Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Казахстан в годы Второй Мировой войны

Казахстан в предвоенное время

Выполнив основные положения своей политики «Малого Октября», Ф. Голощекин в 1933 г. был отозван в Москву, а на его место назначен Л. Мирзоян, пытавшийся возродить животноводство как самостоятельную отрасль экономики. Весной 1933 г. голодающим районам было выделено зерно, начали предприниматься меры по возвращению откочевавших казахов на родину, их обустройству и налаживанию нормальной жизни. Одновременно шла подготовка к правовому закреплению тоталитарной системы, сложившейся в Казахстане и во всем Советском Союзе.
Казахская ССР. Ликвидация многоукладности в экономике и фактическое огосударствление всех сфер жизни позволило Сталину заявить о победе социализма в СССР. Это положение было закреплено в Конституции СССР, принятой в 1936 г. По ней вводилось всеобщее избирательное право и ряд автономных республик, в том числе Казахстан, получал статус союзных. 26 марта 1937 г. на Х чрезвычайном съезде Советов Казахстана была принята республиканская Конституция. Несмотря на все права, декларированные в этом документе, подлинной независимости и даже самоуправления республика не получила. Все более или менее значимые промышленные предприятия были в союзном подчинении, суверенитет Казахстана не распространялся на огромные территории, отданные под лагеря. Все органы управления республики были только ширмой, прикрывавшей всевластие Коммунистической партии и ее верхушки. Тем не менее, пусть формальное, но все-таки признание суверенитета Казахстана, а также законодательное закрепление его территории сыграли огромную роль в истории нашего государства.
Развитие экономики. В последней трети 30-х годов в экономике Казахстана продолжали господствовать тенденции, появившиеся в предыдущий период. В промышленности набирала темпы т. н. «индустриализация». В 1938 г. первую продукцию начал выдавать Балхашский медеплавильный завод, в 1940 г. началось строительство Актюбинского завода ферросплавов. Увеличился выпуск продукции Чимкентского, Ащысайского и Лениногорского комбинатов. Росло производство электроэнергии. В 1937 г. вступила в строй первая крупная тепловая электростанция, Балхашская ТЭЦ. Тогда же начала работу Ульбинская ГЭС, началось строительство Усть Каменогорской ГЭС и Карагандинской ГРЭС. К 1940 г. промышленность в экономике Казахстана составила 60%.
В конце 30-х г. продолжала развиваться транспортная сеть. Были сданы в эксплуатацию железные дороги Карталы-Акмолинск и Гурьев-Кандагач, облегчившие вывоз сырья из западных и центральных регионов республики.
Постепенно начинает выходить из кризиса сельское хозяйство республики. К 1940 г. посевные площади достигли 5,8 млн.га., а поголовье всех видов животных почти 3,5 млн. голов. Появляются новые отрасли хозяйства, в т.ч. рисоводство, развивается свекловодство и хлопководство. Однако подорванное коллективизацией сельское хозяйство не могло подняться своими силами и постепенный рост производства происходил только за счет государственных дотаций и мер по укреплению колхозов и ужесточению трудовой дисциплины. Жителям колхозов запрещалось покидать места проживания, были ограничены размеры приусадебных участков, личного стада. Основные средства производства, вся техника и наиболее квалифицированные кадры были сосредоточены в государственных машинно-тракторных станциях. Полностью подавлялась хозяйственная инициатива, что сделало сельское хозяйство частью командно административной системы.
Массовые репрессии. Последняя треть 30-х г. ознаменовалось новой волной политических репрессий, принявших массовый характер. Укрепление культа личности Сталина и нетерпение всяческого инакомыслия, попытки все трудности развития страны объявить результатом деятельности «врагов народа» привели к физическому устранению почти всех сколько-нибудь влиятельных лидеров, могущих составить оппозицию правящему режиму, т. е. Всех руководящих партийных и советских работников. В 1937-1938 гг. в «национал-фашизме» и шпионаже были обвинены Т. Рыскулов, Н. Нурмаков, С. Ходжанов, У. Кулумбетов, О. Исаев, О. Жандосов, А. Досов, А. Асылбеков, Ж. Садвакасов, С. Сафарбеков, Т. Жургенов и многие др. Репрессированны были и виднейшие деятели культуры и науки – А. Бокейхан, А. Байтурсын, М. Дулатулы, Ж. и Х. Досмухаммедулы, М. Тынышбайулы, М. Жумабай, С. Сейфуллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, С. Асфендияров, Ж. Шанин, К. Кеменгеров и многие др. Обвинения, выдвинутые против них, были абсурдными, в частности, их объявляли виновными в кризисе сельского хозяйства, восстаниях 20-х-30-х гг., связях с японской разведкой, попытке отделения Казахстана и т. п. В Караганде и ряде районов прошли показательные открытые процессы над «врагами», однако большая часть их была осуждена т.н. «тройками» – внесудебными органами карательной машины НКВД.
