Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Казахская диаспора

Опубликовать в социальных сетях

Казахская диаспора и ирредента: история и современность

Г.М. Мендикулова

Слово "диаспора" - греческого происхождения, обозначающее “рассеяние” и определявшее совокупность древних евреев, расселившихся вне Палестины со времен Вавилонского плена в 586 г. до н.э., вследствие насильственного переселения их в Вавилонию после взятия Иерусалима вавилонским царем Навуходоносором II. Постепенно термин стал применяться к другим религиозным и этническим группам, проживающих в новом окружении на положении этнических меньшинств. В современной политической науке понятие “диаспора” относится к одной из шести категорий этнической политики и характеризует "группу этнического меньшинства, переселившуюся, проживающую и действующую в принявшей ее стране, но имеющую сильные сентиментальные и материальные связи со страной происхождения". Казахская диаспора была создана миграциями на длинные расстояния, имевшими временную, затем перешедшую в постоянную продолжительность; с пересечением внешних границ, сначала, из Казахстана в Китай, Россию, государства Средней Азии, Афганистан и Иран, а затем далее по всему миру.


Фото с http://www.voxpopuli.kz

Казахская диаспора на протяжении всей своей истории имела насильственный или вынужденный характер миграций, вследствие политических и религиозных причин, вплоть до 1960-х гг., когда начала развиваться трудовая иммиграция в страны Западной Евро-пы, Америки и региона Персидского залива, не изменившая корен-ным образом насильственный характер миграций на добровольный, а явившаяся следствием экономических причин, в отличие от вышеуказанных. Кроме того, до начала 1960-х гг. миграции казахов в стра-нах мира отличались массовостью, а в современный период более характерными являются индивидуальные перемещения с практикой вызова своих семей в страну-реципиент.

Рассматривая казахскую диаспору, можно констатировать следующее: ее представители являются составной частью всего казахского народа, имеют единую прародину - Казахстан, исповедуют мусуль-манскую религию, относятся к тюркоязычным народам, но вследст-вие внутри- и внешнеполитических событий в прошлом, в настоя-щий момент проживают за его пределами, чаще всего, в странах Азии, Западной Европы и Америки.

Численность казахской диаспоры не превышает 800 тыс. человек, не наблюдается и компактного проживания этнических казахов в странах-реципиентах Западной Европы и США. Но в странах Востока (Турция, Иран, Афганистан) обычно наблюдается компактное проживание казахов, вызванное не только их желанием, но и поли-тикой страны-реципиента по отношению к ним.

Характерной чертой казахской диаспоры является успешное функционирование в странах с полиэтнической, мультикультурной и мультирелигиозной структурой, благодаря превосходной способ-ности к адаптации, генетически заложенной кочевым образом жиз-ни и повлиявшим на их социально-психологические, физиологичес-кие и мировоззренческие способности.

Характер причин формирования и развития казахской диаспо-ры дифференцируется, как: политический (казахско-ойратские вой-ны XVIII в., национально-освободительные восстания и войны каза-хов против царского самодержавия в ХVIII-ХIХ вв., национально-освободительное движение 1916 г., гражданская война 1918-1920 гг., проведение коллективизации в Казахстане, антиправительственная борьба казахов в Восточ-ном Туркестане (Синьцзяне) в 1930-1950-е гг., Вторая мировая вой-на); религиозный (затруднения, связанные с совершением хаджа в Мекку и Медину в царский и советский периоды); и экономический (разрушение традиционной ко-чевой системы хозяйствования в Казахстане после присоединения его к Российской империи и в советский период во время коллективизации, трудовая иммиграция в страны Западной Европы и Америки в 1960-1990-х гг., нестабильность в первые годы суверенитета в экономике современного Казахстана, находящегося в состоянии перехода к рыночным отно-шениям, после развала СССР).

Диаспора является объектом внутренней политики и субъектом международных отношений, связующей нитью между внутренней и внешней политикой государства, поэтому в современный период в политической науке особый интерес представляют исследования проблемы воздействия диаспор на международные отношения.

Одним из важнейших вопросов для исследования является проблема триединства, т.е. взаимоотношений, взаимозависимости и взаимосвязей на международном и межгосударственном уровне трех основных компонентов: казахской диаспоры, Республики Казахстан и стран, где проживают наши соотечественники. Казахская ирредента или диаспора являются одними из важнейших компонентов внешней политики нашего государства со странами их проживания, на межгосударственные взаимоотношения с которыми влияет поло-жение казахов, как этнического меньшинства в инонациональной среде, имеющих историческую Родину - Казахстан.

В этой связи следует уточнить, что казахов, проживающих на сопредельных с Казахстаном территориях в России (Астраханская, Оренбургская, Курганская, Омская, Горно-Алтайская Автономная области), Узбекистане (районы Сырдарьи, Чирчика, Кызылкумов, Мырзашола) и Китае (районы Алтая, Тарбагатая, Или, Кульджи, Еренкабырги, Барколь-Кумула в СУАР) ни в коем случае нельзя определять термином “диаспора”, так как они проживают на своей собственной территории и данная группа населения определяется термином "ирредента".

Под термином "ирредента или невоссоединенные нации" в современной зарубежной политической науке подразумевают этнические меньшинства, населяющие территорию, смежную с государством, где доминируют их соотечественники. За пределами своей страны невоссоединенные нации (в отличие от диаспор, которые создаются путем миграций этнических групп в другие страны, не являющиеся их исторической родиной) оказались вследствие войн, аннексий, спорных границ или комплекса колониальных моделей. Эта категория населения была известна еще историкам XIX в. и рассматривается как "продукт доктрины, провозглашающей право каждого народа, относящего себя к "нации", учреждать национальное самоопределение в форме государственной независимости".

