Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
КАЗАХСКОЕ ХАНСТВО (XV-XVII вв.) ПО МУСУЛЬМАНСКИМ ИСТОЧНИКАМ

КАЗАКСКОЕ ХАНСТВО (XV-XVII вв.) ПО МУСУЛЬМАНСКИМ ИСТОЧНИКАМ

К этим трем векам в сборнике относятся девять источников, охватывающих события с 1456 г. по 1627 г.
I. "Тарих-и-Рашиди", известного на мусульманском Востоке М у х а м м е д - Х а й д е р а. О нем Вельяминов-Зернов сообщает, в основном следующее: Мухаммед-Хайдер происходил из рода дулат и принадлежал к знатной семье, находившейся в брачном союзе с царствующим домом. Дулаты - один из древних и многочисленных тюркских родов, во второй половине XVI в. они присоединились к казакам, распространившись от Алтын-Эмельских гор до г. Чимкента.
Мухаммед-Хайдер родился в 1500 г. и после смерти (1508 г.) своего отца Мухаммед-Хусайна, убитого по приказанию узбекского хана Шейбани, одно время жил у своего двоюродного брата, с материнской стороны, знаменитого Султан-Бабура-Темурида, владетеля Ферганы и впоследствии основателя империи Великих Моголов в Индии. Затем в 1512 г., тринадцати лет от роду, он отъехал к другому двоюродному брату своему, Султан-Саид-хану могалистанскому; около двадцати лет оставался при нем, был женат на его родной сестре, был ханским советником, принимал участие в его походах против узбеков, казаков и др. и был очевидцем многих происходивших тогда в Средней Азии событий. Вскоре после кончины Султан-Саид-хана Мухаммед-Хайдер,
опасаясь опалы со стороны нового хана Султан-Рашида, удалился с частью своего рода в Индию к другим своим родственникам - сыновьям Бабура, при помощи их овладел Кашемиром, присоединил Тибет и умер там почти независимым правителем в 1551 г. Исторический труд Мухаммед-Хайдера, названный им в честь преемника Султан-Сайда Рашид-хана - Тарих-и-Рашиди", излагает историю дома Тоглук-Тимура, потомка Джагатая, сына Чингиз-хана, до первых годов царствования Рашид-хана. Как писатель и художник Мухаммед-Хайдер пользовался большой известностью: о нем упоминает сам Бабур в своей "Бабурнаме", на его авторитет ссылаются многие мусульманские авторы.
"Тарих-и-Рашиди", изложенная автором на персидском языке, не составляет редкости на Востоке, она распространена в Кашгаре и в Индии, на кашгарское наречие она переведена Мухаммед-Садыком Кашгарским, жившим там в XVIII веке. Царской России она была мало известна, всего два экземпляра хранились в Петербурге - один на персидском языке в университете, а другой на кашгарском языке - в Азиатском музее Академии наук.
Некоторые главы с персидского подлинника были переведены на русский язык ориенталистом Вельяминовым-Зерновым и помещены в его труде "Исследование о Касимовских царях и царевичах" (часть П-я, СПБ, 1864 г.). К сожалению, исследователем пропущена глава, дающая географическое описание страны Morолистана, в состав которой в то время входили нынешние Южно-Казакстанская область, долина pp. Чу и Таласа (среднее и верхнее течения) и вся нынешняя, северная Киргизия. За Сайрам и Ташкент постоянно шла борьба между чагатаидами и тимуридами, позднее в нее включились узбеки и казаки.
Мухаммед-Хайдер в своем очерке сообщает много сведений о казаках, обнимающих период времени от 1456 до 1537 г. н. э. Именно эти сведения мы помещаем в нашем сборнике, заимствуя их, за отсутствием подлинника, из указанного труда Вельяминова-Зернова.
Места, не имеющие прямого отношения к казакам, опускаем (пропуски обозначены многоточием). В переводе указываются две даты: первая мусульманская, а вторая - нашей эры.
2. "Тарих" [История] М а х м у д а Ш а р а с а, современника Шейбани-хана, взята из рукописи узбекского историка Салеева, предоставленной им в распоряжение составителям настоящего сборника.
3. Х о н д е м и р, сын великого персидского историка Мирхонда, составил, кроме сокращенного издания труда своего отца, собственную книгу по всеобщей истории. Отрывки взяты из Вельяминова-Зернова.
4. "Мехмана-наме-и-Бухара" Р у з б а х а н и, тоже современника Шейбани, взята из рукописи Салеева.
5. "Зубда-Туль-Асар" Н а с р у л л а х и, на персидском языке (из рукописи Салеева).
