Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Казахстан в 20-х годах ХХ в. НЭП. Коллективизация

Казахстан в первой половине 20-х годов

С победой советского режима Казахстан, как и многие другие окраины бывшей Российской империи, стал ареной для многочисленных социально-экономических экспериментов властей, в том числе и процесса перехода “отсталого” полукочевого хозяйства на “социалистические рельсы”. При этом ставилась задача “догнать” в развитии европейские народы России, т.е. перейти на европейскую модель экономики - пашенное земледелие и развитую индустрию. При этом в большинстве случаев не учитывались ни своеобразие культуры народа, ни экологические условия. Однако в первой половине 20-х годов, когда речь шла о выводе хозяйства из кризиса, вызванного войной, процесс “социалистического строительства” еще не стал доминировать в хозяйственной жизни республики.

Экономика Казахстана. Обеспокоенное размахом крестьянских волнений в стране правительство в марте 1921 г. идет на некоторую либерализацию экономики, одним из основных элементов которой стал переход от продразверстки к фиксированному продналогу. Производители получили право продавать излишки на рынке, что привело к некоторой стабилизации сельского хозяйства. Начинает расти посевная площадь, достигшая к 1925 г. 3 млн. га. Значительно увеличился валовой сбор зерновых, почти вдвое по сравнению с 1922 г. увеличилось поголовье скота. Определенную роль в выходе сельского хозяйства из кризиса сыграли аграрные реформы, проведенные в Казахстане в начале 20-х годов. В феврале-апреле 1921 г. казахам были возвращены земли в десятиверстной полосе вдоль Иртыша и Урала, ранее принадлежавшие казачьим войскам, в 1921-22 г. была предпринята земельноводная реформа в Туркестане, в состав которого входили Семиреченская и Сырдарьинская области, по которой казахам были возвращены земли, конфискованные в 1916-17 гг. и установлен более справедливый порядок землепользования.

В промышленности и транспорте продолжала сохраняться тяжелая ситуация. Небольшой подъем испытывает легкая и пищевая промышленность, большая же часть горнодобывающих предприятий, в т.ч. Риддер, Спасский завод, Карагандинские и Экибастузские копи бездействовали. Исключение составляла лишь нефтедобывающая промышленность, доведшая добычу нефти до довоенного уровня. Медленно шло восстановление транспорта и особенно железных дорог. Все строящиеся линии предназначались для вывоза из республики продуктов сельскохозяйственного производства.

Общественно-политическая ситуация. Несмотря на некоторую либерализацию экономики, в политической жизни нарастали тенденции усиления авторитарной власти и диктата коммунистической партии, постепенно заменявшей собой государственный аппарат. Кроме того, провозглашение автономии во многом оказалось номинальным, и Казахстан так и не получил реального самоуправления. Большая часть промышленных предприятий и железные дороги находились под непосредственным управлением Москвы. Антидемократичные избирательные законы, представляющие преимущества рабочим, приводили к ограничению числа казахов в правящей элите. В 1922 г. в партийной организации Казахстана удельный вес казахов был всего 6,3%, из 163 делегатов I областной партконференции было всего 19 казахов, в 1920 г. казахи составили всего 17% общего числа промышленных рабочих.

В южных областях Казахстана, входящих в состав Туркестанской АССР, положение было еще более сложным. Попытка коммунистов коренных национальностей в 1920 г. изменить ситуацию путем объединения центральноазиатских республик в единую Тюркскую республику, создания Коммунистической партии тюркских народов привела к вмешательству центральных властей. В Ташкент была направлена комиссия ВЦИК и Совнаркома РСФСР (Турк. комиссия), все решения местных партийных органов о Тюркской республике и компартии отменялись, краевой комитет партии был распущен, а инициаторы реформ во главе с Т. Рыскуловым вынуждены были подать в отставку и уйти с партийных и государственных постов. Только в 1922 г. после официального признания своих “ошибок” они смогли вернуться к руководству республикой.

Особенно жесткие формы преследование проявлений национальной идеи принимает после прошедшего в июне 1923 г. совещания в ЦК РКП(б). На этом совещании критике подверглись лидер татарских коммунистов Султангалиев и поддерживавшие его представители национальных окраин, в т.ч. и Т. Рыскулов. Султангалиев был обвинен в национализме, связях с басмачеством и стремлении свергнуть Советскую власть. На представителей национальной интеллигенции обрушились репрессии. Еще в 1922 г. со всех руководящих постов были смещены бывшие члены партии Алаш, а в 1924 г. ряд казахов-коммунистов были отозваны из республики в центр.