Территория Казахстана превратилась в огромный лагерь. Многие промышленные предприятия обеспечивались рабочей силой только за счет осужденных, их подневольного труда. Через лагеря Казахстана прошли сотни тысяч заключенных. Был создан АЛЖИР – «Акмолинский лагерь жен изменников Родины», где содержались члены семей лиц, осужденных за «антисоветскую деятельность».
В конце 30-х годов начинается процесс переселения в республику целых народов. Начался он с репрессий против корейцев, населявших районы Дальнего Востока. В августе 1937 г. «в целях пресечения проникновения японского шпионажа» 180 тыс. человек были депортированы из родных мест и расселены в Казахстане и Узбекистане. В ходе этой акции народ был лишен родины и обречен на трудности и лишения. Опыт, отработанный органами НКВД в 1937 г., был использован и позже. Так, накануне войны в Казахстан было депортировано 102 тыс. поляков из западных районов Украины и Белоруссии. Обустройством переселенцев занимался Отдел лагерей, трудопоселений и мест заключения НКВД КазССР, им запрещалось покидать новые места жительства, ограничивались и без того куцые гражданские права. Особенно большой размах процесс насильственного переселения принял уже позже, в годы войны.
В условиях игнорирования экономических законов и попытках командно-административного руководства хозяйством низкая производительность труда и малая эффективность экономики были закономерны, однако власть пыталась выправить ситуацию ужесточением трудового законодательства. Указом ПВС СССР от 26 июня 1940 года в стране устанавливался восьмичасовой рабочий день и семидневная рабочая неделя, был уменьшен список производств с сокращенным рабочим днем, сокращен список праздничных дней. Работникам запрещалось увольнение по собственному желанию, инженерно-технических работников и квалифицированных работников могли переводить на другие предприятия и в другие регионы без их согласия.
Нарушение трудового законодательства с 1940 года влекло за собой уголовную ответственность. Так, «прогул», т.е. отсутствие на рабочем месте без уважительной причины свыше 20 минут наказывался исправительными работами до шести месяцев, а самовольный уход с работы - тюремным заключением до четырех месяцев.
Для подростков вводилась трудовая повинность. Набор в школы фабрично-заводского обучения и ремесленные и железнодорожные училища проводился в порядке мобилизации, причем самовольный уход из училища влек за собой уголовную ответственность. Выпускники должны были отработать не менее четырех лет по направлению Главного управления трудовых резервов при СНК СССР.
Таким образом, трудовое законодательство второй половины 30-х –начала 40-х годов было направлено на превращение работника в бесправного винтика экономической машины казарменного социализма.
Была расширена сфера применения уголовно-правовых мер к подросткам, по всем составам преступлений ответственность наступала с 14 лет, а по целому ряду преступлений - с 12 лет.
Нормы уголовно-процессуального права практически игнорировались при рассмотрении «контрреволюционных» дел, причем ЦК ВКП(б) специальной телеграммой разрешил правоохранительным органам применять физическое принуждение к лицам, подозреваемым в совершении государственных преступлений. Другими словами, массовые нарушения законности были санкционированы высшими партийными органами.
К концу 30-х годов благодаря открытым репрессиям тоталитарная система СССР стабилизировалась. Появилась послушная интеллигенция, целая армия верных режиму чиновников управленцев, главным методом управления стал террор, коллегиальные принципы превратились в ширму, за которой скрывалась новая имперская система, в которой Казахстану вновь отводилась роль колонии.

Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин
ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА
Учебник для высших учебных заведений

------------------------------------------------------

Казахстан в годы второй мировой войны

В 30-е годы в Западной Европе набирало мощь еще одно тоталитарное государство – фашистская Германия. Экспансионистская политика фашистов привела к созданию двух военно-политических блоков и нарастанию угрозы мировой войны. Советский Союз, также проводивший агрессивную политику в отношении восточноевропейских стран – Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии, Польши, Румынии, на первых порах пытался организовать систему коллективной безопасности в Европе, однако недальновидная политика западных демократических держав привела к заключению в 1939 г. договора между Германией и СССР, после которого фашисты развязали войну против Польши, превратившуюся очень скоро в мировую войну. В нарушение договора Германия, оккупировав Польшу, 22 июня 1941 г. напала на СССР.
Казахстан, как и другие республики Союза, не только не мог проводить самостоятельную внешнюю политику, но вообще был лишен возможности осуществлять какие-либо международные контакты. В войне Казахстан участвовал в составе СССР.
30 июня 1941 года создается Государственный Комитет Обороны (ГКО), возглавляемый лично И.Сталиным - чрезвычайный орган, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти в стране. В Казахстане, как и в других союзных республиках действовал Постоянный уполномоченный ГКО. Принятые ГКО акты имели высшую юридическую силу, а центральные и республиканские органы власти и управления призваны были только обеспечивать беспрекословное их выполнение. 1 февраля 1944 года ВС СССР принимает Закон «О создании войсковых формирований союзных республик», по которому общесоюзный Наркомат Обороны преобразуется в союзно-республиканский и в Казахстане появляется собственный наркомат обороны. В тот же день принимается Закон «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних сношений», по которому наркомат иностранных дел также преобразовывается из союзного в союзно-республиканский. Последний законодательный акт был вызван не столько желанием расширить полномочия республик, сколько стремлением расширить представительство СССР в Организации Объединенных Наций, вместе с тем, согласно этому закону в Казахстане появился наркомат иностранных дел.
Казахстанцы в войне. Планы Германии по отношению к Казахстану были недвусмысленны. После победы над СССР фашисты планировали на территории Средней Азии и Южного Казахстана образовать рейхскомиссариат Гростуркестан, а центральные, северные и северо-восточные районы Казахстана должны были войти в состав «индустриальных областей» – Карагандинской, Новосибирской и Кузнецкой, куда планировалось переселить украинцев, белорусов, поляков, венгров и другие народы Восточной Европы. Позже, в связи с крахом планов «молниеносной» войны, фашистам пришлось пересмотреть свои планы и обещать нерусским народом СССР самоуправление, чтобы использовать их в борьбе против Москвы, однако этим планам не суждено было сбыться. Под угрозой военного поражения Сталину и его окружению пришлось на время отказаться от идеологии казарменного социализма и апеллировать к патриотическим чувствам народа. Произошло ослабление антирелигиозной политики. В 1943 г. в Ташкенте было создано Центральное управление мусульман и избран муфтий. Все литературные и художественные формы были мобилизованы для пропаганды патриотических и национальных ценностей, началось изучение и популяризация истории национально-освободительной борьбы и ее героев.
В ряды Советской Армии за время войны было призвано более 1 млн. 200 тыс. казахстанцев, было сформировано более 20 стрелковых дивизий и другие соединения. Наиболее прославились в боях с фашистами 328, 310, 312, 314, 316, 387, 391, 8, 29, 102, 405 стрелковые дивизии, 100 и 101 национальные, 81, 105, 106 кавалерийские дивизии, 74 и 75 морские стрелковые бригады, 209 Зайсанский, 219 минометный, 85 зенитный, 662, 991 и 992 авиационные полки. За проявленный героизм 316 дивизия под командованием И.В.Панфилова была преобразована в 8-ю гвардейскую, 328-я – в 30-ю гвардейскую дивизию, 75-я морская бригада – в 27-ю гвардейскую дивизию. На фронт было направлено 14,1 тыс. грузовых и легковых автомобилей, 1,5 тыс. гусеничных тракторов, 110,4 тыс. лошадей и 16,2 тыс. повозок.