Термин "ирредента" широко распространен в зарубежных общественных науках. Исследования по данной проблематике, именуемое "ирредентизмом", занимают одно из приоритетных направлений в конфликтологии, истории международных отношений, этнической политике. Однако, в бывшем Советском Союзе, республики которого были созданы на основе комплекса колониальных моделей территориальных захватов Российской империи, а также большевистских национально-территориальных разграничений в Казахстане и Средней Азии в 1924 г. и в 1950-1960-е гг., данная отрасль в общественных науках отсутствовала.

Анализируя и систематизируя труды по проблемам истории возникновения и современного развития казахской диаспоры, автором предлагается следующая периодизация мировой историографии, разделенная на шесть этапов.

К первому этапу относятся материалы русских и зарубежных географов, ученых, путешественников, в чьих трудах можно найти сведения о казахах, проживавших в странах Востока до 1950-х гг.

Второй этап характеризуется работами советских ученых, в которых рассматривались лишь отдельные вопросы истории казахов, проживавших за рубежом. Одной из причин отсутствия в советской историографии комплексных трудов, посвященных казахской диаспоре и ирреденте, являлся идеологический запрет на научную разработку данной проблематики в СССР. Другой важнейшей причиной практически отсутствия научных исследований по теме являлась малочисленность источников в архивах СССР, проблематичность научных командировок советских ученых в зарубежные страны, где сосредоточены документы по истории казахской диаспоры из-за “Железного занавеса”.

К третьему этапу относятся научные изыскания западных ученых в 1950-1960-е гг., т.е. сразу после трагических событий в Синьцзяне, Тибете, Индии и Пакистане; материалы социологических исследований немецких ученых, проводившихся в лагерях и первых поселениях казахских политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) в Турции в данный период, а также исследования казахских поселений в Анатолии турецким учеными в 1960-х гг.

Четвертый этап характеризуется выходом ряда исследований и мемуаров, написанных казахами: или самими участниками трагических событий Восточном Туркестане (Синьцзяне) или их родственниками. Значимость этих монографий и мемуаров для исследований, а в большей степени для самих казахских политических беженцев из Восточного Туркестана (Синьцзяна) огромна и бесценна. Особенностью всех этих книг является пронизывающая боль, незаживающая рана от потери "золотой колыбели родной земли".

К пятому этапу можно отнести монографические исследования западных историков, этнологов, изучавших историю и современное развитие казахских обществ в Китае, Турции, Швеции в 1970-1990-х гг.

Шестой этап характеризуется трудами казахстанских ученых - историков, философов, демографов, социологов и др., получивших возможность исследовать данную проблему только в период независимости.

Количество казахов в странах мира

Казахстан - 8.725 .000
Узбекистан - 1.500.000
Китай - свыше 1.500.000
Российская Федерация - около 800.000
Страны СНГ (без Узбекистана и РФ) - 187.000
Монголия - 83.000
Афганистан - 30.000
Турция - 10.000
Иран - 10.000
Канада - 7.000**
Пакистан - 5.000**
Германия - 2.000
Франция - 2.000
США - 1.000
Саудовская Аравия - 1.000
Австралия - 0.900**
Австрия - 0.700
Аргентина - 0.500**
Великобритания - 0.300
Швеция - более чем 0.200
Иордания - 0.200
Израиль- 0.100
Сирия - 0.100
Дания, Швейцария, Голландия, Норвегия, Марокко, Египет, Бельгия, Тайвань - менее чем 0.100 в каждой

* Таблица составлена по данным посольств и представительств РК в разных странах мира, собственной информации автора.
** Приведенные количества следует уточнить.

   Современное развитие казахской диаспоры.

   На современном этапе развития для казахской диаспоры характерны два процесса: сохранение этнической идентичности или репатриация в Казахстан.

   Процесс сохранения этнической идентичности у казахской диаспоры характеризуется по нескольким критериям: наличие и в какой стадии развития находятся в казахских общинах: брак и семья, этнические общества, школы и язык.

   Проживание в урбанизированной среде является одной из характерных особенностей казахской диаспоры.

   Следующей особенностью, характерной для казахских общин за рубежом, в основном, до 1991 г., являлось отсутствие объединенных организаций и устройства казахских обществ, которое может быть объяснено, во-первых, их малочисленностью, что приводило, во вторых, к вступлению казахов в объединения и этнические организации турецких ассоциаций.

   Ситуация изменилась после провозглашения суверенитета и независимости Республики Казахстан, что послужило отправной точкой в деле создания казахских обществ в разных странах мира, которые в настоящий момент пытаются чаще встречаться, организовывать совместные культурные и спортивные мероприятия, в чем проявляется стратегия казахской диаспоры - сохранить этническую идентичность.

   Казахская диаспора формируется из трех стран выхода или бывшего проживания: Казахстана, Турции и Китая, а затем далее распространяется по всему миру. Для казахов, проживающих в разных странах мира, более характерен трилингвизм: казахский, язык страны выхода и язык страны пребывания.

   Употребление казахского языка вторым и третьим поколениями казахской диаспоры оставляет желать лучшего. Поэтому старшее поколение стало инициатором организации школ для обучения казахскому языку и казахской культуре среди подрастающего поколения. Среди созданных в зарубежье школ по изучению казахского языка следует отметить казахские общества в Турции, Великобритании, отсутствие таковых во Франции, США и др. Кроме того, языковая проблема связана с тремя разными алфавитами: кириллицей, латиницей и арабской вязью.