Часть местных коммунистов тем не менее выступили против гонений на “алашординцев”. Так, С. Садвакасов постоянно призывал к широкому привлечению представителей либеральной интеллигенции к руководству. Аналогичную позицию занимал один из туркестанских лидеров С. Ходжанов. Последний выступил с идеями о национальном размежевании внутри Казахстана с целью создания национально однородного государственного образования. Тем не менее, центр продолжал политику подчинения национальных окраин. Основными проводниками этой политики в Казахстане стали Н. Ежов и Ф. Голощекин, присланные в республику для “усиления” партийной организации. Н. Ежов прибыл в Казахстан в 1923 г. на должность секретаря Семипалатинского Губкома, а в 1924 г. стал заведующим организационно-инструкторским отделом обкома партии и контролировал кадровые вопросы. Ф. Голощекин в 1925 г. был избран первым секретарем республиканской партийной организации. С его приходом к власти общественно-политическая ситуация в Казахстане значительно ухудшилась.

Национально-государственное размежевание. Национально-государственное размежевание Туркестана. Объединение казахских земель Идея присоединения к Казахстану Семиреченской и Сырдарьинской областей, входивших в состав Туркестана, возникла еще в период гражданской войны. Казахское население этих областей постоянно высказывалось за объединение с северными районами в одну республику. Это совпадало и с планами центральных властей, заинтересованных в расчленении Туркестанской республики для ослабления пантюркистских и панисламистских идей в Центральной Азии. В 1924 г. ТАССР была упразднена и разделена на Узбекскую и Туркменскую республики, а чуть позже возникли Киргизская и Таджикская республики. Южные области были присоединены к Казахстану. Часть Оренбургской губернии вместе с городом Оренбургом была передана России, в связи с чем возник вопрос о новой столице Казахстана Оренбург - столица Казахстана. Выбор пал на центр Сырдарьинской области Перовск, переименованный в Кызыл-Орду. Объединение всех казахских земель в составе одной республики стало важной вехой в истории казахского народа и несмотря на трудности того периода, сыграло очень важную роль в создании казахской государственности.

НЭП в Казахстане (1921-1929 гг.)
Ситуация сложившаяся в Казахстане в начале 20 века подтверждала общую картину экономического и политического кризиса, охватившего страну. Здесь всё говорило о необходимости перехода к новым принципам хозяйственной политики, определяющим стержнем которой должна была стать идея восстановления нормальных экономических отношений. В этой связи большевики вынуждены были отойти от утопических догм революционного романтизма.
Основой изменений служили более толерантная по отношению к различным формам собственности политика и осознание невозможности дальнейшего игнорирования товарно-денежных отношений. Начало перехода связано с 10-м съездом Компартии (март 1921 г.). Именно на нём было принято решение о переходе от продразвёрстки к продналогу (фиксированный налог). Помимо изменений в налоговой политике были предприняты действенные акции в ряде других фрагментов экономических отношений: финансах, кредитах, трудовом законодательстве и т.д. Кардинальные меры сразу же сказались на состоянии народного хозяйства. Вскоре обозначилась тенденция к его восстановлению.
Так, уже к концу 1925 г., уровень производства промышленной продукции возрос по сравнению с 1920 г. В 5-6 раз. В действие было введено более 60% предприятий промышленности против 17% в 1921 г. Свидетельством улучшения благополучия в экономике было развитие транспорта. Помимо старых магистралей в действие вступили и новые: Петропавловск-Кокчетав, Славгород
– Павлодар. Подъём наметился и в сельском хозяйстве. В традиционно зерновых районах Уральской, Акмолинской и Семипалатинской областях был, достигнут уровня 1913 года. Стала выходить из кризиса животноводческая отрасль. В Казахстане по сравнению с 1922 г. Поголовье скота в 1925 г. Удвоилось, постепенно восстанавливалось кочевое скотоводство. Быстрые результаты дал НЭП и в Туркестане. В 1924 г. Здесь работало уже 35 хлопкозаводов.
Стоимость валовой продукции хлопкоочистительной промышленности за один год возросла почти на 40 миллионов рублей. Валовая промышленность всего Туркестана достигла 80% довоенного уровня.
Либерализация экономической жизни вызвала некоторые изменения и в общественно-политической сфере. В Туркестане в 1918-1919 гг. были ликвидированы суды казиев и конфискованы вакуфные земли. Это породило басмаческое движение, особенно в Ферганской долине, где ислам имел традиционно развитую инфраструктуру. В 1922 г. ТуркЦИКом были возвращены вакуфные земли и легализованы суды казиев. Благодаря этим акциям социальная база басмачества стала сужаться. Политика в отношении религии со стороны власти в первой половине 20-х годов стала более терпимой. Наряду с восстановлением шариатских судов и возвращения вакуфных земель власть официально санкционировала право на отправление религиозных обрядов и праздников. Еженедельным днём отдыха становилась пятница – из-за подавляющего числа мусульман среди жителей Туркестана. Компромиссы, на которые в годы НЭПа власть пошла в области конфессиональной политики, способствовали тому, что часть мусульманских священнослужителей стала поддерживать её акции. В январе 1924 г. Улемы Западной Бухары приняли резолюцию, в которой говорится, что басмачи не защитники а отверженные враги ислама.
Духовенство поддержало и земельно-водную реформу.