За боевые заслуги сотни тысяч каэахстанцев были награждены медалями и орденами, около 500 человек стали Героями Советского Союза, среди которых две женщины – Алия Молдагулова и Маншук Маметова. Четыре казахстанца стали дважды героями – Т. Бегельдинов, С. Луганский, И. Павлов и Л. Беда. Уже после войны Звезда Героя была присвоена выдающемуся полководцу Б. Момышулы. Одно из знамен Победы на стенах Рейхстага в поверженном Берлине было установлено Р. Кошкарбаевым. Многие казахстанцы сражались в тылу врага в составе партизанских формирований.
Нельзя не упомянуть и о таком явлении как Туркестанский легион. В начале войны сотни тысяч советских солдат оказались в плену. Очень много среди них было казахов, узбеков, кыргызов и представителей других народов. Около 80% тюркских солдат погибло в нечеловеческих условиях фашистских концлагерей. Из остальных гитлеровцы пытались сформировать воинские части для борьбы против Советской Армии. Из выходцев из Казахстана и Средней Азии был образован Туркестанский легион из нескольких батальонов, однако применить их в боях фашисты не смогли. Многие легионеры, получив оружие, переходили линию фронта и возвращались в ряды Советской Армии, часть ушла к партизанам. В итоге легион был расформирован.
Экономика Казахстана в годы войны. Оккупация гитлеровцами западных районов СССР привела к тому, что резко выросла значимость Сибири и Казахстана в экономике страны. В первые месяцы войны властям удалось организовать эвакуацию промышленных предприятий, которые могли попасть в руки врага. На территорию Казахстана за короткие сроки было перевезено и размещено 142 предприятия, из западных регионов страны эвакуировано 532 506 человек. Продолжалось и даже ускорилось строительство новых промышленных объектов. За первые полтора года войны в Казахстане вступили в действие 25 рудников, шахт, 11 обогатительных фабрик для цветной и черной металлургии, 19 новых угольных шахт, 3 разреза, 4 новых нефтепромысла и нефтеперерабатывающий завод в Гурьеве.
Продолжалось строительство железных дорог. В 1942-1943 гг. было закончено сооружение линий Макат – Орск и Акмола – Магнитогорск. В годы войны Казахстан дал 30% общесоюзной выплавки меди, 60% марганцевой руды, 50% добычи медной руды, 65% металлического висмута, 70% добычи полиметаллических руд, 85% производства свинца.
В республике началось движение по сбору денег для строительства танков и самолетов. Осенью 1941 г. начался сбор средств на строительство танковой колонны имени ВЛКСМ. В итоге в 1942 г. армия получила от казахстанских комсомольцев 45 новых танков. Уже в 1942-1943 гг. на средства населения строились еще 10 танковых колонн, несколько авиационных эскадрилий, торпедные катера и именные самолеты. Всего за годы войны народ Казахстана на строительство боевой техники внес 480,3 млн. рублей.
За время войны сельское хозяйство Казахстана дало стране 30,8 млн. пудов хлеба, 14,4 млн. пудов картофеля и овощей, 15,8 млн. пудов мяса, 3194 тыс. центнеров молока, 17,6 тыс. центнеров шерсти больше, чем за пять довоенных лет.
Эти несомненные успехи экономики республики давались огромным трудом. Большая часть трудоспособных мужчин была призвана в действующую армию. Удельный вес женщин в промышленности составлял более 50%, а в легкой и пищевой промышленности – 80-90%. Удельный вес подростков и молодежи допризывного возраста в промышленности достигал 35-40% всех рабочих Казахстана. Была установлена трудовая повинность для граждан, рабочий день увеличивался до 11 часов при 6-дневной рабочей неделе, очередные и дополнительные отпуска были отменены. Рабочие и служащие военных предприятий за самовольный уход с работы наказывались, как за дезертирство, на срок от пяти до восьми лет заключения. За уклонение от трудовой повинности устанавливалась уголовная ответственность в виде исправительных работ от шести месяцев до года.
Управление экономикой было военизировано, вводится институт уполномоченных, принудительное распределение продуктов в виде карточной системы.
Значительную часть рабочей силы Казахстана составляли спецпоселенцы. В начале войны из них были сформированы Трудовые Армии, общая численность которых в республике насчитывала более 700 тыс. человек, 200 тыс. из которых составляли казахи. Осенью 1941 г. в Казахстан по абсурдному обвинению в пособничестве фашистам было депортировано 361 тыс. немцев Поволжья. В 1943-44 гг. было проведено насильственное переселение в Казахстан 507 тыс. балкарцев, карачаевцев, ингушей и чеченцев, 110 тыс. турков-месхетинцев, 180 тыс. крымских татар. Многие десятки тыс. погибли в первые месяцы после депортации от голода и болезней, выжившие стали трудармейцами. Им запрещалось покидать новое место жительства, нарушение этого положения каралось каторжными работами до 20 лет. Ценой огромного напряжения и лишений экономика Казахстана помогла обеспечить победу СССР во второй мировой войне.

