Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс цитирования
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом

Алашская автономия - провозглашена партией Алаш на втором общекиргизском (общеказахским) съезде в Оренбурге 5 - 13 (18 - 26) декабря 1917 года. На съезде было образовано правителсьтво (Народный совет Алаш-Орды) Алашской автономии приняло решение о создании ее вооруженных сил. Столицей стал Семипалатинск (?); на местах организовывались уездные советы и комитеты. Правительство Алашской автономии распространило свою власть на территорию Букеевской Орды, Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Сырдарьинской областей, Самаркандской и Закаспийской области, Амударьинского отдела, киргизских (казахских) уездов Ферганской области, смежных (казахских) уездов волостей Алтайской губернии. Оно подписало военно-политические договоры с Временным Сибирским правительством, определявшие взаимоотношения государственных организаций этих правительств, а также подчинявшее вооруженные силы Алашской автономии в оперативном отношении Временному сибирскому правительству (под контролем комиссаров последнего действовали на территории Алашской автономии земства и городские думы).
В начале ноября 1918 года Алашская автономия была упразднена Уфимской директорией. Ликвидация Алашской автономии не означала, однако, прекращения существования алашско-ордынских правительств, действовавших на разлияных территориях до начала 1920 года.


Ахмет Байтурсынов, Алихан Бокейханов и Мыржакып Дулатов — лидеры Алаш-Орды.

--------------------------------------------------------------------------------------

Мадияр САФИН
Становление государственности в Казахстане: национальная автономия Алаш-Орды. Часть 1

Нынешний год примечателен тем, что в ходе его могут быть отмечены сразу две даты, так или иначе связанные с формированием казахской государственности. Имеются в виду 90-летие созванного в декабре 1917 года партией Алаш-Орда общеказахского конгресса с целью объявления национальной автономии и формирования ее правительства и 85-летие создания учрежденного в декабре 1922 года Советского Союза, в рамках которого такая автономия, правда, уже другая, социалистическая, закрепилась и со временем повысила свой статус до ранга союзной социалистической республики.

Как и в России, у нас ситуацией, сложившейся после Февральской революции 1917 году, были вызваны к жизни сразу две во многом противоречившие друг другу государственные идеи – казахской национальной автономии и казахской советской социалистической автономии.

Разница лишь в том, что там та форма государственности, за которую выступали и воевали с большевиками те, кто в гражданской войне находился по ту сторону от них, после распада СССР в 1991 году в некотором роде возродилась. Во всяком случае, возрожден в качестве государственного флага России триколор, который был символом белого движения. Но, с другой стороны, ее нынешний государственный гимн в музыкальном отношении тот же, который был принят при коммунистической власти. Соединяя в наше время в рамках одного государства понятия, что олицетворяло полярные друг другу государственные идеи тех сил, которые много десятилетий тому назад сошлись в непримиримой гражданской войне, современная российская элита примирить доставшиеся от прежних времен в наследство нынешнему поколению антагонистические представления.

А вот в Казахстане все складывается несколько иначе. У нас сформировавшаяся к настоящему времени общественно-государственная формация практически ничего не взяла из наследия автономистов Алаш-Орды. Во всяком случае, такое складывается впечатление, когда знакомишься с мнениями тех, кто специализируется в исследовании ее деятельности.

Одна из недавних передач еженедельной программы “Кiм?” на 31-канале, в рамках которой видные казахские интеллигенты обсуждает животрепещущие проблемы общества, была посвящена теме 90-летия Алаш-Орды и вопросам о том, какое же внимание уделяется сейчас ее наследию. Выступавшие там в тот раз люди были практически единодушны во мнении, что на идеи казахских автономистов начале XX века в ходе строительства новой государственности в форме Республики Казахстан за последние 15 с лишним лет особого внимания не обращалось и не обращается.

Нет, нынешняя государственная идеология в отличие от той, что была прежде, их не отрицает и не отвергает. Наоборот, идеи Алаш-Орды изучаются и пропагандируются. Но в качестве руководства к действию не принимаются. Видимо, те, кто сейчас делает политику и принимает решения, не видят возможности их прикладного использования. Следовательно, развитие государственности пошло по иному пути.

В связи с этим возникают вопросы: насколько хорошо известно сейчас то, каковы были идеи, которыми руководствовались деятели Алаш-Орды, и что они хотели сделать.

Чтобы получить понятие об этом, надо прежде попробовать разобраться в контексте событий того времени. Итак, какова была тогда ситуация?

К России разные части казахского народа были присоединены в разные времена. Но одно дело – формальное включение. И другое – непосредственное вовлечение в систему государственного управления империи и введение ее законов для обязательного исполнения.