Ориентация на философию НЭПа как более позитивную модель реформирования общества оказалась недолгой. Уже со второй половины 20-х гг. большевистское государство, оправившись от кризиса, начинает отходить от идеологии НЭПа, вновь переводя политику к более жёсткому принципу.

---------------------------------------------------

“Малый октябрь” и коллективизация в Казахстане

Ф. И. Голощекин. Укрепление тоталитарной системы в Казахстане связано с именем Ф. Голощекина, избранного осенью 1925г. руководителем краевой партийной организации. Профессиональный революционер, один из организаторов расстрела царской семьи, Голощекин сразу после прибытия в Кызыл-Орду заявил об отсутствии в казахском ауле Советской власти и необходимости “пройтись по аулу Малым Октябрем”. Основной задачей провозглашалось разрушение традиционной общины через ликвидацию социальной дифференциации. Следующим шагом должен был стать массовый переход казахов к оседлости. Прекрасно понимая, что эти мероприятия вызовут протест со стороны местных коммунистов, Голощекин начал борьбу с теми партийными лидерами, которые не разделяли его взглядов. Уже в 1926 г. в “национал-уклонизме” были обвинены С. Садвакасов и С. Ходжанов. Гонениям подверглись С.Сейфуллин, М. Мурзагалиев, Н. Нурмаков, С. Мендешев и др. Многие из них были удалены из республики. Ж. Султанов, С.Садвакасов, Ж. Мунбаев сняты со своих постов. В конце 1928 г. начались первые аресты политических противников Голощекина, в числе которых были А. Байтурсынов, М. Дулатов, Ж. Аймаутов, М. Жумабаев. Через два года были арестованы М. Тынышпаев, Ж. Досмухамедов, X. Досмухамедов и многие другие представители национальной интеллигенции.
Фактически устранив оппозицию в Казахстане, Голощекин начал претворение в жизнь своей идеи “Малого Октября”. В 1926-1927гг. был осуществлен передел пахотных и пастбищных угодий. Около 1 360 тыс. десятин сенокосов и 1 250 тыс. десятин пашни были отобраны у зажиточных хозяйств и переданы беднякам и середнякам. Однако ожидаемого эффекта эта мера не принесла.
Не имеющие скота хозяйства не могли воспользоваться переданными им сенокосами и пастбищами и в большинстве случаев возвращали их прежним хозяевам.
Следующим шагом стала конфискация имущества крупных баев-скотовладельцев с выселением их вместе с семьями за пределы районов проживания. Намечалось конфисковать имущество и скот около 700 хозяйств. Согласно документам, скот был отобран у 696 хозяйств, однако наделе это цифра была гораздо выше. Так, только в Акмолинском округе вместо 46 по плану конфискации и выселению было подвергнуто более 200 хозяйств, в Петропавловском вместо 34 хозяйств -102 и т.п. Всего в результате кампании около 145 тыс. голов скота были переданы беднякам. Следует заметить, что конфискации подвергались не только крупные скотовладельцы, но и середняки, замеченные в нелояльности властям. Усиливался также налоговый пресс в отношении зажиточных хозяйств, вынужденных выплачивать большую часть сельхозналога. Так, в 1927-28 гг. 4% хозяйств уплатили 33% всей суммы налогов. Кроме того, существовала система “самообложения”, по которой сумма могла превышать первоначальную в два-три раза.
Следует отметить, что политика давления на зажиточных крестьян была характерна не только для Казахстана, но и для всего Советского Союза. Главной своей целью Советское правительство считало ускоренную индустриализацию, средства для которой должен был дать аграрный сектор экономики. Традиционное хозяйство, опирающееся на частную собственность на землю и скот, не могло в короткие сроки дать необходимые средства. Поэтому в конце 20-х годов был взят курс на коллективизацию - создание системы коллективных хозяйств (колхозов) с полным отчуждением крестьян от средств производства и распределения результатов этого производства.