6. "Абдулла-наме" Х а ф и з а Т а н ы ш а, на персидском языке. Написана современником бухарского хана Абдуллы (умер в 1598 г.). Отрывки взяты из Вельяминова-Зернова.
7. "Тарих-и-алям-арай-Аббасы" И с к а н д е р а М у н ш и, тоже современника Шейбани. Отрывки взяты из Вельяминова-Зернова.
8. "Шаджараи-тюрк". Автор - известный А б у л г а з и Б а г а д у р султан, хан хивинский (1644-1664). Он начал писать свою историю после отказа от престола (1663), после его смерти (в1664 г.), она была закончена его сыном. Труд Абулгази написан на узбекском языке и переведен на русский Саблуковым. Отрывки взяты из этого перевода (Казань, 1906 г.), за исключением последнего отрывка, который переведен нами из чагатайского издания Демезона (СПБ. 1871 г.).
9 "Сборник летописей", написанный в начале XVII в. на казакском языке казаком из рода "джалаир"; имя его не известно. Перевод на русский язык сделан Березиным.
У первого и пятого источника имеется общее место, а именно рассказ о поражении Шейбани-хана Касим-ханом: о нем другие авторы умалчивают. Показание Насруллахи - более подробное. Шейбани-хан перед войной с персами из стратегических соображений хотел нанести удар казакам, ослабить их, пополнить за их счет продовольственные запасы своей армии. Но случилось обратное: в конечном счете, он сам потерпел урон, что послужило причиной катастрофы под Мервом в 1510 г.
О лицах, месте и времени битвы Рашид-хана с казак-киргизами существуют различные мнения: из рассказа Шараса видно, что ханом у казаков в то время, был Хак-Назар и что он погиб, что не вяжется с позднейшими событиями, так как имя Хак-Назар-хана фигурирует в показаниях Хафиз Таныша под 1580 г., тогда как сам Рашид-хан, победитель при Эмели, умер в 1559 г. Совершенно очевидно, что погиб не Хак-Назар, а кто-нибудь другой из казахских ханов.
Некоторые источники сообщают, что узбеки и монголы предпринимали священные походы (газават) против казаков и киргизов. Повторилась старая история. Все кочевники-тюрки в предшествовавшие эпохи по приходе и воцарении в Мавараннахре и Хорезме, принимались яростно защищать новую родину от последующих волн кочевников, даже от своих сородичей; с принятием ислама эти войны назывались "священными", но это не изменило их характера.
Сообщения Рузбахани весьма интересны. Он дает сведения о тогдашнем хозяйстве казаков, хотя, несомненно, преувеличил степень их богатства. Кочевка на арбах, большой радиус и длительность кочевания, наличие крупного рогатого скота в большом количестве и стоянка в зимнее время на Сыре - показывают вполне сложившееся кочевое хозяйство в пустыне-степи Казакстана, а также то, что рогатый скот вовсе не был ненужным элементом в этом хозяйстве. Заслуживает внимания то обстоятельство, что борьба за Ташкент закончилась в пользу казаков: в 1598 г. они захватили его и удержали, с перерывом в начале XVIII в., до 1798 г.
В источниках встречаются географические названия: Дашти-Кипчак, под которым разумелись степи от Балхаша до Крыма и от Иртыша и Урала до Хорезма и Каспия; Узбекистан (Старый) - степи к югу от Арало-Иртышского водораздела (Сары-Арка) до Сыр-Дарьи, ниже нынешнего Яны-Кургана; Моголистан - нынешняя Алма-Атинская область, северная Киргизия, иногда входили в нее и Ташкент, Сайрам и Талас; Хорезм - низовье Аму-Дарьи; Мавараннахр - нынешний Узбекистан с Таджикистаном; Туркестан - страна, лежащая между р. Арысь и Саганаком.
Рузбахани по старой традиции Туркестан называет провинцией Китая. В первые века нашей эры, после распадения державы хуннов, Китай распространил свое влияние на страны Средней Азии, в том числе и на Туркестан, где народ кангюй признал над собою протекторат Китая. Все правители ежегодно посылали китайскому императору в виде дани различные дары. Даже сам Тимур, по старой традиции, время от времени посылал в Пекин дары в виде нескольких белых лошадей, которых там принимали как дань. Арабские авторы все страны, лежащие к северу от Аму-Дарьи, называли Син-Китай.
...В это время (около 860=1456 г.)