Кузембайулы Аманжол, Абиль Еркин
ИСТОРИЯ КАЗАХСТАНА
Учебник для высших учебных заведений

-------------------------------------------------------

Нераскрытые тайны войны

Павел БЕЛАН, главный научный сотрудник Института истории и этнологии имени Ч. Валиханова НАН РК, доктор исторических наук, "Казахстанская правда", 29 февраля 2008

Время раскрывает все новые и новые тайны истории Великой Отечественной войны. Одна из таких тайн была связана с Казахстаном.

Надо готовиться по-новому!
СССР – первое в мире социалистическое государство – находилось в окружении капиталистических стран. Поэтому руководство считало, что победа над внутренней контр революцией и иностранными интервентами в годы Гражданской войны принесла лишь передышку, что непременно последуют новые попытки вторжения врагов.
В подготовке к будущей войне делалось все возможное – всемерно развивалась экономика, поднимался уровень образования, культуры и науки, росли морально-политическое единство общества и дружба освободившихся от эксплуатации и национального угнетения народов.
Армия и флот получали новые, более эффективные виды оружия и военной техники. Совершенствовалась военная наука. В числе ее важных положений было признание большого значения партизанской борьбы в тылу противника. Более того, глава Наркомата обороны СССР М. В. Фрунзе принял меры для планомерной подготовки к будущей "малой" войне в тылу потенциальных противников. В 20–30-х годах комплектовались группы партизан, отрабатывалась тактика их боевой, разведывательной и диверсионной работы, закладывались базы оружия, боеприпасов и продовольствия. Проводилась работа и по подготовке некоторых мостов и других объектов к разрушению в случае необходимости.
Однако позже под влиянием ошибочных представлений И. В. Сталина и его ближайшего окружения о будущей войне, как скоротечной и ведущейся на вражеской земле, приготовления к "малой" войне прекратили, базы ликвидировали. Хуже всего – многие обученные кадры партизан и их руководители были репрессированы. Мало осталось и боеспособных партизанских командиров времен Гражданской войны.
Последствия, естественно, сказались в ходе Великой Отечественной войны, особенно в ее начале. И уже практика вооруженного противостояния в тылу немецко-фашистских захватчиков вырабатывала принципы организации партизан, вносила коррективы во взгляды на тактику их действий, на методы руководства борьбой за линией фронта.

Против врага – всем народом!
Партизанское движение стало всенародным, в нем участвовали не только жители временно оккупированных территорий, но и глубокого советского тыла. В партизанских формированиях Северного Кавказа сражались представители тридцати, в Украине – 62-х, а в Белоруссии – семидесяти национальностей. В числе партизан Белоруссии, Украины и Ленинградской области воевали, по подсчетам Н. Е. Едыгенова, около 3,5 тысячи казахстанцев.
Всего в разное время в тылу противника действовало до шести тысяч отрядов и соединений, насчитывавших до миллиона, а в подполье и скрытом резерве еще около двух миллионов человек!

Историческая справка
За годы войны партизаны совершили свыше 21 тысячи крушений поездов на железных дорогах, уничтожили 550 тысяч солдат германского вермахта и их пособников. Для защиты коммуникаций и гарнизонов, для борьбы против народных мстителей германское командование осенью 1942 года отвлекло с фронта 15 полевых, а также десять охранных дивизий, 27 полков и 144 батальона полиции. Это почти в четыре раза превышало силы Германии на Североафриканском фронте против англичан и американцев. А к октябрю 1943 года врагу пришлось задействовать против партизан до 50 дивизий.
К числу важнейших проблем расширения и повышения эффективности партизанского движения относилась проблема подготовки кадров – радистов, подрывников, разведчиков и особенно командиров отрядов и соединений.
В отрядах и соединениях командирами становились люди, преданные Отечеству, умеющие быстро ориентироваться в обстановке, обладающие опытом работы с людьми, твердым характером и организаторскими способностями. Таких немало оказалось среди партийных, комсомольских и советских работников. Командные посты заняли и многие из 56 435 военнослужащих, в первую очередь офицеров, оказавшихся в окружении или бежавших из лагерей военнопленных и вступивших в партизанские отряды.
В советском тылу была создана сеть школ Центрального (ЦШПД) и областных штабов партизанского движения, штабов фронтов... За военные годы такие школы и курсы подготовили к засылке в тыл противника более 22 тысяч командиров отрядов и специалистов – радистов, разведчиков, диверсантов.

