыков - торгоутов (по некоторым оценкам, их было порядка 160-170 тысяч), прорвавшись сквозь российские заслоны, стремившиеся воспрепятствовать их уходу, с невероятными трудностями вернется в Джунгарию, где попадет под ярмо Китая.

По мнению историка Дорджиевой: «Калмыки потеряли в пути более 100 тысяч человек убитыми, пленными, замерзшими, умершими от голода, желудочных болезней и почти все имущество и скот». Казахи назвали эту трагическую эпопею «шанды жорак» - пыльным походом. По приказу генерала Рейнсдорфа, поставившего перед приемником Абулхаира хан Нуралы задачу по недопущению их переправы через Яик и возвращению беглецов, напал на калмыков. Их уверения в том, что они пройдут, не вытаптывая пастбищ, были оставлены без внимания. Многие погибли от нападения казахов, оставшиеся же, сдвинув арбы кругом, дали жестокий отпор, однако, окруженные, потерявшие скот и лошадей, они, казалось, были обречены. Казахи расслабились, согласились вести переговоры и даже начали торговать с окруженными. Торгаутские женщины сняли последние украшения, и потерянный скот и лошади были куплены у самих казахов, после чего неожиданно повозки расступились, и вся калмыцкая орда прорвалась сквозь окружение. Преследование Нуралы организовать так и не смог...»

Калмыки, оставшиеся в Поволжье, опасности для казахов уже не представляли. Так завершилась двухсотлетняя война. Примечательно, что нынешний президент Кирсан Илюмжинов в настоящее время осуществляет компанию по их переселению в Калмыкию. Сравнительно недавно на российском телевидении был показан сюжет о прибытии в Элисту первых калмыкских оралманов.

После кончины Галдан-Церена в Джунгарии воцарился хаос. В целом причины казахско-джунгарского противостояния общеизвестны, и нет нужды останавливаться на них более подробно. Спасаясь от преследований наследовавшего Галдану Лама-Доржи, Амурсана и его наперсники Даваци и Банчжур бежали в казахские кочевья к Абылаю. Авторитетный ученый В.Моисеев в своей книге «Джунгарское ханство и казахи» отмечает: «Местное население отнеслось к ним (Амурсане и его приспешникам. - «ДН») весьма радушно, помогало им продовольствием и одеждой». Отказав выдать Амурсану, Абылай оказался обреченным на войну с Ламой - Доржи. Это обстоятельство позволило китайцам считать, что Амурсана и Абылай были связаны клятвой. Более того, ряд исследователей склонны считать, что «цинскому двору не удалось подорвать союз Амурсаны с феодалами Старшего и Среднего жузов, особенно с султаном Абылаем». Последний предоставил убежище не только Амурсане, но и наследнику джунгарского престола Шуно-багатуру. Но уже ничто не могло помочь джунгарам.

В 1755 году маньчжуры вторглись в ойратское ханство и неожиданно быстро покорили его. Отказавшись от китайского подданства (он его принял вместе а Абылаем), Амурсана вернулся на родину, но он так и не смог собрать под своими знаменами сколько-нибудь значительное войско и поднять восстание. Ему удавались достичь лишь локальных успехов. Потерпев поражение, он снова бежит к казахам (Абылай не мог рисковать, укрывая его), а затем в Сибирь. Джунгарский вопрос был решен окончательно и бесповоротно. Китайский историк Вэй Юань писал: «В Джунгарии насчитывалось несколько сот тысяч семей, четыре десятых умерли тогда от оспы, две десятых бежали в Казахстан и в Россию, три десятых было уничтожено великой армией».

В своей книге российский исследователь А. Чернышев называет причины такой жестокость: «Цины учинили жестокую расправу над ойратами не потому, что они считали их варварами. Нет, ведь не вырезали же они сибо, солонов, дауров и другие племена, а также многочисленные, но разрозненные племена халхаских монголов. Маньчжуры уничтожили именно ойратов, поскольку боялись, что, не сделав того, они сохранят в их лице потенциального соперника, уже имевшего опыт создания суверенного государства и поддерживавшего длительные связи с Россией. Поэтому маньчжуры предпочли уничтожить почти всех ойратов, а их земли оставить под контролем своих войск». Так джунгарское ханство исчезло с лица земли.

Несмотря на то, что как Российская, так и Маньчжурская империи использовали казахско-джунгарские противоречия в своих целях, вполне допустимо, что нас бы ждала аналогичная судьба. Окажи казахи ожесточенное сопротивление, как кавказские мусульмане, нас вполне могла ждать судьба ногайцев Кубани, часть которых практически уничтожил Суворов (этот «славный» эпизод его карьеры советская историография замалчивала так же, как и участие полководца в подавлении пугачевского восстания), а остальные числом в 200 тысяч в страхе бежали в Турцию. Нам сильно повезло тогда и сейчас, когда независимость фактически сама пришла к нам в руки. Жаль, теперь налаживать отношения между кочевыми народами уже поздно, джунгаров больше нет.