Казахстану была уготовлена особая роль. Богатые природные ресурсы предусматривали создание здесь крупной индустриальной базы, однако рабочая сила должна была быть перемещена сюда извне, из центральных регионов России и Украины. Казахи, как кочевники и скотоводы, не вписывались в будущую систему “социалистического Казахстана”. Именно поэтому Голощекин с согласия Сталина выбрал те методы коллективизации, которые не могли не вызвать полный развал казахского хозяйства и фактическое вымирание целого народа. Так был взят курс на широкомасштабный геноцид. Улы жут (Казахский голодомор)
Коллективизация. В 1927-28 гг. в стране разразился хлебозаготовительный кризис. Если в 1927 г. было заготовлено 430 млн. пудов, то в следующем - только 300 млн. пудов, причем началось повсеместное уменьшение посевных площадей. Крестьяне вынуждены были это делать, так как закупочные цены государства были ниже рыночных в три раза. В ответ власти начали кампанию коллективизации. В Казахстане она должна была в основном завершиться к 1932 г., однако местные власти во главе с Голощекиным форсировали этот процесс, который сопровождался насильственным оседанием казахов и “раскулачиванием” зажиточных крестьян. В 1928г. коллективизировано было 2 % всех хозяйств, к весне 1930 - 50%, а к осени 1931 - около 65 %. Одновременно в рамках оседания создавались скотоводческие городки, в которые сгонялись аулы с большой территории. Это привело к тому, что скот, собранный в одно место, начал погибать от бескормицы. Обобществлению во многих случаях подвергался не только скот и сельхоз инвентарь, но и птица и даже личное имущество.
Одновременно с коллективизацией активно шла хлебозаготовительная кампания. В колхозах отбирали все запасы зерна, включая семенной фонд, на скотоводческие районы также накладывались обязательства сдавать зерно, и казахи были вынуждены для выполнения их менять скот на хлеб. В широких масштабах шла кампания по заготовке мяса и шерсти, приведшая к массовому забою скота. Зимой 1930 г. поступила команда по дополнительной заготовке шерсти, что привело к гибели большого количества овец от холода. В итоге даже по официальным данным количество скота в республике сократилось на 20 млн. голов, т.е. наполовину, а в 1931 г. - еще на 10 млн. голов. Власти Казахстана и сам Голощекин прекрасно знали о сложившейся ситуации, однако продолжали проводить прежнюю политику. В рамках раскулачивания было в 1930-31 г. выслано за пределы республики около 6 800 человек. В то же время в Казахстан из других регионов СССР было переселено 180 тыс. раскулаченных, лишенных средств существования. Коллективизация и раскулачивание сопровождались жестокими репрессивными мерами. За 1922-1933 гг. за сопротивление властям и попытки скрыть зерно и мясо от заготовок было осуждено более 33 тыс. человек.
Результатом всех этих акций стал небывалый голод, поразивший все без исключения районы Казахстана. Уже весной 1931 г. с мест в Алма-Ату, ставшую к тому времени столицей, стали поступать сведения о голоде, однако власти их игнорировали и лишь ужесточали административный нажим. В итоге втечение 1931-ЗЗгг. умерли около 2 млн. казахов и 200-250 тыс. казахстанцев других национальностей. Несколько сот тысяч казахов откочевали в Китай, Монголию, Ирак и Афганистан. Численность этноса сократилась вдвое. Огромные потери понесло животноводство. С 1928 по 1932 год численность крупного рогатого скота сократилась с 6 млн. 509 тыс. до 965 тыс. голов, овец - с 18 млн. 566 тыс. до 1 млн. 386 тыс. голов, лошадей - с 3 млн. 616 тыс. до 416 голов, верблюдов - с 1 млн. 42 тыс. до 63 тыс. голов. Конечно, население Казахстана пыталось сопротивляться геноциду, что выразилось в ряде волнений и вооруженных восстаний. Антисоветские восстания 1929-1931 годы


Коллективизация сельского хозяйства – трагедия крестьянства Казахстана.