-----------------------------

О ТУРКЕСТАНЕ И КАЗАКАХ

Казахские ханы тоже происходят от Джучи-хана, они тоже многочисленны. В настоящее время главным ханом у казаков состоит Бурундук-хан, родом из узбеков. Говорят, если Бурундук-хан отдаст приказ казакскому улусу, то быстро может мобилизовать до 40 000 вооруженной конницы. У них много вооружений и продовольствия; лошадей много, их они пасут на яйлаках и при кишлаках. Шейбани-хан в Самаркандской пустыне, что лежит против Отрара, мне однажды сказал, что Дашти-Кипчакские степи составляют около 600 кв. ташей. Здесь нельзя встретить даже хотя бы одного маленького кишлака - все дикие козы, травы и цветы; цветы этой страны даже соловей не в состоянии вместить в своем воображении. По высоте своей деревья подобны чинару или, как мираж, поднимаются к небу. Многие деревья в этой стране бывают крепкие, из них делают с большим искусством красивые арбы на четырех колесах и с кибиткой наверху. На деревьях раздается пение охотничьих птиц - ястребов, соколов и пустельг. По обилию даров природы в мире нет сравнения [этой стране].
...Красота Дашти-Кипчака выше всяких похвал.
В летнее время казакский улус кочует по всем местам этих степей, которые необходимы для сохранения их чрезвычайно многочисленного скота. Этой дорогой в продолжение лета они обходят всю степь и возвращаются. Каждый султан стоит в какой-нибудь части степи на принадлежащем ему месте; живут они в юртах, разводят животных: лошадей, овец и крупный рогатый скот. Зимовать возвращаются на зимние стоянки. Возвращение происходит после выпадения снега, на путях к зимовкам для поения бесчисленного количества животных в достаточном размере не бывает воды. Поэтому для обратной кочевки они ждут снега.

О ТОМ, КАК КОЧУЮТ КАЗАКИ

Из достоверных сведений усматривается, что казахские ханы передвигаются на арбах, в которые впрягают верблюдов и лошадей. Во время кочевки арбы идут гуськом, этих арб так много, что во время остановок стоянки, сливаясь, друг с другом, тянутся на сотню монгольских ташей. Казаки очень богаты, даже бедная семья имеет по нескольку тысяч голов овец, лошадей и волов. Поскольку они богаты, постольку и храбры, в бою один сражается против десяти и или побеждает, или погибает. Их кочевья раскинуты внутри Дашти-Кипчака по течению Италя, кочевки продолжаются свыше двух месяцев; в пути охотятся на диких животных и собирают их шкуры. Зимние стойбища казаков находится на Сыр-Дарье; зимовки располагаются вдоль реки и тянутся на протяжение около трехсот ташей.
Каждый казакский улус возглавляется одним султаном из рода Чингиз-хана; каждый из них останавливается согласно ясы на тех землях, которыми владели его предки, начиная от Джучи и до Шейбани-хана; порядок пользования летними и зимними пастбищами тоже такой же. Вражда между Шейбани-ханом и ханом Дашти-Кипчака основана на зависти дашти-кипчакских ханов, Дашти-Кипчак по наследству должен был принадлежать Шейбани-хану, его предки все время ханствовали там. На этом основании казакские ханы опасались, что если Шейбани-хан будет допущен в Дашти-Кипчак, то он усилится и отнимет власть у казакских ханов. Между Шейбани-ханом и Бурундук-ханом, произошло много войн, которые хорошо известны всем узбекам и о которых упоминает сам
Шейбани-хан в написанной им истории. Что касается дашти-кипчакских ханов, то они тоже все эти события подтверждают, но объясняют их иначе. Свои нападения на государство хана они оправдывают тем, что они нуждаются в хлопчато-бумажных товарах. Шейбани-ханом по некоторым политическим соображениям был издан указ, не допускать казакских купцов в государство, а в случае приезда - подвергать ограблению.
Ханский указ имел смысл. Казаки, посещая Узбекское государство, могли изучить мощь и ресурсы его и с увлечением, потом вступить в борьбу, и тогда трудно было бы им противостоять. Сегодня они не представляют себе, как живут и наслаждаются узбеки, и свою отсталую жизнь считают несравненно приятней, но, если бы дошли до них наши хорошие и изящные продукты, то они стали бы мыслить по-другому. Сейчас они находятся в неведении. Этими соображениями вызывался запрет сношения и торговли с ними. Подобными мерами хотели заградить путь казакским полчищам.

