Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом

АНДРОНОВСКАЯ КУЛЬТУРА, археол. культура эпохи бронзы (2-е тыс. до н.э.), выделена С.А.Теплоуховым в 1927 у деревни Андроново близ Ачинска. Открытие и изучение этой культуры на Южном Урале связано с работами К.В.Сальникова, к-рый в 1948 разделил памятники культуры на три хронологических этапа: федоровский, алакульский и замараевский. Первые два были выделены по особенностям керамики и погребального обряда. Федоровская керамика, как правило, горшечной формы. Поверхность сосудов заглажена и покрыта геом. орнаментом, выполненным оттисками мелкозубчатого штампа. Преобладают захоронения, совершенные по обряду кремации. Могилы окружены оградками из камня. Алакульские курганы встречаются с каменными оградками и без них. Умершие укладывались в могилы в позе адорации (в скорченном положении, кисти рук перед лицом). Глиняная посуда представлена горшками и банками. Часто встречаются сосуды, имеющие характерный уступ в месте перехода шейки сосуда в его плечико.
Материалы андроновской культуры Южного Урала.
Завершающий этап андроновской культуры Сальников выделил на материалах Замараевского поселения в Курганской обл. Его гипотеза использовалась в оценке и других регионов, где были выявлены памятники андроновской культуры. В 60-е гг. 20 в. были выдвинуты предположения (Э.А.Федорова-Давыдова, В.С.Стоколос) о том, что федоровский и алакульский этапы представляют собой самостоятельные, но синхронные историко-культ. явления. Работами Е.Е.Кузьминой, Т.М.Потемкиной, Г.Б.Здановича и др. обосновано выделение культур предандроновского и раннеандроновского времени, уточнены вопросы периодизации, этнокульт. родства и ист. судеб их носителей. Термин "Андроновская культура" применяется ныне преимущественно к памятникам федоровского типа, локализующихся в лесостепной и лесотаежной зонах Зауралья и Южной Сибири. Алакульская культура рассматривается как самостоятельная, занимающая степные и частично лесостепные районы Южного Урала (в т.ч. и юго-восток современного Башкортостана), Казахстана, Западной Сибири. Основой хозяйства населения федоровской и алакульской культур, судя по археологическим материалам, являлось скот-во (крупный и мелкий рогатый скот, лошади). Большинство совр. ученых (Зданович, Кузьмина, Потемкина) связывают происхождение алакульской культуры с местными урало-сибирскими племенами, носителями так называемой петровско-синташтинской культуры, испытавшими заметное этнокультурное воздействие со стороны населения восточноевропейских степей. Наиболее яркими памятниками андроновской культуры на Южном Урале являются культурные комплексы Аркаим, Синташта, Устье в Челябинской обл. Историко-лингвистическими исследованиями обоснована принадлежность алакульского населения к кругу индоевропейских народов. На терр. совр. Башкортостана осуществлялись контакты между зап.-срубной и вост.-андроновской культурно-историческими областями. Результатом этих контактов явилось образование этнокультурного компонента, ставшего основой для формирования в приуральских степях кочевников эпохи раннего желелезного века.

Лит.: Сальников К.В. Очерки древней истории Южного Урала. М., 1967; Смирнов К.Ф., Кузьмина Е.Е. Происхождение индоевропейцев в свете новейших археологических открытий. М., 1977; Потемкина Т.М. Бронзовый век лесостепного Притоболья. М., 1985; Кузьмина Е.Е. Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня. Фрунзе, 1986; ее же. Откуда пришли индоарии. М., 1994.

В.С.Горбунов.

 

Андроновская культура в широком историко-культурном понимании этого термина соответствует раннему (XVIII-XVI вв до н.э.) и среднему (XV-XII вв до н.э.) периодам эпохи бронзы. В конце II начале I тыс. до н.э. в экономике, быту и культуре племен андроновской культуры происходили изменения, вызванные новой хозяйственной основой общества, переходом к яйлажному, затем к кочевому скотоводству.