   Попытка сохранения этнической идентичности четко прослеживается в семейных отношениях представителей казахской диаспоры. У казахов, проживающие в странах Западной Европы и Северной Америки преобладает простая (нуклеарная) малая семья, состоящая из одной семейной пары и их детей, что является следствием тех причин, по которым казахи иммигрировали в эти страны. В Турции и странах Востока казахи предпочитают жить сложными (неразделенными) семьями, когда родители живут с неженатыми (незамужними) детьми и с не выделившимися из родительской семьи женатыми сыновьями, невестками и внуками.

   В казахской диаспоре старшим поколением не приветствуются межэтнические браки. Более или менее спокойно казахи относятся лишь к бракам с представителями тюркских народов, что объясняется родственными корнями происхождения, которые, в свою очередь, приводят к наибольшей совместимости и прочности в браке.

   Такую этнодифференцирующую роль, проявляющуюся в семейно-брачных отношениях, играет самосознание, которое дает казахам возможность попытаться обособить себя от других этносов в инонациональном окружении и подчеркнуть связь или принадлежность к казахскому этносу. Думается, что еще одной немаловажной причиной не приветствия смешанных браков является религиозный фактор, сильно развитый среди зарубежных казахов.

   Совершенно другой точки зрения придерживаются представители казахской диаспоры молодого - второго и третьего поколений, в 1990-х гг. проживающие в странах Западной Европы, для которых этнорелигиозные мотивы не столь важны как для старших. Особо межэтническими браками славится казахская диаспора во Франции, имеющая наибольшее их количество.

   Во многих отношениях казахская община в Турции стала примером для представителей казахской диаспоры, что стало возможным не только благодаря усилиям казахов, но и ответным действиям турецкого правительства, вследствие которых казахские беженцы из Синьцзяна нашли там свою вторую Родину. Изучая казахскую общину в Турции 1990-х гг. можно констатировать следующие моменты в процессе сохранения этнической идентичности, заложенные старшим поколением казахов еще в 1970-х гг., плоды которого пожинаются сегодня.

   В 1960-х гг. казахи были расселены в разных районах городов, дети стали посещать турецкие школы, что не способствовало процессу сохранения казахской идентичности, а наоборот, привело к тому, что часть казахской молодежи подверглась процессу “отуречивания”, против которого выступили казахские аксакалы. Чтобы как-то остановить процесс "отуречивания" казахов, у старшего поколения возникла идея поселиться вместе, в одном районе, где, впоследствии можно было бы открыть казахскую начальную и среднюю школы. Так, появился в стамбульском районе Гунешли “Казахкент”, официальное открытие которого произошло 15 августа 1973 г. Первые дома были построены на улице “Алтай”, как воспоминание или напоминание о Родине.

   В Турции в декабре 1986 г. было организовано культурно- просветительское общество турецких казахов “Вакиф”, как резонанс на декабрьские события в Алма-Ате. Учредителями этого общества стали 10 человек и первым председателем был избран Токтоубай Топлу. В марте 1988 г. начал выходить “Бюллетень общества турецких казахов “Вакиф”. В свет вышло всего два номера “Бюллетеня”. В этих “Бюллетенях” помещались материалы по этнографии и истории казахского народа, новости о жизни казахских общин в Турции и странах Западной Европы, публиковались интервью с видными деятелями и предпринимателями из среды казахской диаспоры.

   Начиная с 1991 г., между турецкими казахами и Республикой Казахстан развиваются и укрепляются тесные многогранные связи. Одно из последних важнейших событий для казахов, проживающих в Турции, было проведение Малого курултая казахов 28-29 марта 1997 г. Кроме того, казахская община Турции не отличается сепаратизмом и имеет хорошие отношения с населением страны, правительством и местной администрацией.

   Высшее образование в Турции стоит очень дорого, поэтому оно не доступно для большинства казахской молодежи. Представители казахской молодежи, поступающие в высшие учебные заведения, становятся, в основном, одними из самых лучших студентов. Некоторые казахи имеют по два высших образования.

   В настоящий момент около 200 казахских девушек и юношей обучаются в Турции в вузах по специальностям экономика, строительство, журналистика, медицина и юриспруденция. Однако большинство казахской молодежи в Турции занимаются своим этническим бизнесом: обработка, шитье и продажа кожаных изделий.

   Семья у казахов в Турции в большинстве своем по форме сложная (неразделенная) и моноэтническая, хотя не так редки браки с представителями других тюркских народов: крымскими татарами, кыргызами, уйгурами.

   Возрастной ценз у казахских мужчин для вступления в брак несколько завышен. Чаще всего казахи женятся к 30-ти годам, когда заложены материальные основы для создания и полной ответственности за семью. Традиционно, в Турции вся ответственность за семью ложится на плечи мужчины. Девушки, не получившие высшего образования, зачастую выходят замуж сразу после наступления совершеннолетия и помогают своим мужьям на семейном производстве.