О НРАВАХ И ВЕРОВАНИЯХ КАЗАКОВ

Как было упомянуто выше, казаки произошли от узбекских родов, они из улуса потомков Чингиз-хана. В отношении употребления в пищу мяса казакского убоя произошло разногласие.
Было привезено из казакской страны вяленое мясо. Шейбани-хан отказался есть. Ученые Мауранахра дали разъяснение, что есть мясо позволительно. Те же самые ученые совместно с хорасанскими улемами однажды давали фатва о том, что казаки - кияфиры. Я высказался в том смысле, что раз казаки были объявлены неверными, то значит, нельзя употреблять в пищу верующим мясо скота, зарезанного казаками, а поскольку они еще идолопоклонники и творят насилие и издевательство над мусульманами, то одно произношение символа мусульманской веры значения не имеет. На основании последних, достоверных сообщений, стало известно, что среди казаков все еще держатся некоторые признаки неверия, например, сохранилось идолоподобное изображение, которому они поклоняются, что несовместимо с мусульманством. Поэтому есть основание считать казаков неверными, хотя они совершают намазы. Решение это остается в силе и в том случае, если бы даже по неведению казаки не представляли себе того, что поклонение идолам есть признак неверия. Казаки раньше были мусульманами, поэтому их неверие приравнивается к отступничеству от веры, и наказание им полагается, в соответствии с этим; в этом отношении никакие извинения не должны приниматься, потому что они двести лет тому назад были мусульманами; ислам проповедывали среди них проповедники Туркестана, Мауранахра, Астрахани, Дербента, Хорезма, Журжана, Астрабада, Хорасана и Ирака. Кроме того, мусульманские купцы, ездившие к казакам, учили их мусульманской вере, казакские купцы тоже ездили в мусульманские страны, сами казаки, вместе со своими ханами и султанами считают себя верующими - читают коран, отправляют богослужение, отдают своих детей в школу, постятся, без брака мужчины и женщины в общение не входят. Все это показывает, что они ислам признали своей религией и приняли все его положения. В виду этого темнота и неведение не могут служить для них оправданием, и священная война против них законна. Кроме поклонения идолам, у казаков имеются и другие признаки неверия: они в Бухаре, Самарканде и других мусульманских странах захватывают мусульман в плен и продают их в рабство; попадая к неверным, те терпят лишения и страдают. Это явное неверие, что делает необходимой священную войну против них.
Весною, когда бывает готов первый кумыс, они наливают его в сосуд и, прежде чем пить его, обращают свое лицо к солнцу и немного кумыса брызгают в сторону востока; при восходе солнца делают ему земной поклон в благодарность за то, что оно выращивает кормовые травы, которыми питаются домашние животные и дают кумыс. Таково их верование. В древнее время язычники поклонялись солнцу; казаки тоже, поскольку они поклоняются солнцу, будь это просто почитание или безусловное верование, - идолопоклонники и вероотступники; их положение усугубляется еще тем, что они издеваются над мусульманами. Исполнение ими мусульманских обрядов и произношение символа веры никакого значения не имеет.

О ГОРОДЕ САГАНАКЕ

Саганак в Дашти-Кипчаке последний обстроенный, земледельческий и населенный пункт. Этот город в древности был очень цветущим, был окружен большими постройками и обработанными полями, богат разнообразными продуктами и являлся торговым пунктом для казакского народа; он еще известен своей обширностью и мирным населением. Из достоверных источников известно, что когда-то в нем было до такой степени большое население, что ежедневно поступало на базар пятьсот верблюдов с вьюками бурьяна, из которых к вечеру ни один не оставался непроданным. Теперешние следы города это подтверждают. Поля орошаются выведенными из Сыр-Дарьи арыками, степи покрыты травой и деревьями, где, подобно овцам, пасутся стада диких коз, баранов и других диких животных. Жители в летнее время охотятся на них и заготовляют на зиму мясо; дичь здесь чрезвычайно дешевая. Бывает очень много жирных лошадей, верблюдов и баранов.
Самые лучшие луки и стрелы, а также изящные товары доставляются сюда из Дашти-Кипчака и Астрахани. Саганак для Дашти-Кипчака, тянущегося до Волги, является единственным торговым пунктом. Производимые в Дашти-Кипчаке товары прямо поступают сюда и, в свою очередь, необходимые для него товары тоже идут сюда из Туркестана, Мауранахра, Кашгара и Хотана. В силу этого Саганак является все время местом сосредоточения купцов. Здесь всегда в достаточном количестве имеются товары всех стран.
Хотя сейчас число жителей невелико, но они все же энергичны и мужественны, всегда ходят вооруженными луками и саблями. Казаки не в состоянии посягать на их город, живут они сами по себе в спокойствии и благоденствии.
Шейбани-хан, прибыв, остановился у песчаных барханов, что находятся от города в сторону к Сыр-Дарье [на северо-запад]. Как передают, у этих барханов кончается Туркестан и начинается Узбекистан. Улус Шейбани-хана, куда относились раньше узбеки, непосредственно граничил с Туркестаном. Могилы узбекских ханов находятся в окрестностях Саганака. Саганаком начинается пустыня Бет Бак-Дала, там нет культурных и населенных мест. Поэтому, если умирали главные ханы, то их трупы доставляли в Саганак, там их хоронили и над ними воздвигали мавзолеи. Останки Абу

-------------------

Ж.М.Тулибаева

ПЕРСОЯЗЫЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ КАЗАХСКОГО НАРОДА XIV–XV ВЕКОВ
Материал взят с сайта www.kyrgyz.ru

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

В нарративных персоязычных источниках XIII–XIV вв. население улуса Джучи называется монголами, татарами, тюрками, кипчаками. С середины XIV в. в источниках встречается общее собирательное название – узбеки. В XV в., когда улус Джучи стал распадаться, слово “узбек” постепенно исчезло из употребления в западной части и осталось только за кочевыми тюркскими и тюркизированными племенами Восточного Дешт-и Кипчака [1]. Территорию, на которой они обитали, мусульманские историографы стали называть Узбекским улусом.