Пока Россия постепенно включала в свой состав разные регионы казахских земель, прошло не одно десятилетие. Так что было время, когда одни из них подчинялись русским, другие - кокандским правителям, третьи – хивинским ханам, четвертые – засевшим в Восточном Туркестане или, иначе говоря, Синьцзян – представителям власти правившей в Китае маньчжурской династии... И, как следствие, стал формироваться у разных частей единого народа различный исторический опыт.

Но, в конце концов, царская Россия собрала под своей властью почти все земли, на которых жили казахи, и ввела единые правила управления ими. Это произошло уже после того, как она определилась окончательно со своими границами в Центральной Азии в условиях острейшего соперничества с Великобританией – колониальной державой номер один того времени. Только тогда завершилось, образно говоря, “собирание” казахских земель русскими. Они покорили среднеазиатские феодальные владения и вышли на юге к Амударье и южным отрогам Памира. По достигнутой между двумя империями договоренности дальше пойти они не могли. Так что можно были остановиться и начать заниматься обустройством вновь включенных в состав империи южных стран, а также тех в разное время присоединенных, но фактически продолжавших жить своей самобытной жизнью степных регионов.

Особенно примечательной в этом смысле представляется прошлое значительной части современного Южного Казахстана. В частности, долина Или, главной реки Семиречья, входила в состав территории Джунгарского ханства вплоть до того времени, когда оно было завоевано Империей Цин. Произошло это в 1755 году. Спустя много десятилетий появились в этих местах русские.

Историк Н.Н.Вавилов в книге “Российско-цинские отношения [XVII - нач. XX в.в.]”, изданном 2002 году пишет так: “Джунгария, а в частности её центр – долина р. Или, принадлежала империи Цин, а Россия оккупировала эти территории в 1846 году. Данный захват стал возможен при тяжёлом внутреннем кризисе цинской империи, который был порождён I Опиумной войной. Кульджинский договор 1851 г. показал, что Китай не способен противостоять агрессии России в Средней Азии, и империя Цин встала на путь уступок России”. То есть восточная часть современной Алматинской области почти вплоть до середины, то есть до прихода русских находилась в подчинении у правившей в Пекине династии маньчжурских правителей.

А вот восточная ее часть, а также земли почти всех других южных областей Казахстана до 60-х г.г. XIX века входили в состав Кокандского ханства. То есть действия царской России по укреплению своего присутствия в Центральной Азии послужили собиранию казахских земель в рамках одного государства. Так были созданы предварительные условия для того, чтобы все казахи могли бы объединиться в одну автономию.

Но прежде царская администрация занялась формированием системы управления казахскими землями. Они ею были объединены, в конце концов, в составе двух губерний.

После того, как был русскими взят Шымкент и Ташкент, весь юг нынешнего Казахстана отошел в состав вновь созданного Туркестанского генерал-губернаторства. А вот 4 области на севере и западе – Акмолинская, Семипалатинская, Тургайская и Уральская – сперва оказались под юрисдикцией Западно-Сибирского и Оренбургского генерал-губернаторов.

Но в 1891 году эти 4 области были объединены в единый Степной край. А южный Казахстан продолжал управляться из Ташкента. Эти 2 части Казахстана рассматривались как два достаточно разных региона царской администрацией.

Для управления ими она для каждой из них разработала отдельные законодательные базы – “Положение об управлении Туркестана” и “Степное положение”. Другими словами, южно-казахстанские казахи как бы и не считались степняками.

Степняками для россиян были казахи северные и западные. Но носили они все уже единый этноним – казахи.

Южные казахи управлялись из Средней Азии, а северные и западные – из России. Поскольку имперский произвол в отношении прав кочевых народов Центральной Азии был практически одинаково тяжким как в Степном крае, так и в Туркестане, складывалась благоприятная для консолидации одних казахов с другими казахами (да и не только с ними, но и также с иными тюркскими и мусульманскими народами России) ситуация.

К началу XX века в казахской общественной мысли доминировали идеи консолидации на общеказахской, на общетюркской и на общемусульманской основе. В то время казахи являлись одним из наиболее крупных этносов, проживающих в России.