   Все чаще представители казахской молодежи покидают свои дома в поисках работы и лучшей жизни в странах Западной Европы, Северной Америки и последние шесть лет начали пытаться переселяться в Казахстан,

   В Соединенные Штаты Америки казахи начали эмигрировать после Второй мировой войны. В основном, казахское население в США можно разделить на несколько групп: 1) бывшие граждане СССР, во время Второй мировой войны попавшие в плен и содержавшиеся в концентрационных лагерях на территории Германии, освобожденные союзническими войсками и после проверок, отправленные на местожительство в Турцию по их собственной просьбе, а затем из Турции иммигрировавшие в Штаты, где на сегодняшний день проживают их второе и третье поколения; 2) казахи из Турции, являвшиеся составной частью турецкой трудовой иммиграции, получивших работу, а после пяти лет постоянного (безвыездного) пребывания в стране и статус граждан США; 3) казахи из КНР, приезжающие в США через Японию, Тайвань, пересекающие Тихий океан, остающиеся на учебу или работу на Тихоокеанском побережье, а затем получающие возможность жизнедеятельности в стране; 4) казахи из Республики Казахстан, приезжающие на учебу или работу, и 5) получившие гражданство, вследствие межэтнических браков с гражданами США.

   США как мультикультурная и полиэтническая страна стала привлекать внимание казахских мигрантов только с середины 1960-х гг., после либерализации иммиграционных законов 1965 г. Согласно “Гарвардской Энциклопедии Американских этнических групп”, в 1960-х гг. в США насчитывает около 20 семей казахов. Из этих 20 семей - 13 были семьями бывших военнопленных вермахта, переехавших в эту страну в середине 1960-х гг. и обосновавшихся в метрополии Нью-Йорка, Вашингтона (округ Колумбия) и в штате Калифорния. Выбор данных областей расселения мотивировался следующими показателями: 1) возможность получения работы; 2) наличие представителей их этнической группы, уже проживающих там; 3) климатические условия, имеющих хотя бы отдаленное сходство со страной происхождения и, 4) наличие высших учебных заведений.

   У казахов США наблюдаются моноэтнические и межэтнические браки. Межэтнические браки характерны для старшего поколения. В отличии от них казахская молодежь второго третьего поколения диаспоры старается найти себе спутника жизни из казахской среды, в чем проявляется стратегия на сохранение этнической идентичности.

   Казахи в США, вследствие малочисленности и отсутствия влияния на все сферы жизнедеятельности американского общества, в отличие от представителей других диаспор, не имеют даже своего общества, где они могли бы совместно решать насущные проблемы. Для американских казахов также характерна разобщенность, как, например, и для британских.

   При Индианском университете (Блумингтон) в 1996 г. была создана Казахская студенческая ассоциация, которая ежегодно организует празднование Наурыза, знакомит с традициями и обычаями казахского народа, проводит тематические конференции.

   Казахская диаспора в США пополняет свои ряды, благодаря межэтническим бракам, совершаемым казахами из Республики Казахстан с гражданами США, а также предоставлению американскими властями наиболее выдающимся ученым и специалистам Казахстана возможности для проживания и деятельности в этой стране.

   Следствием правовых мероприятий британской иммиграционной политики 1960-1990-х гг. явилась малочисленность представителей казахской диаспоры на берегах Туманного Альбиона. В Великобритании казахи проживают, в основном, в Лондоне и Рединге, что обусловлено их профессиональной ориентацией и сферой деятельности.

   Представители казахской диаспоры в Великобритании предпочитают моноэтнический брак и для них характерен привоз своих семей в страну проживания. Поэтому, очень важно для них не потерять этнические корни и приобщать своих детей к изучению казахского языка и традиций казахского народа.

   Для этого в 1992 г. казахи в Великобритании решили создать общество, так как с 1985 г. в страну начали приезжать казахи из Турции и КНР для учебы и работы. Целью этого общества стала необходимость в установлении связей между казахами, проживающими в Великобритании, а также укрепить многосторонние связи с их этнической Родиной - Казахстаном. Один из таких шагов был предпринят в июне 1995 г. во время официального визита Президента Казахстана Н.А. Назарбаева в Великобританию, когда представители казахской диаспоры были приняты Президентом и в беседе с ним имели возможность обсудить свои проблемы.

   К сожалению, отличительной чертой казахской общины в Великобритании является ее сильная разобщенность, до сих пор не налажены тесные связи между казахами, прибывшими из КНР, Турции и Казахстана. По данным, зафиксированным казахским обществом, в Лондоне проживают 65 представителей казахской диаспоры, выходцы из Турции. В это число не включены казахи, прибывшие из КНР, Казахстана и других стран мира, увеличивающих количество казахской диаспоры до 100-120 семей.

   В ФРГ казахи стали переезжать в середине 1960-х гг., как составная часть турецкой трудовой иммиграции. Кроме того, со времен Второй мировой войны в Германии проживают 2 казаха - бывших легионера, имеющих турецкое гражданство.

   В ФРГ казахи, кроме работы на производствах промышленной зоны Рура и Рейна, занимались общественно-политической деятельностью, в частности, в Мюнхене на радиостанции “Свобода” в казахской редакции. Казахи в ФРГ проживают в: Мюнхене - 60 семей или 300 человек, Кельне - 90 или 450, Гамбурге - 4 или 20, Западном Берлине - 20 или 100, Хайдельберге - 1 или 5, Майнце - 2 или 10, Франкфурте-на-Майне-1 или 5. Итого: 178 семей или 890 казахов.

   В ФРГ было организовано два казахских общества в Мюнхене и Кельне для проведения культурно-образовательных мероприятий среди подрастающей казахской молодежи. Неактивная деятельность данных обществ в ФРГ объясняется отсутствием практического опыта в ведении дел и скоординированных действий.