Казахстан – партизанам
Об участии нашей республики в создании спецшкол подобного типа документов в архивах встретилось очень мало. Только в переписке Военкомата Казахской ССР сохранилось письмо в ЦШПД от 20 декабря 1942 года с просьбой разрешить откомандирование в Москву 35 испанских эмигрантов, желающих служить в Красной Армии и для этого готовых пройти обучение в школе особого назначения. Группа испанцев подобрана старшим лейтенантом Рафаэлем Эстерле, а ее отъезд намечен на 25 декабря.
Исследователь В. А. Пережогин сообщил, что для предварительной подготовки кандидатов к последующему обучению в спецшколах в стране действовали курсы в Муроме, Новосибирске и Алма-Ате.
Автору статьи удалось обнаружить в фонде ЦК КП(б)К (хранящемся в Архиве Президента РК) четыре документа по интересующему нас вопросу. Первый из них – письмо заведующего Военным отделом ЦК КП(б)К П. Б. Алексеева и начальника курсов Заяшникова заместителю командующего войсками САВО генерал-майору Первушину от седьмого сентября 1942 года. Сообщив, что "по директиве НКО при ЦК КП(б)К организована школа подготовки руководителей партизанских отрядов", авторы письма просили генерала дать распоряжение начальнику гарнизона Алма-Аты о выделении "во временное пользование сроком на один месяц" по одному станковому и ручному пулемету, 18 винтовок, по два автомата ППШ, наган и пистолет ТТ, винтовку Маузера, немецкий автомат, по 50 гранат РГД и Ф-1, по 10 противотанковых и трофейных гранат. Просили также патроны, 25 килограммов толу, 50 килограммов аммонала с соответствующим количеством взрывателей.
Вторым документом является учебный план школы. В нем предусматривались политподготовка, изучение системы управления и штабов партизанского движения, дисциплинарного устава и Устава внутренней службы Красной Армии. Главное внимание отводилось тактике боевых действий отряда, организации наблюдения, разведки, отработке документов штабом отряда. Особо выделялись вопросы управления войсками, агентурной и войсковой разведки и топографии. Огневая подготовка распадалась на изучение отечественного и трофейного оружия, приемов и правил стрельбы с практической стрельбой боевым патроном.
Составу стрелковых отделений, взводов и рот и основным видам их боевых действий дополнительно выделялось по два часа. Изучению видов и средств связи – десять, организации подслушивания телефонных разговоров семь часов, изучению взрывчатых веществ (способы производства взрыва, средства и методы осуществления крушения поездов и разрушения путей) – 22 часа.
Всего, таким образом, планировалось 210 часов учебных и практических занятий.
Третьим документом стал список 35 курсантов, давших "обязательство нигде, никогда, ни перед кем и ни в какой обстановке не разглашать содержание прослушанных лекций".
Привожу список в алфавитном порядке и, к сожалению, только с инициалами курсантов:
Босовкин (или Босокин? – вопрос в документе) И. Д., Буковец И. И., Вязун К. М., Гаврилов Ф. С., Горбачев А. А., Дончук П. Е., Ивакин К. В., Капустин К. А., Клещев М. З., Ковалев И. Б., Ладута П. В., Лялин Ф. М., Маслов А. А., Матюшенко М. П., Москаленко А. А., Ожиганов В. К., Охотович П. А., Панюков Н. И., Петров Я. М., Поляков П. А., Родин Н. И., Родохлеб Ф. А., Седельников И. В., Секач И. В., Семененко А. А., Смальченко С. Е., Смутнев В. Е., Стрункин Г. Н., Сударев Б. А., Харьжаковский В. Г., Червяков В. Ф., Чубаров М. В.
Последний, четвертый, документ – письмо П. Б. Алексеева Военкому Казахской ССР гвардии старшему батальонному комиссару Лобенко с просьбой обеспечить проездными документами 40 человек во главе с Толденко И. П. и Ткаченко П. З., "следующих в Москву в распоряжение ЦШПД при ВГК".
В архиве удалось выявить и несколько других документов по этому вопросу. Это – постановление Бюро ЦК КП(б)К от 26 сентября 1942 года. "О посылке слушателей спецкурсов города Алма-Аты в Центральный штаб партизанского движения", принятое по докладу секретаря ЦК А. Дудкина. Оно заслуживает опубликования в полном объеме.
"1. В связи с указанием Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главного Командования (СВГК) Красной Армии направить в распоряжение последнего 111 человек слушателей, обучавшихся на спецкурсах города Алма-Аты, согласно прилагаемому списку.
2. Обязать Военного комиссара КазССР тов. Лобенко обеспечить направляемых товарищей проездными документами до места назначения.
3. Предложить начальнику управления Туркестано-Сибирской железной дороги тов. Брехунцу организовать отправку указанной группы товарищей к месту назначения не позднее 27 сентября 1942 года.
4. Предложить Наркомторгу тов. Омарову снабдить отъезжающих товарищей необходимыми продуктами питания на время пути следования.
5. Ответственность за моральное состояние группы в пути следования возложить на начальника курсов тов. Заяшникова и начальника учебной части Т. Нестеренок.
Секретарь ЦК КП(б)К Н. Скворцов".
Из документов о выполнении этого постановления имеется лишь письмо А. Дудкина обкомам партии. В нем сообщается, сколько человек из рекомендованных обкомом командируется в ЦШПД. Далее разъясняется, что на основании постановления Государственного Комитета обороны командируемые рассматриваются командирами партизанских отрядов и по финансовому обеспечению семей приравниваются к командирам Красной Армии. Предложено в трехдневный срок дать указания руководителям организаций и учреждений, где они работали, произвести с отъезжающими полный расчет и выдать семьям пособие в размере месячной зарплаты.
На обороте документа приведены данные о числе командируемых. Из Акмолинской области – 4 человека, Актюбинской – 4, Алма-Атинской – 23, Восточно-Казахстанской – 6, Джамбульской – 6, Западно-Казахстанской – 1, Кзыл-Ординской – 2, Кустанайской – 8, Павлодарской – 10, Семипалатинской – 14, Северо-Казахстанской – 8, Южно-Казахстанской – 10. Всего 110 человек.