В ходе переписи, проведенной в 1897 году, было зарегистрировано 4 млн. 84 тысячи 139 лиц казахской (киргиз-кайсацкой) национальности. В том числе: мужчин – 2 млн. 176 тысяч 623, женщин – 1 млн. 907 тысяч 516. Да и области Степного края и Туркестанской губернии, где в основном жили казахи, по численности населения были достаточно значительными не только по меркам того времени, но и по нынешним понятиям. К примеру, в Сырдарьинской области было зарегистрировано 1 млн. 478 398 человек, Семиреченской 987 тысяч 863, Акмолинской - 682 тысячи 608, Семипалатинской - 684 тысяч 590, Уральской - 645 тысяч 121, Тургайской - 453 тысячи 416. Если объединить всех их, это было бы немаленькое образование – автономное или даже государственное. Но сделать такое было бы совсем не просто тогда даже в случае, когда бы никто со стороны этому не препятствовал.

Лидеры казахов Степного края, будучи объединены в рамках Алаш-Орды и находясь в Оренбурге, выступали общеказахскими объединителями.

Лидеры казахов Туркестанской губернии, сосредоточившись в Ташкенте, больше склонялись к идее консолидации народов Туркестана на основе единства религии и исторической общности. По сути дела, это был подогнанный под условия нового времени проект возрождения чагатайской государственности в его исторических границах.

Две группы казахских политиков практически не находили общего языка. В декабре 1906 года представители степных областей собрались в Уральске и объявили о создании казахской национальной партии Алаш-Орда. Они заявили себя как представители всего казахского народа. Но на юге идея собирания всех казахов имела альтернативу в виде идеи регионального туркестанского объединения на основе тюркской и мусульманской общности. Рассмотрение того, чего хотели те и эти, наводит на мысль, что идейной базы для консенсуса у них не было.

В Степном крае лидеры исходили из общности интересов и исторической судьбы всех трех жузов. А вот часть видных представителей казахов Туркестанской губернии вплоть до 20-х г.г. лелеяли мечту заявить себя объединителями и вождями туркестанских народов.

Кстати сказать, такое разделение сохранялось и после того, как Советская власть была установлена в целом везде по всей нынешней Центральной Азии. Бывший Степной край явился основой для вновь созданной Казахской автономии в составе России, а Туркестанская губерния – для такой же Туркестанской автономии. Столицей первой был Оренбург, второй – Ташкент. Они просуществовали до тех пор, пока в Москве не было принято решение о переформировании республик в Центральной Азии по национальному признаку.

В результате были распущены в южной ее части три республики – Туркестанская, Бухарская и Хивинская. Вместо них появились Узбекская (Советская Социалистическая Республика) и Туркменская ССР. Таджикистан поначалу находился в составе Узбекистана в качестве автономии. К концу 1920-ых годов она была преобразована в Таджикскую ССР. А те районы Туркестанской АССР, где проживало преимущественным образом казахское население, присоединили к Казахской АССР центров в Оренбурге. То есть уже при Советской власти произошло то, что хотели лидеры Алаш-Орды, - объединение под единым управлением казахов Степного края и Туркестанской губернии.

Но первая попытка добиться этого состоялась еще в 1917 году. Предприняли его лидеры Алаш-Орды.

5-13 декабря 1917 года в Оренбурге состоялся общеказахский конгресс, который должен был объявить об объединении всего казахского народа в одно автономное образование. Несмотря на то, что там присутствовали делегаты не только из степных (Акмолинской, Семипалатинской, Тургайской и Уральской) областей, но и также от Семиреченской, Сырдарьинской и Самаркандской областей Туркестана и даже от Алтайской губернии, учредить автономию тогда не удалось. Все присутствующие сошлись во мнении, что такое автономное образование должно состоять из бывшего Степного края с вышеназванными четырьмя областями, казахских уездов Транскаспия и из тех туркестанских областей, где казахи составляют большинство.

Проблема возникла из-за того, что было непонятно: что делать, если население туркестанских областей не согласятся инкорпорироваться в эту автономию. Ряд делегатов стояли за немедленное объявление автономии. Они говорили, что объединение Степного края и туркестанских областей может быть осуществлено и после создания правительства Алаш-Орды. Такие составляли меньшинство. Большинство же считало, что прежде все-таки надо заручиться согласием южан. Объявление нового Казахского правительства во главе с А.Букейхановым было отложено на месяц, и за этот срок предполагалось провести переговоры с туркестанскими автономистами...

Таким образом, учреждение самими представителями всего казахского населения единой казахской автономии на общеказахском Курултае так и не состоялось никогда. Возникшая несколькими годами позже казахская республика, как уже говорилось выше, создавалась под контролем и руководством большевистского руководства из Москвы.

А Республика Казахстан стала независимым государством всего лишь по факту распада СССР в декабре 1991 года. По сути, ее тут никто и не собирался объявлять. Она не вызрела изнутри, а возникла вследствие стечения сугубо внешних обстоятельств. Поэтому до сих пор не совсем понятно, что это, в действительности, за государство.