   Одним из самых злободневных вопросов казахской диаспоры в ФРГ является языковая проблема. В основном, казахи в семьях говорят на турецком языке, дети чаще всего на немецком. Посылка из Казахстана книг, газет и журналов на казахском языке стала бы мощной поддержкой в решении этой проблемы.

   В 1993 г. в Мюнхене начал издаваться “Бюллетень казахских тюрков Европы”. Первый номер бюллетеня вышел на турецком языке, второй - уже на казахском. В бюллетене помещалась информация о событиях, происходящих в казахских общинах в Турции. Германии, Франции, Швеции, Австрии, Великобритании, Швейцарии и Дании, публиковались сообщения о достижениях в Казахстане. Издано было всего два номера за два года (1993-1994).

   Думается, что отличительной чертой казахов, проживающих в ФРГ, является наличие более высокого образовательного уровня и социального статуса, так как, первое поколение казахских иммигрантов сумело дать своим детям прекрасное образование, которые сейчас работают юристами, стоматологами, инженерами. В семейных отношениях казахи ФРГ отличаются большим консерватизмом, чем, например, во Франции. Стараются привозить невест из казахских семей, проживающих в Турции. Часты браки на турчанках, и практически не имеют места браки с нетюркскими народами.

   Согласно сведениям, полученным от казахских информаторов, в настоящий момент в Швеции проживают около 30 семей казахов, в основном, выходцы из Турции. Они проживают в Стокгольме, Евле, Вастерасе, Геттеборге. В последнее время их число пополняется за счет пребывания казахов из Казахстана, вступивших в брак с гражданами этой страны.

   Вторым процессом, характерным для современной казахской диаспоры, является репатриация в Казахстан. Под понятием “репатриация” или “возвратная этническая миграция” следует понимать движение эмигрантов назад на свою этническую родину для постоянного проживания там.

   Процесс репатриации казахов в Казахстан многогранен и непрост, имеет свои исторические корни и современные последствия, нуждающиеся в их усиленном изучении и разрешении. Репатриация, проводимая на государственном или частном (персональном) уровне, может иметь массовый или индивидуальный характер.

   Проблема репатриации для Казахстана встала во весь рост, начиная с 1991 г. после образования независимого и самостоятельного государства. Казахстану необходимо было самостоятельно решать насущные проблемы репатриации, которые состояли из трех глобальных по моральной и материальной масштабности и важности блоков: 1) организация перевоза казахских репатриантов на их историческую родину, 2) обустройство и адаптация их на местах с предоставлением им жилья, места работы и учебы, 3) предоставление или восстановление прав гражданства. Так как Казахстан не имеет практики в проведении подобных мероприятий, то началось изучение богатого опыта Международного сообщества.

   Репатриация казахов из разных стран мира имеет свои особенности, проблемы и перспективы. Если в первые годы процесс возвращения казахов на историческую родину насчитывал 73 тыс. человек в год, то теперь количество сократилось до 5 тыс. в год, т.е. из 2 тыс. казахов, проживающих за рубежом, лишь 1 возвращается в Казахстан.

   В большей степени уменьшение числа репатриантов зависело от нестабильного экономического положения Республики и из-за отсутствия надежной и хорошо проработанной законодательной базы, защищающей права репатриантов особенно в первые годы суверенитета. Кроме того, в самом начале приток репатриантов в Казахстан был более чем интенсивен (73 тыс. в год), то после 1995 г. данный процесс проходит в более сдержано.

   Начало массовой репатриации приходится на февраль 1991 г., когда 97 казахов из Монголии переселились в Казахстан. Это было стихийное (неорганизованное на правительственном уровне) переселение. Несмотря на это, казахов разместили в Сарыозеке Талды-Курганской (ныне Алматинской) области, по возможности предоставив рабочие места.

   За период с 1991 по 2000 г. в Казахстан репатриировались 64 тыс. казахов из Монголии, которые были расселены в Кустанайской, Павлодарской, Карагандинской и некоторых других областях. Монгольские казахи хотели быть поселенными в одной области, например, в Тургайской, а не быть разбросанными по всей территории Казахстана. Кстати, желание репатриантов поселиться вместе выдвигается практически всеми казахами, переехавшими на свою историческую родину.

   Особенностью казахских репатриантов из Монголии является наибольшее представительство интеллигенции: врачей, инженеров, ученых, которые готовы работать по специальности.

   Массовая репатриация казахов из Ирана в Казахстан началась после договоренности в феврале 1993 г. казахской делегации с Иранской стороной. Казахская диаспора в Иране к тому времени состояла из 5 тыс. иранских казахов, проживавших там с 1920—1930-х гг. и 5 тыс. казахских беженцев из Афганистана, переселившихся в Иран во время военных событий 1980-х гг. Положение афганских казахов в Иране было крайне тяжелым, поскольку они проживали там без гражданства, что повлекло за собой отсутствие необходимых социальных и гражданских прав. В результате договоренности между министерствами труда Ирана и Казахстана было достигнуто соглашение о взаимодействии и сотрудничестве в деле возвращения казахов на историческую родину. Следует отметить, что афганские казахи составляли большинство из тех, кто возвращался на свою историческую родину из Ирана, и лишь небольшое количество репатриантов являются гражданами Ирана.

   В 1993 г. из Ирана в Казахстан переехали 722 семьи численностью 3661 человек, благодаря финансовой помощи правительства Казахстана. Следующий переезд стал возможен лишь осенью 1995 г. Первую группу прибывших казахов из Ирана разместили в Актауской области и Чилийском районе Алматинской области, где местные власти предоставили им жилье, снабдили продуктами.

