Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом

Источники

История Казахстана в арабских источниках. Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. Том 1

История Казахстана в арабских источниках. Том 3

 

ПЕРСОЯЗЫЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОГО НАРОДА XIV–XV ВЕКОВ
Материал взят с сайта журнала "Простор"

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

В нарративных персоязычных источниках XIII–XIV вв. население улуса Джучи называется монголами, татарами, тюрками, кипчаками. С середины XIV в. в источниках встречается общее собирательное название – узбеки. В XV в., когда улус Джучи стал распадаться, слово “узбек” постепенно исчезло из употребления в западной части и осталось только за кочевыми тюркскими и тюркизированными племенами Восточного Дешт-и Кипчака <1>. Территорию, на которой они обитали, мусульманские историографы стали называть Узбекским улусом.

В персоязычных исторических сочинениях содержатся ценные сведения о кочевых племенах Дешт-и Кипчака и об их взаимоотношениях с соседними народами на рубеже XIV и XV вв. Среди источников XIV века интересны сочинения “Джам’ат-таварих” Рашид ад-Дин Фазлаллах ибн’Имад ад-давла Абу-л-Хайр Хамадани (написано в 710/1310–11 г.); “Раузат авли ал-албаб фи ат-таварих ва ал-ансаб” Абу Сулайман ибн Дауд ибн Абу-л-Фазл Мухаммед ибн Дауд ал-Банакати (написано в 717/1317 г.); “Китаб таджзийат ал-амсар ва тазджийат ал-а’сар” Шарафаддин ’Абдаллах Шараф Ширази ибн ’Иззаддин Фазлаллах Йазди (Ходжа Шихабаддин) (написано в 728/1372 г.). Из источников XV века можно отметить “Мунтахаб аттаварихи Му’ини” Му’ин ад-Дин Натанзи (написано в 1413–14 г.); “Зафар-наме-йи Темури” Шараф ад-дин ‘Али ибн Шайх Хаджи Йазди (написано в 829/1424–25 г.); “Тарихи арба’ улус” Мирза Улугбек (написано не позднее 1425 г.); “Му’ изз ал-ансаб” неизвестного автора (написано в 830/1426-27 г.); “Тарих-и Хафиз-и Абру” Шихаб ад-Дин ‘Абдаллах ибн Лутфуллах ибн ‘Абд ар-Рашид ал-Харави; “Муджмал-и Фасихи” Фасих Ахмад ибн Джалал ад-Дин Мухаммада; “Матла’ са’дайн ва маджма’ ал-бахрайн” <2> Камал ад-Дин ‘Абд ар-Раззак ибн Джалал ад-Дин Исхак Самарканди.

Для изучения истории казахского народа особый интерес представляют те разделы сочинений, где описываются тюркские и монгольские племена, история монголов и их завоевания, монгольские ханы и их преемники до Амира Тимура включительно.

Изложена история Турк-хана ибн Йафаса и правивших в Туркестане его потомков (Абу-джахан, Дибокуйхан, Куюк-хан и др.), татаро-монгольских и тюркских родов и их правителей (Могул-хан, Карахан, Огуз-хан и т.д.). Описываются порядок проведения дворцовых церемоний по приему гостей во времена Огуз-хана, структура тюркских войск, устройство улуса и т.д. Судя по сведениям о тюркских и монгольских родах, они жили настолько близко, что их родословные тесно переплелись. Есть записи о легендарной праматери тюрко-монгольских народов Аланкуве и ее потомках, в том числе о таких правителях, как Бузунжар каан, Букахан, Дутимен хан, Кабулхан, Байсунгурхан, Бортон базадур, Йасугай бахадур.

В главах, где излагается история Чингиз-хана (ум. в 1227 г.), интересны сведения о структуре монгольских войск, о белых знаменах Чингиз-хана девяти ступеней, о порядке проведения курултая и церемоний приемов. Уделено внимание 39 ханам – потомкам первого сына Чингиз-хана – Джучи-хана <3>, правившим в Дешт-и Кипчаке.
В результате завоевательных войн Чингизидов к 1260 г. образовалась самая обширная и могущественная империя, простиравшаяся от Желтого моря на востоке до Дуная и Евфрата – на западе. Но уже к концу 60-х гг. XIII века Монгольская империя распалась на четыре улуса-государства, каждое из которых возглавляли ханы – потомки Чингиз-хана.

Согласно сочинению “Джам’ ат-таварих”, обширные земли, завоеванные к западу от Монголии, были поделены между старшими сыновьями Чингиз-хана. Территория Казахстана вошла в состав трех монгольских улусов: степные северные просторы – в состав улуса Джучи (ум. в 1227 г.), Южный и Юго-Восточный Казахстан – в улус Чагатая <4> (ум. в 1242 г.), а северо-восточные земли – в улус Угедея (ум. в 1241 г.).

Одна часть территории современного Казахстана была известна как Узбекский улус, а другая – как Моголистан. Образование Моголистана связано с распадом Чагатайского улуса. В середине XIV в. улус Чагатая распался на две части – западную и восточную. В западных владениях – Мавераннахре – род Чагатая потерял свое господство, и фактически власть находилась в руках тюрко-монгольских эмиров, среди которых выделился Амир Тимур (1370–1405).