Коллективизация. Осуществление грандиозной индустриализации требовало коренной перестройки аграрного сектора. В западных странах аграрная революция, т.е. система совершенствования сельскохозяйственного производства, предшествовало революции промышленного, а потому в целом было легче снабжать продуктами городское население. В СССР оба эти процесса приходилось осуществлять одновременно. При этом деревня рассматривалась не только как источник продовольствия, но и как важнейший канал пополнения финансовых ресурсов для нужд индустриализации.

В декабре 1927 года состоялся XV съезд ВКП(б), известный как съезд коллективизации. Согласно его решениям, за короткие сроки, к весне 1932 года сельское хозяйство страны должно было превратится из единоличного в коллективно-колхозное.

Коллективизация проводилась насильственными методами, форсированными темпами без учета особенностей жизни коренного населения.

Состоявшийся в ноябре Пленум ЦК ВКП (б) среди других прочих проблем обсудил вопросы развития колхозного движения и принял “меры для улучшения руководства перестройкой сельского хозяйства”. Пленум ЦК Компартии Казахстана в декабре 1929 года обсудил пути выполнения решений Пленума ЦК ВКП (б) и постановил, что необходимым условием проведения генеральной линии на коллективизацию является переход кочевников к оседлому образу жизни.

Непосредственно коллективизация в Казахстане началась в 1929 году. Если в 1928 году в Казахстане было коллективизировано 2% всех хозяйств, то уже на 1 апреля 1930 года – 50,5%, а к октябрю 1931 года – около 65%. Ряд областей перекрыл даже эти “ударные” темпы; например, в Уральском, Петропавловском округах было коллективизировано 7% хозяйств. К началу осени 1931 года в республике насчитывалось 78 районов (из 122), где коллективизацией было охвачено 70-100% дворов.

7 ноября 1929 года в “Правде” появилась статья Сталина И.В. “Год великого перелома”, где говорилось “о коренном переломе в развитии нашего земледелия от мелкого и индивидуального отсталого хозяйства к крупному передовому коллективному земледелию”.

В конце декабря 1929 года Сталин объявил о конце НЭПа и переходе к политике “ликвидацию кулачества как класса”.

Раскулачивание. В деревне происходили два взаимосвязанных насильственных процесса: создание колхозов и раскулачивание. Ликвидация кулацких хозяйств имела своей целью прежде всего обеспечение коллективным хозяйствам материальной базы. Крайне тяжелыми последствиями обернулось для шаруа раскулачивание. Нарушение принципа добровольности и элементарной законности вообще с самого начала приняло повсеместный характер. В директивах, доведенных до местных органов, указывалось, что удельный вес ликвидируемых кулацких дворов по отношению к общей массе хозяйств не должен превышать 3-5%. Но во многих районах нередко план выполнялся настолько усердно, что фактически превышал в два, а то и в три раза больше, чем установленной нормы. Например, в Красноармейском районе Петропавловского округа, где раскулачиванию оказались подвергнуты 7% всех хозяйств (496 дворов), что втрое больше, чем насчитывалось индивидуально обложенных налогоплательщиков.

На 15 марта 1930 года, т.е. всего через месяц после принятия постановления ЦИК и СНК КАССР “О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством и байством”, было арестовано и передано суду 3113 человек, а 2450 хозяйств подлежало выселению за пределы округа проживания. В ходе проведения политики “раскулачивания” более 60 тысяч хозяйств были объявлены байскими, и их имущество принадлежало конфискации; более 40 тысяч было раскулачено, а остальные скрылись, бросив своё имущество.