   Проблема возвращения казахских беженцев из Ирана и Афганистана получила широкий резонанс в Мировом сообществе. 1280 казахских семей из Афганистана и Ирана вернулись в Казахстан к июлю 1996 г. Материально-техническая помощь молодому государству Казахстан была оказана Управлением Верховного Комиссара ООН по делам беженцев. На средства, выделенные ООН, были построены в поселке “Достык” близ г. Туркестана в Южно-Казахстанской области школа, водопровод и предоставлены строительные материалы па постройку 60 жилых домов. Таким образом, была предоставлена экономико-гуманитарная помощь группе казахских беженцев из Афганистана. Казахских репатриантов из Ирана и Афганистана, кроме Южно-Казахстанской области, разместили на Мангышлаке и в Кзыл-Ординской области.

   Репатриация из Турции носит не столь массовый характер, как из Монголии и Ирана, и состоит как из турецких, так и афганских казахов. Афганские казахи переехали в 1982 г. в Турцию, в количестве около 500 казахских семей в качестве военных беженцев.

   В Турции их разместили в Стамбуле, где некоторые из них проживают до сих пор. С 1991 г. началась репатриация афганских казахов из Турции в Казахстан, число которых на данный момент приближается к 300 семей или 3500 человек. В Казахстане их разместили в Алматинской, Южно-Казахстанской и других областях.

   Репатрианты имеют единое общее - они составная часть казахского народа и являются носителями казахского языка. За счет репатриантов увеличилось процентное соотношение казахов в Казахстане до 5%.

   Одной из существенных причин, мешающих репатриированным казахам быстро адаптироваться на земле Казахстана, является незнание русского языка. Отсутствие знаний русского языка более характерно для китайских, иранских и афганских репатриантов. Для монгольских казахов данная проблема не настолько остра, так как многие из них получали высшее образование в бывшем СССР или странах СЭВ, как было сказано выше.

   С 1995 г. наступил новый этап во взаимоотношениях Республики Казахстан и представителей казахской ирреденты и диаспоры. Прежде всего, была разработана “Государственная программа поддержки казахской диаспоры”, утвержденная Президентом Республики Казахстан от 31.12. 1996 г., подписан “Закон о миграции” (1998 г.) и другие правительственные акты, постановления и инструкции. Были установлены государственные квоты для репатриантов. Все вышеперечисленные проблемы казахской диаспоры и ирреденты стали решаться более или менее успешно при содействии Агентства по миграциям и демографии при Кабинете министров Республик Казахстан и Всемирной Ассоциации казахов, которые вплотную также занимаются непосредственными проблемами репатриантов в Казахстане.

   В целом, за годы суверенитета в Казахстан было репатриировано 174250 казахов из разных стран мира, в основном из Монголии, КНР, Ирана, Афганистана, Турции и др.

   Изучение исторических и современных проблем казахской диаспоры и ирреденты необходимо, так как они являются составной частью всего казах-ского народа, имеющие единые исторические и культурные корни, и их судьбы прочно связаны с судьбой Республики Казахстан.

   История возникновения и развития казахской ирреденты и диаспоры.

   Исторические события, происходившие в XVI-XIX вв. в Центральной Азии, сыграли основополагающую роль в процесс возникновения казахской ирреденты, в особенности, из-за тесной взаимозависимости многосторонних отношений между Казахстаном и Китаем, Казахстаном и Джунгарией, Джунгарией и Цинским Китаем в данный период. Процесс формирования казахской ирреденты в ХVI-ХIХ вв. характеризуется несколькими этапами.

   Первый этап формирования казахской ирреденты относится к событиям, имевшим место в ХVI -первой половине ХVIII в., когда в ходе казахско-ойратских войн у казахов были отторгнуты их земли в районе Семиречья, Тарбагатая, Барлыка и др., что повлекло за собой нарушение традиционных маршрутов кочевания казахов Среднего и Старшего жузов, и являвшихся одной из причины для возникновения казахской ирреденты в Китае.

   С другой стороны казахско-ойратские войны XVIII в. непосредственно привели к тому, что казахи вынуждены были сформировать свою диаспору в государствах Центральной Азии (Афганистан, Бадахшанская область Памира и др.), где они проживали много лет в качестве беженцев-кочевников после трагических событий 1723 г. в связи с джунгарским нашествием.

   Следующим этапом в истории возникновения казахской ирреденты в Китае является разгром Цинами Джунгарского ханства в 1757 г. и последовавшее за этим отторжение земель казахов в пользу Цинского Китая. Разгромив обессиленную междоусобицами и бесконечными войнами Джунгарию Китайская империя начала относить к "джунгарским" значительные районы кочевок родов Среднего и Старшего жузов, которые казахи стремились вернуть.

   В данный период в регионе Центральной Азии впервые появились китайские войска, разгромившие с помощью казахских военных отрядов Джунгарское ханство. С разгромом Джунгарии казахи пытались вернуть себе свои земли, однако, китайское государство заявило, что получило их в наследство, являясь главным победителем ойратов. Таким образом, казахские земли, отторгнутые у казахов ойратами в ходе военных действий в ХVII-ХVIII вв. остались в составе Китая. Кроме того, во второй половине XVIII в. была впервые установлена непосредственная граница между Казахстаном и Китаем.