В этот период, получивший название эпохи поздней бронзы (XII-начало VIII вв до н.э.) андроновские традиции в хозяйстве и культуре сменяются как показали археологические источники, более прогрессивными формами экономики и материальной культуры общества эпохи раннего железа.

Одновременно со скотоводством, начиная с эпохи неолита на территории Казахстана стало развиваться земледелие. В хозяйстве племен эпохи бронзы скотоводство и земледелие дополняли друг друга и были взаимосвязаны О наличии земледелия свидетельствуют, например, находки кремневых вкладышей серпов на поселении Усть-Нарыш (Восточный Казахстан) . Человек того времени перешел от случайных, мелких посевов к систематическому возделыванию небольших полей в поймах рек.

На поселениях ранней бронзы найдены мотыги из камня и рога оленя, каменные мотыги были более производительны по сравнению с палками-копалками и роговыми мотыгами: при их помощи можно лучше взрыхлить почву. Из камня же делали и орудия для растирания зерна - зернотерка, куранты, терки, песты, ступы. На уборке урожая первоначально, видимо, использовались бронзовые ножи, а в эпоху поздней бронзы - бронзовые и медные серпы разных типов, бронзовая коса. Они могли также применятся при заготовке корма для скота на зиму и заготовке камыша.

Кроме того, на некоторых поселениях в слое, заполнявшем хозяйственные ямы, найдены кости дикой птицы гуся и серого журавля (Канай) , кости и чешуя щуки и осетра. Рыбу ловили сетями, о чем можно судить по находкам глиняного и каменного грузил. Однако охота и рыбная ловля в эпоху бронзы теряет свое значение. На поселениях ранней бронзы доля костей диких животных (косули, марала, северного оленя, анкара, кабана, бобра, зайца-беляка, лисицы) 3,6%, в поздней бронзе до 4% (Трушниково) , а Северного до 1% (Алексеевское) .

Переход к одомашниванию диких животных был закономерным этапом развития человеческого общества. Прирученные и выращенные животные обеспечивали запас пищи на случай неудачной охоты, особенно в зимний период. Одомашнивание диких животных началось еще в эпоху неолита. На стоянках неолита, Северного Приаралья, западных, центральных и восточных районов Казахстана наряду с костями диких животных обнаружены кости домашней коровы, лошади, овцы и, вероятно козы. В следующую за неолитом эпоху бронзы численность домашних животных увеличилась, возрос и видовой состав стада.

Эпоха бронзы - время непрерывного развития скотоводства, как формы хозяйства.

Костный материал, собранный на поселениях раннего этапа эпохи бронзы, позволяет говорить, что основным занятием человека на территории Казахстана в это время было придомное пастушеское скотоводство. В стаде преобладал крупный рогатый скот, для выпаса которого использовали пойменные луга. овец и лошадей было мало.

Ежегодный приплод и старые животные предназначались для заготовки мяса на зиму, а часть молодняка оставалась в стаде.

Придомное пастушеское скотоводство постепенно перерастало в яйложное. При яйложном скотоводстве пастухи со скотом делали небольшие перекочевки с одного пастбища на другое. В составе стада увеличивалась доля мелкого рогатого скота (овцы, козы) и лошадей.

На Атасуском поселении, например, основная масса костей принадлежит лошади. В период развитой бронзы коня использовали не только в качестве тягловой силы, но и для верховой езды. Доказывают это находки костяных псалий для мягких удил на поселениях в Степняке, Айдабуле, Тасты-Булаке. Использование коня как средства передвижения увеличивало возможности освоение степных и высокогорных пастбищ. В степях Центрального Казахстана происходило одомашнивание дикого верблюда. При раскопках одной из оград Аксу-Аюлы II обнаружен костяк верблюженка, отдельные кости верблюда найдены и на Алексеевском поселении.