По данным отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, в 1930-1931 годы численность крестьян отправленных в “кулацкую ссылку”, достигла по Казахстану 6765 человек. По данным того же отдела, в республику была выселена 46091 семья или 180015 человек. Это были крестьяне с нижнего и среднего течения Волги, Центрально - Черноземской области, Нижегородского края, Московской области, Средней Азии и Закавказья. Трагедия этих людей безмерна – их грузили в эшелоны, дав на сборы подчас лишь сутки.
Трагическим стало для казахов насильственное оседание скотоводов – кочевников и полукочевников, осуществляемое в годы коллективизации. В1930 году было переведено на оседлость 87136 хозяйств, в 1933 году – 242208. Сам механизм оседания понимался весьма упрощенно: стягивались сотни хозяйств в одно место, а затем организовывались стационарные поселки по типу деревень. Все это сопровождалось насильственной коллективизацией, то есть осевших кочевников и полукочевников сразу стопроцентно оформляли в колхозы. При этом создавались колхозы-гиганты, объединявшие сотни хозяйств в радиусе до 200 и более километров. Колхозные фермы, в которые сгонялся обобществленный скот, часто представляли собой участки степи, огороженные арканами, в которых животные стали погибать. Настигшая катастрофа разразилась в животноводстве. Накануне коллективизации в Казахстане было 40,5 млн. голов скота, а на 1 января 1933 года осталось всего около 4,5 млн. голов.

В результате все эти мероприятия привели к трагедии голода 1930-1933 годов, потери от него составили около 2,1 млн. жителей республики. Представители казахской интеллигенции били по этому поводу тревогу. Например, известны письма Т.Рыскулова И.Сталину от 29 сентября 1932 года и 9 марта 1933 года, где он подробно описывал сложившуюся ситуацию. Спасаясь от голода и репрессий, свыше 1 млн. человек мигрировало за пределы Казахстана, из них 616 тыс. безвозвратно. Трагедия коллективизации раскидала казахов по ряду стран мира, например, в Китае ныне их проживает 1.070 тыс., в Монголии – 137 тыс., в Турции – 120 тыс. Также казахские диаспоры имеются в Афганистане, Иране, в стране Западной Европы и в Северной Америке. Всего за пределами Казахстана в данное время проживает около 4,5 млн. казахов, в том числе в 14 государствах бывшего СССР и 25 странах дальнего зарубежья.

Недовольство населения Казахстана жестокой политикой коллективизации вылилось в вооруженное сопротивление. Во время коллективизации в республике произошло 372 массовых выступления и восстания. По неполным данным, в восстаниях участвовало около 80 тыс. человек. Крупные выступления шаруа и крестьян имели место практически на всей территории республики.

Упорством и организованностью отличалось восстание в Сузакском районе Сырдарьинского округа, где восставшие заняли районный центр Сузак.

Против насильственной коллективизации и оседания казахов выступили представители казахской интеллигенции – А. Букейханов, М. Дулатов, С. Садвакасов, Т. Рыскулов и др. Даже сам И. Сталин вынужден был признать, что в коллективизации были “допущены большие перегибы”. 2 марта в “Правде” была опубликована статья И. Сталина “Головокружение от успехов”. Заявил, что “нельзя насаждать колхозы силой”.
Результаты форсированного развития.

Политика сплошной коллективизации привела к катастрофическим результатом. Но самое главное, коллективизация создала необходимые условия для осуществления индустриализации страны. Она предоставила в распоряжение города огромное количество рабочих рук, попутно ликвидировав и аграрное переселение, позволило при значительном уменьшении числа занятых, поддерживать производство сельскохозяйственной продукции на уровне, не допускавшем длительного голода. Коллективизация обеспечила промышленность необходимым сырьем. Она не только создала условия для перекачивания средств из деревни в город на нужды индустриализации, но и выполнила важную политико-идеологическую задачу, уничтожив последний островок рыночной экономики - частнособственническое крестьянское хозяйство.

Централизация всех внутренних источников позволила в необычайно короткие сроки достичь невиданных результатов в области промышленного производства. Темпы роста тяжелой промышленности были в 2-3 раза выше, чем в России перед первой мировой войной по абсолютным объемам промышленного производства СССР в конце 30-х годов вышел на второе место в мире после США сократилось отставание от разных капиталистических стран по производству промышленной продукции на душу населения. Среднегодовые темпы роста промышленного производства были самыми высокими в мире и составляли от 10 до 17%.