В персоязычных исторических сочинениях содержатся ценные сведения о кочевых племенах Дешт-и Кипчака и об их взаимоотношениях с соседними народами на рубеже XIV и XV вв. Среди источников XIV века интересны сочинения “Джам’ат-таварих” Рашид ад-Дин Фазлаллах ибн’Имад ад-давла Абу-л-Хайр Хамадани (написано в 710/1310–11 г.); “Раузат авли ал-албаб фи ат-таварих ва ал-ансаб” Абу Сулайман ибн Дауд ибн Абу-л-Фазл Мухаммед ибн Дауд ал-Банакати (написано в 717/1317 г.); “Китаб таджзийат ал-амсар ва тазджийат ал-а’сар” Шарафаддин ’Абдаллах Шараф Ширази ибн ’Иззаддин Фазлаллах Йазди (Ходжа Шихабаддин) (написано в 728/1372 г.). Из источников XV века можно отметить “Мунтахаб аттаварихи Му’ини” Му’ин ад-Дин Натанзи (написано в 1413–14 г.); “Зафар-наме-йи Темури” Шараф ад-дин ‘Али ибн Шайх Хаджи Йазди (написано в 829/1424–25 г.); “Тарихи арба’ улус” Мирза Улугбек (написано не позднее 1425 г.); “Му’ изз ал-ансаб” неизвестного автора (написано в 830/1426-27 г.); “Тарих-и Хафиз-и Абру” Шихаб ад-Дин ‘Абдаллах ибн Лутфуллах ибн ‘Абд ар-Рашид ал-Харави; “Муджмал-и Фасихи” Фасих Ахмад ибн Джалал ад-Дин Мухаммада; “Матла’ са’дайн ва маджма’ ал-бахрайн” [2] Камал ад-Дин ‘Абд ар-Раззак ибн Джалал ад-Дин Исхак Самарканди.

Для изучения истории казахского народа особый интерес представляют те разделы сочинений, где описываются тюркские и монгольские племена, история монголов и их завоевания, монгольские ханы и их преемники до Амира Тимура включительно.

Изложена история Турк-хана ибн Йафаса и правивших в Туркестане его потомков (Абу-джахан, Дибокуйхан, Куюк-хан и др.), татаро-монгольских и тюркских родов и их правителей (Могул-хан, Карахан, Огуз-хан и т.д.). Описываются порядок проведения дворцовых церемоний по приему гостей во времена Огуз-хана, структура тюркских войск, устройство улуса и т.д. Судя по сведениям о тюркских и монгольских родах, они жили настолько близко, что их родословные тесно переплелись. Есть записи о легендарной праматери тюрко-монгольских народов Аланкуве и ее потомках, в том числе о таких правителях, как Бузунжар каан, Букахан, Дутимен хан, Кабулхан, Байсунгурхан, Бортон базадур, Йасугай бахадур.

В главах, где излагается история Чингиз-хана (ум. в 1227 г.), интересны сведения о структуре монгольских войск, о белых знаменах Чингиз-хана девяти ступеней, о порядке проведения курултая и церемоний приемов. Уделено внимание 39 ханам – потомкам первого сына Чингиз-хана – Джучи-хана [3], правившим в Дешт-и Кипчаке.
В результате завоевательных войн Чингизидов к 1260 г. образовалась самая обширная и могущественная империя, простиравшаяся от Желтого моря на востоке до Дуная и Евфрата – на западе. Но уже к концу 60-х гг. XIII века Монгольская империя распалась на четыре улуса-государства, каждое из которых возглавляли ханы – потомки Чингиз-хана.

Согласно сочинению “Джам’ ат-таварих”, обширные земли, завоеванные к западу от Монголии, были поделены между старшими сыновьями Чингиз-хана. Территория Казахстана вошла в состав трех монгольских улусов: степные северные просторы – в состав улуса Джучи (ум. в 1227 г.), Южный и Юго-Восточный Казахстан – в улус Чагатая [4] (ум. в 1242 г.), а северо-восточные земли – в улус Угедея (ум. в 1241 г.).

Одна часть территории современного Казахстана была известна как Узбекский улус, а другая – как Моголистан. Образование Моголистана связано с распадом Чагатайского улуса. В середине XIV в. улус Чагатая распался на две части – западную и восточную. В западных владениях – Мавераннахре – род Чагатая потерял свое господство, и фактически власть находилась в руках тюрко-монгольских эмиров, среди которых выделился Амир Тимур (1370–1405).

В восточной части возводились ханы из рода Чагатая. Кочевники восточной части Чагатайского улуса называли себя моголами. Тогда же от этого термина было образовано персидское географическое название Моголистан.