Наряду со скотоводством и земледелием важную роль в развитии производственных сил человеческого общества в эпоху бронзы сыграли добыча различных руд, обработка камня и кости.

На территории Казахстана с давних времен были известны богатые месторождения меди, олова и золота. Многочисленые древние разработки меди (Джесказган, Зыряновск, Карчига, Джалтыр, Ашилы, Уро-Тобе, Кушикбай) , олова (горы Атасу, Калбынский и Нарымский хребты) и золота (Степняк, Казанчукур, Баладжал, Акджал, Дайбай, Майкопчегай, Акабек) свидетельствуют о том, что эта территория являлась одним из центров древней металлургии. Геологические изыскания показывают что добыча и плавка медных окисленных руд в древности достигала огромных размеров. Самые скромные подсчеты говорят, что в районе Джесказгана объем выплавленной меди составил примерно 100 тыс. т., отвалы же древних выработок Имантауского месторождения выражается в 48 тыс. т. медной руды. размеры горных выработок и объем вынутой руды говорят о том, что месторождение меди, олова и золота эксплуатировались на протяжении многих веков.

Разрабатывали только окисленную руду (малахит, лазурит, касситерит) с богатым содержанием меди и олова. Выработки направлялись только по рудоносным жилам, оставляя нетронутым пустую породу. Рыхлые руды добывали простым "кайлованием" отбойниками и топорами, изготовленными из вязких третичных пород и кварцитов. В плотных рудах, не поддающихся кайлованию, употреблялся способ огневой проходки. На поверхности жилы или в глубине перед забоем разводили костер, и когда порода раскаливалась, ее поливали водой. Каменными кирками, кайлами разрыхленную породу откалывали и деревянными лопатами насыпали в кожаные мешки, затем поднимали на поверхность земли. Шахты нередко обваливались и засыпали рудокопов. Об этом говорят находки в копях человеческих скелетов с еще уцелевшими при них кожаными мешками, наполненными рудой.

На поверхности земли, в стороне от места выработки, обычно у протоков весенних вод или специальных ям водосборов, руду дробили каменными молотками и рудодробилками, затем промывали. Вода была необходима для "мокрого" обогащения - первичного отделения руды от породы. Мелкодробленую руду сгребали деревянными лопатами или лопаткой крупного животного и в кожаных мешках уносили на поселение, на место плавки.

На местах добычи и дробления руды найдено множество металлических каменных и костяных орудий горного дела: бронзовые четырехгранные кирки, каменные орудия массивные кайла, кирки, молоты, клинья, песты для растирания руды, ступы, а также орудия из кости и дерева - молоты из рога марала, клин из рога сайги, лопатки животного. Для плавки устраивались плавильные печи типа горна, следы которых найдены в Милыкудуке, Джесказгане, при впадении р. Шульбы в Иртыш, у аула Канай. Вблизи поселения аула Канай, в обрыве оврага, собрано много медного шлака, перемешанного с углем. Для плавки руды использовался древесный уголь, в качестве флюса - кварц, охра.

Медную и оловянную руду плавили отдельно, а позднее, уже при отливке того или иного предмета, добавляли необходимое количество олова в медь. Об этом свидетельствуют находки Г. Н. Щербы в нижней части участка Сая-Су шлаков плавок с шариками металлического олова.

Остатки литейных мастерских зафиксированы на поселениях Мало-Красноярска, Алексеевское, Новоникольское, Петровка II. Здесь в каменных и глиняных литейных формах разнообразной конструкции отливалось большинство орудий хозяйственного и бытового назначения: серпы вислообушные топоры, кинжалы и ножи, наконечники копий и стрел. Украшения большей частью изготовлялись посредством ковки, чеканки, теснения.

Богатство недр Казахстана месторождениями олова и меди, а также широкое их использование в эпоху бронзы привело к замене большей части каменных орудий и оружия бронзовыми.