Но другие отрасли страны отставали от промышленности, прежде всего легкая промышленность и аграрный сектор. Экономическая жизнь была сверх централизованна, сферы деятельности рыночных механизмов были предельно ограничены, все производители были подчинены государству. В стране утвердилось командно-мобилизационная жизнь являющаяся экономической основой тоталитарного режима .

Итоги коллективизации сельского хозяйства в Казахстане:

1. Внедрение прогрессивных технологий, концентрация техники, более рациональное использование земли, рост производительности труда – все это было по плечу крупным коллективным сельскохозяйственным предприятиям.
2. Уравнительность, жесткая централизация, слабая личная заинтересованность, постоянное подавление воли и инициативы личности – все эти факторы сковывали динамичное развитие сельскохозяйственного производства.
3. Создание строя цивилизованных кооператоров, избавление от феодально-байской кабалы и разорение было явлением прогрессивным. Но это осуществлялось методом принуждения, без учета специфики кочевой цивилизации.

---------------------

КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ НА ТЕРРИТОРИИ КОСТАНАЙСКОЙ ОБЛАСТИ.

Яремин Ю.В. начальник отдела испорльзования и публикации документов Госархива Костанайской области

Процесс коренных преобразований в деревне и ауле на рубеже 20-х гг. прошлого века – коллективизация сельского хозяйства и сопутствующее ей оседание казахского населения – один из переломных моментов в истории Костанайского региона.
Коллективизации предшествовал нэп, введенный в 1921 г. и позволивший восстановить разрушенное революциями и гражданской войной хозяйство страны. В первые годы нэпа активно развивалась частная предпринимательская инициатива, но последующие характеризуются постепенным укреплением ведущего положения госсектора в народном хозяйстве в результате роста индустрии, государственной и кооперативной торговли, приведшего к постепенному сворачиванию нэпа. В 1925 г. провозглашена индустриализация, согласно ленинского указания о том, что «единственной материальной основой социализма может быть крупная машинная промышленность, способная реорганизовать и земледелие».
ХV съезд ВКП(б) (2–19 декабря 1927 г.) принял решение о взятии курса на коллективизацию сельского хозяйства в СССР, согласно кооперативного плана В. И. Ленина, предполагавшего мелкотоварное, прежде всего крестьянское хозяйство, как источник капиталистических отношений переустроить через кооперацию путем постепенного добровольного объединения мелких частных хозяйств в крупные коллективные хозяйства. Притом кооперирование должно было быть строго добровольным, и проводиться исключительно путем разъяснения. Формирование социалистических производственных отношений в деревне подразумевало также создание крупных госпредприятий, т. е. совхозов, организуемых на свободных землях госфонда.
В подготовке массовой коллективизации значимую роль сыграла сельскохозяйственная кооперация. К сентябрю 1928 г. сеть кредитной сельхозкооперации Кустанайского округа состояла из окружного селькредитсоюза и 61 низового кредитного товарищества, объединявших треть всех домохозяев округа . Основной контингент кооперированного населения составляли бедняки и середняки.
В 1927–1928 гг. шел стихийно рост колхозов, как с русскоязычным, так и с казахским населением. Если на 1 мая 1927 г. в округе насчитывалось 84 колхоза, то немногим через год их число достигло 473. Они организовывались в форме простейших товариществ, сельхозартелей, было даже несколько коммун, но основная часть оформлялась в виде тозов – товариществ по совместной обработке земли и косьбе. Организация колхозов происходила без всякого плана и внимания окружных организаций, незначительный размер коллективных хозяйств не позволял рентабельно применять усовершенствованные сельхозмашины. Их организационно-хозяйственное обслуживание было очень слабым, они часто распадались, некоторые объединялись только на время выполнения посевных и уборочных работ. Обеспечение квалифицированными сельскохозяйственными кадрами было катастрофическим, на 473 колхоза в августе 1928 г. было всего 3 агронома.
В 1928 г. денежные кредиты, отпускаемые по линии сельхозкредита, направлялись, в основном, на обеспечение колхозов, тем самым стимулируя довольно быстрый их рост. Сельскохозяйственная кооперация занимала доминирующее положение в снабжении деревни и аула сельскохозяйственными машинами, минеральными удобрениями и т. д.