   Вследствие многочисленных сопротивлений китайским войскам, казахи в 1767 г. вернули кое-какие свои земли в районе Монгольского Алтая и Илийского края. Небольшая часть казахов Старшего жуза, вернувшись в долину реки Или, вынуждена была номинально признать подданство китайского императора, другая же часть осталась независимой до 1850-х гг., когда, в конечном итоге, была присоединена к Российской империи.

   Третий этап в истории возникновения казахской ирреденты в Китае характеризуется событиями, связанными с русско-китайскими территориально-государственными разграничениями в Центральной Азии путем подписания ряда важных правительственных документов, таких как: Пекинский договор 1860 г., Чугучакский Протокол 1864 г., Хобдинский Протокол 1869 г., Тарбагатайский Демаркационный протокол 1870 г., Ливадийский договор 1879 г., Петербургский договор 1881 г. Вследствие подписания и ратификации вышеназванных договоров и протоколов казахские территории и население, проживающее на них, были насильственно разделены между этими двумя государствами и без учета их желаний были распределены в подданство к ним.

   Исторические события ХХ в., такие как: последствия Столыпинской аграрной реформы для Казахстана, национально-освободительное движение в Центральной Азии 1916 г., гражданская война 1918-1920 гг., неприкрытый геноцид против казахского народа, проводившийся в период коллективизации, а также участие казахов во Второй мировой войне, приведших к крупномасштабным людским жертвам и окончательной потери Родины для многих из них, повлияли на развитие и расширение ареала казахской диаспоры в мире.

   Последствия Столыпинской аграрной реформы, проводимой в Российской империи, для Казахстана вылились в то, что за 1902-1913 гг. численность казахского населения сократилась на 8-9%, или около 286 тыс. человек. Большинство казахов перекочевали в Или и на Алтайские просторы Синьцзяна. В 1911 г. в Китае казахов насчитывалось 224 тыс. 900 человек.

   В ХХ в. мощная перекочевка казахов в пределы Восточного Туркестана (Синьцзяна) имела место во время национально-освободительного движения в Центральной Азии 1916 г. Около 300 тыс. казахов и кыргызов из Казахстана и Кыргызстана перешли через русско-китайскую границу в Кульджинский край и Кашгарию, спасаясь от карательных акций русской армии. Пограничные области Восточного Туркестана, такие как Тайчен на севере, Или на западе, Кашгар и Аксу на юге, стали центрами казахских беженцев (48), в которых их насчитывалось: в Алтайском округе - около 100 тыс., Тарбагатайском - 60-70 тыс. и более 100 тыс. - в Илийском округах. В конце мая 1917 г. около 160 тыс. казахов было репатриировано в Казахстан.

   Установление Советской власти и гражданская война в Казахстане явились новым толчком для миграций казахов за пределы своей Родины. В основном, казахи бежали на восток - в Китай, на юг - в Узбекистан и далее - Афганистан и Иран. Казахи небольшими группами стали переходить границу с Китаем. Они перегоняли свой скот, в основном, в районе пограничной Кульджи, через Тарбагатайские горы и долину Черного Иртыша. Многие из них остались в Синьцзянском Алтае и Илийском крае.

   Весной 1920 г. с ликвидацией Уральского фронта остатки белогвардейцев и часть казахов Младшего жуза бежали в Иран из Закаспия. С ликвидацией Семиреченского фронта разрозненные белогвардейские части и представители имущих слоев казахского, уйгурского и кыргызского обществ бежали в Восточный Туркестан (Синьцзян), пополнив ряды неханьских народов в Китае. С данным периодом связано начало деятельности Мустафы Чокая - одного из первых лидеров и создателей эмиграционного тюркского центра в Западной Европе в 1920-1930-х гг.

   Еще одним этапом в процессе формирования казахской диаспоры является проведение насильственной и беззаконной коллективизации 1928-1932 гг. в Казахстане, являвшейся, по сути своей, этноцидом против казахского народа. Данный процесс сопровождался в Казахстане огромными человеческими жертвами, а также уходом уцелевшего населения на соседние территории, исчисляемого в 1 млн. 30 тыс., в Россию, Узбекистан, Туркменистан, Каракалпакию, Китай, Иран, Афганистан. Из них 616 тыс. откочевали безвозвратно, в том числе около 200 тыс. казахов ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран, а 414 тыс., впоследствии вернулись в Казахстан.

   В 1935 г. в Афганистане казахи проживали в районах Акчи и Андхой, в округе Ханабад. Так, на западе от реки Кундуз, по свидетельству Бурханад-Дина Кушкеки, около 200 домов казахов насчитывалось в сельской местности, которая называется Чахардара. Франц Шурманн в “Монголы Афганистана” пишет: "Большинство казахов в Афганистане являются беженцами из СССР, основная часть которых проживала в городах Ханабад и Андхой и относилась к категории городского люмпен-пролетариата. Более 500 казахов проживали в Герате в местечке, именуемым Казах-сарай. Данная группа казахов бежала из Кызыл-рабата, около Кара-коля и Дивани Багх, недалеко от реки Амударья, во времена коллективизации”. К 1960-м гг. казахи проживали в Афганистане небольшими группами в районах Акчи, Андхоя, Ханабада, Кундуза, Баглана, также в Гератской провинции и Фарахской области. К 1978 г. казахов в Афганистане насчитывалось около 20-24 тыс., но с введением советских войск в эту страну и началом военных действий большая группа их покинула вместе с кыргызами обжитые в течении ряда десятилетий районы Афганистана и оказалась в лагерях беженцев в Пакистане или иммигрировала количеством около 70 семей в Турцию. Затем их число увеличилось до 500 семей, а в настоящий момент, после репатриации в Казахстан 300 семей, около 200 семей остались в Стамбуле.