Полный список коммунистов, окончивших обучение в Алма-Ате и направленных "на курсы КП(б)К партизанского движения при СВГК", был составлен заместителем заведующего отделом кадров ЦК Бозжановым между 8 января и 20 февраля 1943 года. В него вошли (по областям):

Акмолинская:
1. Грызлов Арсений Евгеньевич – председатель заводского комитета завода имени ОГП;
2. Проценко Виктор Антонович – директор городской электростанции;
3. Ситников Михаил Егорович – инструктор Акмолинского горкома партии;
4. Соколов Алексей Александрович – начальник инструментального цеха завода имени ОГПУ.

Актюбинская:
1. Москаленко Антон Тихонович – заместитель по политчасти начальника путевой части 9-й дистанции службы пути, станции Челкар;
2. Сидоренко Григорий Емельянович – заместитель председателя Актюбинского горисполкома;
3. Тимошенко Зиновий Андреевич – начальник земельного отдела Актюбинского горисполкома.

Алма-Атинская:
1. Агафонов Сергей Петрович – товаровед завода НКПС;
2. Ахихман Николай Федорович – заместитель директора Аманбухтерского (?) совхоза;
3. Голдин Сергей Васильевич – работник (должность не названа) военизированной пожарной охраны станции Алма-Ата-1;
4. Гусарев Михаил Иванович – слесарь механического завода № 3;
5. Демченко Александр Михайлович – начальник отдела кадров треста "Трансторгпит";
6. Дунаев Александр Платонович – помощник директора по административно-хозяйственной части Юридического института;
7. Затыльников Николай Николаевич – военрук и преподаватель физической культуры ремесленного училища № 8 связи;
8. Казанцев Алексей Степанович – ревизор управления Туркестано-Сибирской железной дороги;
9. Калиниченко Николай Иванович – председатель колхоза "Луч Востока";
10. Катунин Анатолий Данилович – секретарь Саркандского райкома КП(б)К по кадрам;
11. Кириченко Гавриил Корнилович – инспектор управления сберкасс Казахстана;
12. Колесник Даниил Васильевич – начальник отдела службы и боевой подготовки областного управления милиции;
13. Котов Сергей Фролович – начальник отделения областного управления кинофикации;
14. Коханский Петр Антонович – помощник оперуполномоченного железнодорожной милиции Туркестано-Сибирской железной дороги;
15. Кочемазов Петр Иванович – то же;
16. Крупник Иван Николаевич – заведующий парткабинетом Кагановичского райкома КП(б)К;
17. Мельников Семен Прохорович – работник (должность не названа) Совнаркома Казахской ССР;
18. Остроухов Серафим Иванович – главный инженер Алма-Атинского городского автомобильного управления;
19. Пятков Илья Ильич – заместитель начальника по политчасти 6-го строительного участка Туркестано-Сибирской железной дороги;
20. Ровбо Федор Иванович – директор Капальского райпромкомбината;
21. Ставинский Николай Евдокимович – заведующий Кагановичским райфинотделом;
22. Телегин Павел Николаевич – управляющий Каскеленской районной заготовительной конторой "Торгплодоовощтреста";
23. Токмачев Ефим Филиппович – директор Иссыкской районной заготовительной конторы;
24. Фролов Ефим Филиппович – начальник отдела транспорта промысловой артели "Утильпром", Алма-Ата;
25. Шушпанников Владимир Андреевич – директор Алма-Атинского трамвайного парка;
26. Щербинин Петр Васильевич – слесарь автомеханических мастерских;
27. Юрочкин Григорий Исаакович – уполномоченный Наркомата заготовок СССР по Дзержинскому району;
28. Юхимчук Алексей Нестерович – начальник земляного карьера Алма-Атинского трамвайного парка;
29. Явкин Иван Ивлевич – директор Алма-Атинского городского промкомбината.