В восточной части возводились ханы из рода Чагатая. Кочевники восточной части Чагатайского улуса называли себя моголами. Тогда же от этого термина было образовано персидское географическое название Моголистан.

При написании сочинения “Джам’ ат-таварих” автор использовал монгольскую официальную хронику, хранившуюся в ханской сокровищнице, а также другие монгольские предания через посредство вельможи Пулада Чансанга <5>. Источник хорошо известен в научном мире, имеются издания текста и множество переводов на другие языки <6>. В первом томе “Джам’ ат-таварих” подчеркивается, что те племена во владениях Монгольской империи, которые суть монголы, и являются господствующим этническим элементом, в действительности все или почти все являются тюрками <7>. Тюркские племена со времени возвышения монголов в престижных целях стали причислять себя к ним и называть себя их именами. Рашид ад-дин писал, что “вследствие же их могущества другие племена в этих областях стали известны под их именем, так что большую часть тюрков (теперь) называют монголами. Подобно тому как перед этим татары стали победителями, то и всех (других) стали называть татарами” <8>.

Согласно Рашид ад-Дину, у Чингиз-хана от старшей жены Борте родились четыре сына и пять дочерей. “Эти четыре сына Чингиз-хана были умны, исполнены достоинств и совершенны, отважны и мужественны, ценимы отцом, войском и народом. Государству Чингиз-хана они служили как четыре основных столпа. Каждому из них он уготовил государство и их называл “четырьмя кулуками”, а “кулуками” называют тех из людей, коней и прочих, которые выделяются, превосходят других и стоят впереди” <9>. Рашид ад-Дин приводит имена 13 сыновей Джучи-хана и их известных потомков.

ашид Ад-Дин

Рассказ о войнах, которые вели царевичи и войско монгольское в Кипчакской степи, Булгаре, Руси, Мокше, Алании, Маджаре, Буларе и Башгирде, и завоевании [ими] тех областей