   От коллективизации казахи бежали и в Иран, где проживали, в основном, в северо-восточной части страны. В 1968 г. их количество насчитывалось около 400 семей.

   В истории формирования казахской диаспоры и ирреденты необходимо рассматривать одну из неисследованных причин переселения некоторых казахских семей в Китай в 1930-1940-х гг. (отдельно от коллективизации - Г.М.) - направление советских кадров военных, инженеров, учителей, врачей и т.п. в Восточный Туркестан (Синьцзян).

   Другим этапом в формировании казахской диаспоры является проблема невозвращения в СССР бывших военнопленных вермахта во время Второй мировой войны, участвовавших в движении Сопротивления на территории Европы, или же вынужденных вступить в ряды “Туркестанского легиона”, и не вернувшихся в СССР, там самым образовав диаспору в европейских странах.

   Трагические события, произошедшие в Восточном Туркестане (Синьцзяне) в 1930-1950-х гг., являются основополагающими для истории и развития казахской диаспоры в мире.

   В течение 1930-1940-х гг. казахи в Восточном Туркестане (Синьцзяне) принимали участие в нескольких восстаниях против китайских властей, а в Илийском восстании 1944-1949 гг. играли доминирующую роль. Казахи всегда занимали значительное положение в политической жизни Синьцзяна так как среди всех кочевых народов Восточного Туркестана они отличались многочисленностью и игнорировать их было очень опасно.

   В статистическом источнике “China Handbook” о количестве населения Китая с 1937 по 1943 гг. сказано, что в Синьцзяне проживало 4,360,020 человек, из которых 930,000 были казахи. По материалам Всекитайской переписи 1953-1954 гг. в Синьцзяне к 1953 г. проживало 509,000 казахов. Следовательно, потери казахского населения всего за 10 лет насчитываются около 421,000 человек или более 45 %, что явилось продолжением этноцида по отношению к казахскому народу, только теперь на территории Китая.

   Политические мотивы борьбы казахов Восточного Туркестана (Синьцзяна) были различными, но главная причина была экономической - вопрос о пастбищах. Казахи занимались, в основном, кочевым скотоводством, продукция которого играла важную роль в экономике региона. Однако, постоянно возникали споры о пастбищах, водоемах, ирригационных каналах между кочевниками и земледельцами, доходившими до вооруженной борьбы. Так было и раньше, когда во время маньчжурского правления основные права на пастбища были отданы монголам, а казахи стали рассматриваться как арендаторы этой земли.

   На протяжении всех 1930-1940-х гг. центральное провинциальное правительство в Урумчи было заинтересовано в передаче пастбищ кочевников китайским крестьянам-хань, так как вооруженные казахские отряды представляли весомую угрозу властям. Кроме того, китайцы-хань стали рассредоточивать свои войска по территории всего Синьцзяна. Таким образом возник конфликт, переросший в затяжную и кровопролитную войну между китайским меньшинством и мусульманским большинством Синьцзяна.

   Вследствие поражений антикитайских восстаний неханьских народов в 1936 г. началась миграция около 18 тыс. казахов из района Барколя, ушедших в Газколь на границе Цинхая и Восточного Туркестана (Синьцзяна) до 1951 г. (300 семей), в Цинхай (200 семей), около 1 тыс. семей остались на Барколе или вернулись на Алтай. Примерно 1 тыс. казахских семей решила уйти в Гансю. Около 500 семей ушло в Монголию в 1938 г., и 5 тыс. казахов решили перейти Тибет и обосноваться в Индии.

   Выйдя из Барколя, перейдя через Кумул (Хами), в 1939 г. группа казахов дошла до дунганского военачальника Ма Бофана, устроившего кровавую бойню в Цинхае, после которой в живых осталось только 34 казахские семьи. После многочисленных кровопролитных событий казахи реши-ли уйти в Индию.

   В сентябре 1940 г. 5 тыс. казахов пришли в Тибет, где больше года воевали с тибетскими племе-нами. На Тибете от холода, голода, снежной болезни и пуль непрек-лонных тибетцев погибло около 2 тыс. казахов или 40 % вышедших в путь людей. Оставшиеся в сентябре 1941 г. прибыли в местечко Демчок на границе Индии под руководством Елисхана Тайджи, в количестве около 1000 семей или 3039 человек.

   После длительных переговоров британские власти разрешили казахам пересечь границу, разоружили их и под вооруженной охраной отвезли в Ладак - провинциальный город в Кашмире, где составили списки и разместили в лагере для беженцев Музаффер Абаде, оцепленного со всех сторон войсками.

   Непривычный климат, ограничение свободы передвижения, отсутствие возможности работать, незнание английского и языков народов Индии усугубляло положение казахов, размещенных в палаточном городке в Музаффер Абаде, где каждодневно погибало 10-15 человек. Оставшийся у них скот умирал от бескормицы.

   В апреле 1942 г. британские власти на грузовых машинах перевезли казахов в деревню Тернава близ Равалпинди. Начавшиеся еще в Музаффер Абаде инфекционные болезни продолжали преследовать казахов и в лагере для беженцев в Тернаве, где каждый день погибало от 15 до 20 человек. По свидетельству Халифе Алтая, количество беженцев менее чем за год сократилось с 3,000 до 1,200 человек.

   Казахам было разрешено покинуть Тернаву в марте 1943