При написании сочинения “Джам’ ат-таварих” автор использовал монгольскую официальную хронику, хранившуюся в ханской сокровищнице, а также другие монгольские предания через посредство вельможи Пулада Чансанга [5]. Источник хорошо известен в научном мире, имеются издания текста и множество переводов на другие языки [6]. В первом томе “Джам’ ат-таварих” подчеркивается, что те племена во владениях Монгольской империи, которые суть монголы, и являются господствующим этническим элементом, в действительности все или почти все являются тюрками [7]. Тюркские племена со времени возвышения монголов в престижных целях стали причислять себя к ним и называть себя их именами. Рашид ад-дин писал, что “вследствие же их могущества другие племена в этих областях стали известны под их именем, так что большую часть тюрков (теперь) называют монголами. Подобно тому как перед этим татары стали победителями, то и всех (других) стали называть татарами” [8].

Согласно Рашид ад-Дину, у Чингиз-хана от старшей жены Борте родились четыре сына и пять дочерей. “Эти четыре сына Чингиз-хана были умны, исполнены достоинств и совершенны, отважны и мужественны, ценимы отцом, войском и народом. Государству Чингиз-хана они служили как четыре основных столпа. Каждому из них он уготовил государство и их называл “четырьмя кулуками”, а “кулуками” называют тех из людей, коней и прочих, которые выделяются, превосходят других и стоят впереди” [9]. Рашид ад-Дин приводит имена 13 сыновей Джучи-хана и их известных потомков.

В Дешт-и Кипчаке особенно интенсивно шел процесс слияния монголов с местным населением и образования новых этнических структур. В политической жизни покоренных монголами стран прочно укрепилась государственная идея, согласно которой хан – только Чингизид [10].

Уделы должны были служить для сыновей Чингиз-хана только источником дохода, оставаясь подчиненными главе империи. Но обширность монгольской державы, удаленность от общеимперского центра на Орхоне вели к тому, что действительной властью была только власть на местах.

По Рашид ад-Дину, Орда-Эджен, сын Джучи, с войском и четырьмя братьями – Удуром, Тукай-Тимуром, Шинкгкумом, Сингкумом – составляли левое крыло армии Джучидов, и “их до сих пор называют царевичами левого крыла”. Земли между владениями Бату и уделом Орда-Эджена были пожалованы другому сыну, Шибану, с тем чтобы он проводил лето к востоку от Яика, на берегах Иргиза, Ори, Илека до горы Урала, зиму – в Аракуме, Каракуме, на берегах Сырдарьи и при устьях Чусу и Сарысу. Под власть Шибана Бату отдал народ, состоящий из 15 тысяч семейств, выделив ему из древних родов четыре главных племени – кушчи, найман, карлык, буйрак. Войско Шибана и его потомков вошло в состав правого крыла армии улуса Джучи [11].

С историей сложения улусной системы в золотоордынском государстве связано разделение его на орды, в частности, на Кок-Орду и Ак-Орду. Название Кок-Орда в качестве официального применялось еще при жизни Джучи – для обозначения его ставки, располагавшейся в верховьях Иртыша, около озера Алакуль; позже термин Кок-Орда применялся к потомкам Орда-Эджена и их владениям, которые простирались от верховьев Иртыша дальше на запад к Или и Сырдарье; Джучидов Кок-Орды называли “царевичами левого крыла”. Название Ак-Орда прилагалось к области, составлявшей основную часть владений потомков Шибана. Войско царевичей Ак-Орды входило в состав правого крыла армии Джучидов. Правители Кок-Орды фактически были независимыми и не ездили на курултай к золотоордынским ханам, хотя номинально признавали их своими ханами.

В каждый данный исторический период, в зависимости от политической ситуации границы между уделами Джучидов то сужались, то, наоборот, расширялись. Согласно сочинению Му’ ин ад-Дина Натанзи, в XIV веке в состав владений потомков Орда-Эджена входили кроме Сыгнака города: Сарайчук, Сауран, Дженд, Барчкенд, Отрар, где султаны этой династии Чингизидов возводили постройки и благотворительные учреждения. Точное название дошедшего до наших дней и принадлежащего перу Му’ ин ад-Дин Натанзи произведения неизвестно. Оно известно в научных кругах под названием “Аноним Искандера”. Имеется также второй список под названием “Мунтахаб ат-таварихи Му’ ини”, который посвящен тимуриду Шахруху (807/1405–850/1447 г.).

Урус-хан был из потомков “царевичей левого крыла” улуса Джучи и, по словам Му ‘ин ад-Дина Натанзи, по примеру своего деда Орда-Эджена, построившего “большую часть медресе, ханаке, мечетей и прочих благотворительных учреждений, которые находятся в Отраре, Сауране, Дженде и Барчкенде”, воздвигал постройки в своей столице, городе Сыгнаке [12].