Почему в декабре 1917 года общеказахский конгресс так и не пошел на объявление автономии? Потому что люди прекрасно знали общественно-государственные традиции и не могли игнорировать их. Это был курултай. По правилам, идущим издревле, только он мог учредить объединительную государственную структуру, определить ее форму и руководство. Но для того, чтобы такие судьбоносные решения курултая могли иметь незыблемую силу на века, нужно было соблюсти все организационные требования. То есть добиться обеспечения самого широкого представительства и максимальной консенсусной базы. Чтобы потом уже никогда не было необходимости возвращаться к учредительским вопросам. Делегаты, собравшиеся тогда в Оренбурге от имени казахского народа, явно не были политиканствующими временщиками, а были очень серьезными людьми, думающими на далекую перспективу. Хотя, конечно, в условиях калейдоскопической смены ситуации в революционную эпоху можно было бы, наверное, не пытаться соблюсти все требования…

Примечательно то, что бесспорный лидер Алаш-Орды и казахских автономистов А.Букейханов Букейханов Алихан Нурмухамедович был чингизидом из джучидов. При этом он смотрел не назад, к временам безусловного почитания и возвеличивания чингизидов, а вперед. Его модель воссоздания казахского государства отражает полное осознание автором своей большой исторической ответственности за судьбу народа, который вверил ее когда-то целиком и полностью джучидской ветви династии Чингис-хана и оставленным им законам. Вообще, таких же чингизидов-джучидов было немало в Алаш-Орде. Этот фактор был использован для внесения раскола в ряды последователей казахского единства как большевиками, так и туркестанскими автономистами из казахов. Они делали акцент на аристократическом происхождении большинства лидеров с тем, чтобы высветить в выгодном для своих целей свете классовый аспект. Зачем это нужно было большевикам – понятно. А вот почему лидеры туркестанских казахов смыкались с силами, пытавшимися подорвать начинания Алаш-Орды – никто до сих пор не берется объяснить. Избегание этого вопроса в прошлом объясняется тем, что в советское время алашординцы оставались вне закона как буржуазные националисты, и их делу симпатизировать было нельзя. А сейчас – тем, что наводить тень на их лидеров начала XX века не принято.

Как бы то ни было, полноценно легитимная казахская автономия тогда не состоялась по причине неготовности Алаш-Орды принимать деление своих сородичей на степных и туркестанских как историческую данность и из-за нежелания части лидеров казахов Туркестанской губернии инкорпорироваться в заявленное ею общеказахское объединение.

Такое объединение состоялось позже, когда большевистская Москва в середине 20-х г.г. провела национально-государственное размежевание. И так, вопреки неприятию такими южно-казахскими лидерами, как Т.Рыскулов, идеи присоединения туркестанских казахов к Казахской АССР, она была реализована. Многие из таких людей занимали значительные посты в туркестанских структурах власти в Ташкенте, а передача их сородичей в ведение Казахстана как бы лишала их социальной базы. Казахская АССР была всего лишь автономией России, а Т.Рыскулов и его соратники добивались того, чтобы Туркестан стал равноправным РСФСР образованием с соответствующими управленческими структурами. Но воссоздание туркестанской государственности на исторической базе Чагатайского улуса не удалась. Не понравился этот проект большевикам. Видно, заподозрили они в этом какой-то подвох. Туркестанские казахские территории перешли в ведение Казахской АССР. Но целый ряд руководителей-казахов и после этого оставались в Ташкенте, переданном Узбекской ССР. Некоторые из них сыграли большую роль в пропаганде своих сородичей в пользу перехода в состав создававшейся тогда узбекской нации. В принципе, без деятельного участия лидирующих слоев южных казахов Узбекистан никак не мог бы стать республикой с таким огромным территориальным и людским потенциалом. Главного регионального соперника Казахстана на всю историческую перспективу создали в немалой степени лидеры туркестанских казахов. Это – факт.

Если бы изначально не было сильнейшего сопротивления с их стороны идее общеказахского объединения, сейчас региональная политическая карта была бы, наверное, совсем иная. Половину своих самых естественных, казалось бы, перспектив Казахстан потерял именно тогда. Но потерял не случайно. Если бы инициировавшаяся Алаш-Ордой идея создания казахской автономии в конце 1917 года сработала тогда же, этого, наверное, не произошло бы.

http://zonakz.net/

------------------------------------------------------------------------------

Алаш орда в оценках мировой историографии