Царевичи, которые были назначены на завоевание Кипчакской степи и тех краев, [были следующие]: из детей Тулуй-хана - старший сын, Менгу-хан, и брат его Бучек; из рода Угедей-каана - старший сын, Гуюк-хан, и брат его Кадан; из детей Чагатая-- Бури и Байдар и брат каана, Кулкан; сыновья Джучи; Бату, Орда, Шейбан и Тангут; из почтенных эмиров: Субэдай-бахадур и несколько других эмиров. Они все сообща двинулись весною бичин-ил, года обезьяны, который приходится на месяц джумад 633 г. х. [11 февраля - 11 марта 1236 г. н. э.]; лето они провели в пути, а осенью в пределах Булгара соединились с родом Джучи: Бату, Ордой, Шейбаном и Тангутом, которые также были назначены в те края. Оттуда Бату с Шейбаном, Буралдаем и с войском выступил в поход против буларов и башгирдов и в короткое время, без больших усилий, захватил их. Дело это происходило так: булары были многочисленный народ христианского исповедания; границы их области соприкасаются с фран-ками. Услышав молву о движении Бату и эмиров, они снарядились и двинулись в поход с 40 туманами славного войска. Шейбан, составлявший авангард с 10000 людей,8 послал известие [Бату], что их [буларов] вдвое больше монгольского войска и что все они бахадуры. Когда оба войска выстроились друг против друга, Бату, по обычаю Чингиз-хана, взошел на вершину одного холма и [целые] сутки смиренно взывал к богу и тяжко вздыхал, а мусульманам приказал помолиться соборно. Посредине [между обеими армиями] была большая река. Бату и Буралдай ночью перепра-вились через [эту] реку и вступили в бой; Шейбан, брат Бату, лично всту-пил в сражение. Эмир Буралдай произвел нападение всеми войсками сразу. Они [монголы] устремились на шатер келара, который был их царем, и мечами перерубили веревки. Вследствие падения [королевского] шатра войско их [буларов] пало духом и обратилось в бегство. Как отваж-ный лев, который кидается на добычу, монголы гнались за ними, нападали и убивали, так что уничтожили большую часть того войска. Те области были завоеваны, и эта победа была одним из великих дел. Булар и Башгирд являются "большой страной и [представляют собою] места недо-ступные. Несмотря на то, что [монголы] тогда завоевали ее, [жители ее} снова восстали, и она еще не вполне покорена. Государей тамошних назы-вают келар, и они существуют еще доныне. После этого, в ту зиму, царе-вичи и эмиры собрались в [долинах] рек Хабан и отправили эмира Субэдая с войском в страну асов и в пределы Булгара. Они дошли до города [Булгара] Великого и до других областей его, разбили тамошнее войско и заставили их покориться. Прошли тамошние вожди Баян и Джику, изъявили царевичам покорность, были [щедро] одарены и верну-лись обратно, [но потом] опять возмутились. Вторично послали [туда] Субэдай-бахадура, пока он не захватил [их]. Затем царевичи, составив совет, пошли каждый со своим войском облавой, устраивая сражения и занимая попадавшиеся им по пути области. Менгу-каан с левого крыла шел облавой по берегу моря [Каспийского]. Бачмана, одного из бесстыд-нейших тамошних эмиров, из народа кипчаков, из племени олбурлик, и Качир-укулэ, из племени асов, обоих забрал [в плен]. А дело было так: этот Бачман с группой других воров спасся от меча: к нему присоедини-лось скопище других беглецов. Он бросался во все стороны и что-нибудь да похищал; бесчинства его увеличивались со дня на день. Постоянного местопребывания он не имел, и поэтому войско монгольское не могло схватить его; он скрывался в лесах на берегу Итиля. Менгу-каан приказал изготовить 200 судов и на каждое из них посадить по 100 человек монго-лов в полном вооружении. Он же [сам] с братом своим Бучеком шел обла-вой по обеим берегам реки. В одном из итильских лесов они нашли свежий навоз и прочее, [оставшееся] от спешно откочевавшего лагеря, а среди этого застали больную старуху. От нее узнали, что Бачман пере-брался на один остров и что все, попавшее за это время к нему в руки в результате [его] злодеяний и бесчинств, находится на том острове. За отсутствием судна нельзя было переправиться через Итиль. Вдруг под-нялся сильный ветер, вода забушевала и ушла в другую сторону от того места, где была переправа на остров. Благодаря счастью Менгу-каана, показалось дно, и он приказал пустить в ход войска и захватить [Бачмана]. Его сообщников истребили - кого мечом, кого [утопили] в реке - и вывезли оттуда много имущества. Бачман умолял, чтобы Менгу-каан [сам] своею благословенною рукою довел его дело до конца; он [Менгу-каан] дал указание, чтобы его брат Бучек разрубил Бачмана надвое. Качир-укулэ, [одного] из эмиров асов, также убили. Он [Менгу-каан] провел там то лето, а после того, в такику-ил, в год курицы, соответ-ствующий 634 г. х. [4 сентября 1236 - 23 августа 1237 г. н. э.], сыновья Джучи - Бату, Орда и Берке, сын Угедей-каана - Кадан, внук Чагатая - Бури и сын Чингиз-хана16 - Кулкан занялись войною с мокшей, бурта-сами и арджанами и в короткое время завладели ими. Осенью упомянутого года все находившиеся там царевичи сообща устроили курилтай и, по общему соглашению, пошли войною на русских. Бату, Орда, Гуюк-хан, Менгу-каан, Кулкан, Кадан и Бури вместе осадили город Арпан и в три дня взяли [его]. После того они овладели также городом Ике. Кулкану была нанесена там рана, и он умер. Один из русских эмиров, по имени Урман [Роман], выступил с ратью [против монголов], но его разбили и умертвили, [потом] сообща в пять дней взяли также город Макар и убили князя [этого] города, по имени Улайтимур. Осадив город Юргия Великого, взяли [его] в восемь дней. Они ожесточенно дрались. Менгу-каан лично совершал богатырские подвиги, пока не разбил их [русских]. Город Переяславль, коренную область Везислава, они взяли сообща в пять дней. Эмир этой области Банке Юрку бежал и ушел в лес; его также поймали и убили. После того они [монголы] ушли оттуда, порешив на совете идти туманами облавой и всякий город, область и крепость, которые им встретятся [на пути], брать и разрушать. На этом переходе Бату подошел к городу Козельску и, осаждая его в течение двух месяцев, не

мог овладеть им. Потом прибыли Кадан и Бури и взяли его в три дня. Тогда они расположились в домах и отдохнули. После того, в нокай-ил, год собаки, соответствующий 635 г. х. [24 августа 1237-13 августа 1238 г. и. э.], осенью Менгу-каан и Кадан выступили в поход против черкесов и зимою убили тамошнего государя по имени Тукара. Шибан, Бучек и Бури выступили в поход в страну Крым и у племени чинчакан захватили Таткару. Берке отправился в поход на кипчаков и взял [в плен] Арджумака, Куран-баса и Капарана, военачальников Беркути. Потом в кака-ил, год свиньи, соответствующий 636 г. х. [14 августа 1238- 2 августа 1239 г. н. э.], Гуюк-хан, Менгу-каан, Кадан и Бури направились к городу Минкас и зимой, после осады, продолжавшейся один месяц и пятнадцать дней, взяли его. Они были еще заняты тем походом, когда наступил год мыши, 637 г. х. [3 августа 1239-22 июля 1240 г. н. э.]. Весною, назначив войско для похода, они поручили его Букдаю и послали его к Тимур-кахалка с тем, чтобы он занял и область Авир [?], а Гуюк-хан и Менгу-каан осенью того же года мыши, по приказанию каана, вернулись, и в год быка, соответствующий 638 г. х. [23 июля 1240 - 11 июля 1241 г. н. э.], расположились в своих ордах.

Рашид Ад-Дин. Сборник летописей. Т. II, Издательство АН СССР, 1960.