Постепенно усиливается работа государственных органов по созданию колхозного сектора. Если раньше преобладали тозы, то в 1929 г. увеличивается число сельхозартелей, более развитой формы кооперативного объединения, например, по данным на май, из 616 колхозов – 349 были сельхозартелями. Сельхозартель предполагала собой обобществление уже не только земли и труда, но и основных средств производства.
В сентябре 1928 г. был организован Кустанайский окружной кооперативный хлебный союз, который вместе с другими несколькими окружными организациями выступил основным заготовителем хлеба среди населения . Государство проводило хлебозаготовительные кампании, чтобы снабдить хлебом центральные районы России, в которых ощущалась нехватка продовольствия из-за недорода в южной части страны. Заготовки, выполняемые по спускаемому сверху плану, проводились круглый год, но наиболее интенсивно они шли сразу же после сбора урожая. Причем заготовленные зерновые запасы необходимо было вывезти в массе своей осенью, для того чтобы освободить к зиме железнодорожные пути для хлеба, собранного в Сибири. Эти кампании тяжело отражались на экономическом положении крестьян. Они сдавали хлеб в счет уплаты сельхозналога, страховых платежей, в порядке самообложения и т. д. Окружные организации проводили широкую агитмассовую работу среди населения, организовывали «красные обозы», вывешивали списки должников на всеобщее обозрение с единственной целью – выполнить хлебозаготовительный план, который мог в течение года трижды увеличиваться. Крестьяне были вынуждены отдавать большую часть имеющегося хлеба. Документы свидетельствуют, что еще в 1928 г. многие жители Боровского района голодали. Зажиточные крестьяне, освобождая закрома, укрывали хлеб в ямах под снегом. Те, кто укрывал хлеб, использовал его для перепродажи, судебно преследовались, лишались земли, выплачивали наложенные штрафы и т. д. Окружное партийное и советское руководство требовало от районных уполномоченных «закончить с неверием выполнения плана хлебозаготовок», обвиняло их в недостаточном нажиме на население . И, как следствие, допускались перегибы, зачастую применялись меры административного порядка – хождение по домам, массовые обыски и аресты. А кроме хлебозаготовок, которые были главнейшим направлением работы, проводились еще овощезаготовки и т. д., а в животноводческих районах – мясозаготовки.
Накануне коллективизации, в 1926–1927 гг., был произведен передел пахотных и сенокосных угодий. По неполным данным в Кустанайском округе получили сенокосные угодия 1540 батрацких и 12 565 малоземельных хозяйств. Лучшие земли, отобранные у байства с целью подорвать их влияние в ауле и ослабить экономическую зависимость от них батраков и бедняков были отведены беднейшим слоям населения.
Следующим этапом в борьбе за усиление роли трудящихся масс в жизни аула стала конфискация байских хозяйств, осуществленная в соответствии с постановлением ЦИК и СНК КАССР от 27 августа 1928 г. У крупнейших баев предполагалось конфисковать все имущество и выселить их из мест постоянного проживания. В результате предварительной работы на учет взяли 249 байских хозяйств, из которых отобрали 65 наиболее крупных. Непосредственно конфискация была проведена с 20 сентября по начало ноября 1928 г. Крупнейшие скотовладельцы округа вместе с семьями были высланы в Семипалатинский округ. Большинство конфискованного у них скота передано беднякам и батракам – 8034 головы (в переводе на крупный) и 2894 головы колхозам . В этот период развернулась активная пропагандистская деятельность по вовлечению казахов в колхозы, в результате был организован 81 колхоз, куда вступили получившие скот бедняки и батраки. Кампания по конфискации сильно ослабила влияние баев.
В декабре 1929 г. на V пленуме Казкрайкома ВКП(б) Кустанайский округ, наряду с Петропавловским, был объявлен округом сплошной коллективизации, поставлена задача коллективизировать не менее 70% всех бедняцко-середняцких хозяйств. Руководство округа территорией сплошной коллективизации определило Боровской, Затобольский, Карабалыкский, Мендыгаринский, Убаганский и Федоровский районы, бывшие в основном, земледельческими и зерновыми, с преимущественно русскоязычным составом населения. Подобные форсированные темпы привели к формально высоким показателям коллективизации, за которыми стояло очень слабое обеспечение колхозов, административные меры при их создании, перегибы, когда обобществлялся скот, вплоть до мелкой птицы, существование коллективных объединений только на бумаге.
5 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи колхозному строительству». Этим постановлени