Восточно-Казахстанская:
1. Амельченко Дмитрий Данилович – председатель колхоза имени Сталина, село Гусиное Бухтарминского района;
2. Герасименко Андрей Моисеевич – заведующий общим отделом облисполкома;
3. Гудименко Степан Матвеевич – оперуполномоченный облуправления НКВД по милиции;
4. Кусков Харитон Иванович – председатель Кумашкинского сельсовета Курчумского района;
5. Мархелев Григорий Васильевич – заместитель председателя сельсовета (название отсутствует) Бухтарминского района;
6. Шевченко Михаил Митрофанович – командир отделения колонии НКВД № 21, город Усть-Каменогорск.

Джамбульская:
1. Боковец Василий Фомич – мастер инструментального цеха паровозного депо станции Джамбул;
2. Кудашев Дмитрий Андриянович – завхоз тюрьмы, г. Джамбул;
3. Лебедев Михаил Иванович – директор школы ФЗУ;
4. Морозов Алексей Петрович – слесарь паровозного депо станции Джамбул;
5. Норкин Семен Филиппович – начальник отдела снабжения строительства кожевенного завода;
6. Рожков Анатолий Александрович – заведующий учебной частью и преподаватель средней школы (номер не назван);
7. Черняев Константин Михайлович – мастер электроцеха депо станции Джамбул;
8. Чигорин Петр Яковлевич – мастер вагонного депо станции Джамбул.

Западно-Казахстанская:
1. Шмайло Георгий Григорьевич – политрук пожарной команды военизированной охраны станции Уральск.

Карагандинская:
1. Горин Андрей Иванович – техник военного представительства при заводе имени Пархоменко;
2. Дондуков Петер Никитич – слесарь точной механики теплоэлектроцентрали города Балхаш;
3. Кирилюк Даниил Кузьмич – помощник заведующего шахтой имени Кирова;
4. Кучеров Василий Степанович – первый секретарь Сталинского горрайкома КП(б)К;
5. Пашкевич Дмитрий Амвросиевич – заведующий Сталинским райфинотделом;
6. Шлапак Василий Иосифович – политрук взвода охраны совхоза НКВД.

Кзыл-Ординская:
1. Богданцов Федор Дмитриевич – управляющий облконторой Глававтотракторсбыта;
2. Чванов Андрей Павлович – председатель облпотребсоюза.

Кустанайская:
1. Дудников Иван Никитович – заместитель председателя облпотребсоюза;
2. Заботин Василий Романович – начальник спецчасти Кустанайского райисполкома;
3. Костецкий Матвей Кузьмич – кладовщик государственных фондов облторга;
4. Мудраков Владимир Васильевич – заведующий отделом городского коммунального хозяйства;
5. Полистов Алексей Андреевич – начальник 18-го дорожно-эксплуатационного участка областного дорожного отдела;
6. Тибай Антон Федорович – директор облторга;
7. Трухалев Константин Федорович – директор молочного завода № 6;
8. Щербаков Николай Михайлович – заместитель начальника политотдела Джаркульской МТС.

Павлодарская:
1. Амельченко Иван Кузьмич – директор Харьковской МТС;
2. Брижан (Брижак – ?) Афанасий Сергеевич – помощник начальника политотдела Северного зерносовхоза;
3. Лигостаев Антон Иванович – начальник сектора штатов областного финансового отдела;
4. Лоскутов Алексей Евгеньевич – директор Осьмерыжской МТС;
5. Львов Григорий Васильевич – прокурор Урлютюбского района;
6. Мищук Григорий Николаевич – заместитель управляющего областной конторой Нефтесбыта;
7. Прибура Николай Максимович – заведующий мобилизационным отделом Максимо-Горьковского района;
8. Резниченко Захарий Данилович – заведующий нефтехозяйством Лозовской МТС;
9. Сопилко Андрей Филиппович – председатель колхоза "Соревнование" Лебяжинского района;
10. Торопов Михаил Демьянович – директор Иртышского райпромкомбината.

Северо-Казахстанская:
1. Бабицкий Федор Тимофеевич – начальник колонии № 23 НКВД; <