Кок-Орда после распада улуса Джучи осуществляла власть над землями, расположенными между Волгой и Днепром, включая Крым, Северный Кавказ, Булгар и северную часть Хорезма, и по-прежнему называлась Золотой Ордой. Ак-Орде были подчинены земли, находившиеся в нижнем и среднем течении Сырдарьи, и обширная территория, расположенная к северу от Сырдарьи и Аральского моря [13].

В начале 60-х годов XIV в, умело использовав усилившиеся тогда в Золотой Орде смуты, власть в Хорезме захватил Хусайн Суфи из племени кунграт и начал чеканить монету от своего имени. Согласно Му’ ин ад-Дин Натанзи, Хусайн Суфи был сыном влиятельного золотоордынского эмира Нангадая, убитого в Сарае в 1361 г. Кельдибеком.
В 1380–1381 гг. Тохтамышу [14] удалось объединить Ак-Орду и Кок-Орду [15]. Он стремился восстановить былое могущество Золотой Орды, и небезуспешно. “К Тохтамышу переходило Поволжье от Хаджи-тархана (Астрахани) до Булгар, Северный Кавказ, области на запад от Волги и Крыма” [16]. В 1383-84 – 1387 гг. Тохтамышу подчинялся и Хорезм. Власть Тохтамыша казалась относительно устойчивой. Однако у него были серьезные соперники, в частности золотоордынский Тимур-Кутлуг [17], который в 1388 г. был схвачен в плен Тохтамышем, но по пути в Сарай бежал в Самарканд.

В июне 1391 г. произошло сражение в долине реки Кундузча между Амир Тимуром [18] и Тохтамышем, последний, потерпев поражение, бежал с поля сражения. Битва на берегу Тереке в 1395 г. также завершилась поражением Тохтамыша, после чего он скрылся в булгарских степях. Тимур овладел Сараем и разграбил его. Однако Тохтамыш в том же году вернул Сарай и попытался укрепить свое положение в Золотой Орде. В 1396 г. Тимур-Кутлут снова одолел его и взял Сарай [19].

В начале 1406 г. Едигей [20], эмир ал-умара Шадибека (1400–1407), захватил Хорезм. Эмир Мусоко бежал, а Едигей назначил правителем Хорезма некоего золотоордынского эмира Инка, который при Булад-хане (1408-09 – 1410) был заменен Кальджой [21]. В 1408-09 г. Шахрух, победив Халил-Султана [22], утвердил свою власть и в Мавераннахре.

По этому случаю в Самарканде, а затем в Герате им были устроены большие торжества, на которых присутствовали и послы, направленные из Хорезма Едигеем от своего имени и от имени Булад-хана [23]. “Из Дешт-и Кипчака и Узбекского государства с посольской миссией прибыли люди Булад-хана, эмира Идику бахадыра и эмира Ибсия и преподнесли царские подарки в виде кречетов и (других) ловчих птиц. Содержание посольства заключалось в следующем: “Его превосходительство известен во всех странах мира, в том числе и в Дешт-и Кипчаке, своим добродушием и хорошими поступками. В те дни, когда славные земли Самарканда, являющиеся основой государства и источником счастья, озарены сиянием нового благословенного восшествия, эти вилайеты посчитали необходимым вновь выразить свои поздравления. (Наша) просьба заключается в том, чтобы с настоящего момента восстановить двухсторонние связи и чтобы между двумя сторонами возникли согласие и дружба” [24]. Послы были встречены Шахрухом с большим почетом, и с ними в Хорезм и Дешт-и Кипчак были направлены послы Шахруха во главе с эмиром Хасанко. С гератскими послами были также отправлены караваны подарков Булад-хану, Едигею и Исабеку [25], а Шахрух просил Едигея согласия на брак с его дочерью своего сына – Мухаммада-Джуки [26].

Факт сватовства свидетельствует о стремлении обоих государств к установлению добрососедских отношений. Вот как пишет ‘Абд ар-Раззак Самарканди: “Его величество поручил наградить послов, одарив их царскими головными уборами и кушаками, а также определил соответствующие подарки для Булад-хана, эмира Идику и эмира Ибсия. Определил направить к Булад-хану обладающего хорошими манерами и красноречием эмира Хасанко и попросить для счастливого принца мирзы Мухаммада Джуки бахадыра (в жены) принцессу из ханского дома и потомков Чингиз-хана и указал в качестве кандидатуры дочь эмира Идику из рода мангыт. Эмир Хасанко отправился в путь [27].

Согласно ‘Абд ар-Раззаку Самарканди, в годы борьбы Шахруха и Улугбека с Шайх Нур ад-Дином [28] (1400–1410 гг.) в Узбекском улусе владычествовал Чингиз-оглан, свергнутый в самом начале 1416 г. Джаббаром-берды, сыном Тохтамыша [29].

Весной 1410-11 г. к Шахруху прибыл Абакан-таваджи. Он вручил дары и письмо Едигея, который выразил готовность признать над собой верховную власть Шахруха [30].

После смерти Булад-хана в 1410-11 г. престолом Золотой Орды завладел Тимур-хан. Тогда между Едигем и Тимур-ханом началась острая борьба. Вот что писал об этом Му’ ин ад-Дин Натанзи: “Идику также по необходимости посадил на престол царства Тимур-султана из-за согласия, которое было (у него) с его отцом… Затем Идику дал ему свою дочь, дабы благодаря родству сузился доступ для разговоров подстрекателей. Так прошло некоторое время, и Тимур-султан совсем понравился людям, они склонились к нему, чтобы уничтожить Идику. Между ними возникла вражда и озлобление, так что они один-два раза сражались (друг с другом)… Идику по необходимости распрощался со своим государством и бежал в Хорезм” [31].

Согласно ‘Абд ар-Раззаку Самарканди, Едигей в 1411-12 г. бежал в Хорезм. Уджук-бахадур и Газан, посланные Тимур-ханом для преследования Едигия, настигли его в местности Сам. Едигей не принял бой и бежал в Ургенч, где ему пришлось сидеть в осаде в течение 6 месяцев. В это время в Золотой Орде произошел очередной государственный переворот. Тимур-хан был свергнут Джалал ад-Дином султаном, сыном Тохтамыша, и бежал, так же как и Едигей, в сторону Хорезма. В дороге был убит своим нукером. Уджук-бахадур и Газан по указанию Джалал ад-Дина вступили с Едигеем в переговоры, и последний согласился на поставленное ими условие мира: беспрекословно повиноваться Джалал ад-Дину и послать к нему во дворец одного из своих сыновей. Газан, заключив с ним мир, направился в сторону Дешт-и Кипчака. Однако Джалал ад-Дин вскоре отказался от мира с Едигеем и направил против него трехтысячный отряд под начальством Куджулая. Едигей вышел из Ургенча и наголову разгромил отряд Куджулая. В руки Едигея попало около тысячи человек пленными и богатая добыча. Пленных заковали в цепи и распределили среди населения Ургенча, и под угрозой смертной казни предписали горожанам охранять и содержать их, что вызвало большое недовольство у населения Хорезма.

Шахрух следил за событиями в Хорезме и, улучив момент, в 1412-13 гг. направил туда войско [32]. Но только год спустя, в 1413–1414 гг. Шахмалику [33] удалось склонить на свою сторону знать Хорезма и изгнать оттуда Мубаракшаха и его сторонников. С этого времени Хорезм вновь был включен в состав государства Тимуридов, и правителем был назначен эмир Шахмалик.

В 1418–1419 гг. власть над Узбекским улусом оспаривали Барак-оглан [34], сын Куйручук-оглана, и Улуг Мухаммад [35], потомок Туга-Тимура. В конечном итоге победил Улуг Мухаммад. Барак бежал в Самарканд и нашел приют при дворе Улугбека. Последний оказал ему вооруженную помощь, отпустил в Узбекский улус. Абд ар-Раззак Самарканди пишет: “В последний день раби’ ал-ахира (25 мая 1419 г.), обивая челом порог дворца мирзы Улугбека гургана, прибыл отвернувшийся от Узбекского улуса Барак-оглан (и), удостоившись чести целования руки, был награжден благосклонностью и занял место среди царевичей; после того как он пробыл некоторое время в Самарканде, мирза Улугбек распорядился приготовить для Барака подобающее царевичам снаряжение, и он получил позволение вернуться (к себе)” [36]. Однако Барак-оглан снова потерпел поражение от Улуг Мухаммада и долгое время скитался близ окраин Дешт-и Кипчака.

Улугбек поддерживал Барака, тогда как Шахрух завязал дружественные отношения с другим джучидом – Улуг Мухаммадом. Улуг Мухаммад через послов стремился расстроить союз Барака с Улугбеком, нейтрализовать государство Тимуридов в своей борьбе с другими претендентами на трон Белой Орды [37].

В середине сентября 1420 г. в Самарканд прибыл посол Барака Суфиоглан, который поднес Улугбеку богатые дары, – зверей, кречетов, коней и драгоценности [38]. В 1423 г. Барак, умело использовав не прекращавшуюся борьбу феодальных групп за власть в Золотой Орде, при помощи Улугбека овладел властью над Узбекским улусом.


Литература:

1 Султанов Т.И. Поднятые на белой кошме. Потомки Чингиз-хана. – Алматы, 2001. – С. 125.
2 Первый том сочинения был закончен в 871/1466 г., второй в 875/1470-71 г.
3 Потомки Джучи-хана правили в Дешт-и Кипчаке до середины XIX в.
4 История Казахстана и Центральной Азии: Учебное пособие/ Абусеитова М.Х. и др. – Алматы: Дайк-Пресс, 2001. – С.179.
5 Собрание Восточных Рукописей АН Республики Узбекистан. История. – Ташкент: ФАН, 1998. – С. 33.
6 Histoire des Mongols de la Perse e