Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Яндекс.Метрика
Подпишись на новости от tarikh.kz

Подписаться письмом
Хиваз Доспанова - единственная в годы войны летчица-казашка

Хиваз Доспанова - единственная в годы войны летчица-казашка

Опубликовано 03.02.2015

Среди многих воинских подразделений Советской Армии, которые участвовали в войне с фашизмом, одно можно было бы выделить особо. Прежде всего потому, что это был чисто женский полк. А кроме всего прочего — авиационный. Полное его название звучало так — Гвардейский Таманский авиационный ордена Красного Знамени и ордена Суворова III женский полк.

Легкие ночные бомбардировщики ПО-2, на которых воевали девушки, были грозой для фашистов. На фронте их называли «ночными ведьмами». На боевом счету — тысячи налетов на позиции неприятеля, сотни взорванных складов с боеприпасами и военным имуществом, множество уничтоженных огневых точек. В числе прославленных «ночных ведьм» была и Хиуаз Доспанова — единственная в годы войны летчица-казашка.

Просто Катя


Кто из молодых в 30-е годы не мечтал стать летчиком? Имена Чкалова и Громова, Коккинаки и Ляпидевского были у всех на устах. А портреты наших первых Героев Советского Союза — удивительных женщин Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой — хранились у каждой девчонки. Хиваз тоже мечтала о небе. Хотя тогда до него было очень далеко: родилась она в одном из отдаленных аулов Тенгизского района нынешней Атырауской (тогда Гурьевской) области в семье рыбака. Позже родители переехали в Уральск, где в 1940 году она окончила школу с золотой медалью.

Но мечте своей не изменяла — еще в 9 классе пришла в аэроклуб. Уже через два года у нее на руках был аттестат отличницы и звание пилота. С «отличным» аттестатом ее могли без экзаменов принять даже в Московский государственный университет. И Хиваз поехала в столицу, но не в университет, а в Военно-воздушную академию имени Жуковского. Увы, девушек туда не принимали. Уроженка Казахстана получила вежливый, но твердый отказ. Это был удар по мечте. Казалось, дорога в небо навсегда закрыта.

Но Хиваз была не из тех, кто смиряется с поражением. Она решила не возвращаться в Казахстан и подала заявление в Первый московский медицинский институт. Дело в том, что в родительском доме в селе Жаныбек (там Хиваз проводила каникулы) она познакомилась с молодым врачом Марией Поповой, которая убедила девушку, что нет лучше профессии, чем профессия врача. И Хиваз с ее аттестатом отличницы приняли в институт без экзаменов. Но все изменилось в один день, когда она услышала из репродукторов: «Говорит Москва. Работают все радиостанции Советского Союза. Через несколько минут будет передано важное правительственное сообщение!..»

Когда началась война, Хиваз Доспановой было 18 лет. Осенью вновь началась учеба — лекции, лабораторные занятия, читальные залы. Но девушку мучил вопрос: «Почему я не на фронте?» Она подавала рапорты. Один, второй, третий... Говорят, судьба благосклонна к настойчивым. Ее зачислили в штурманскую группу женской авиационной части, которую формировала Герой Советского Союза Марина Раскова.

И здесь, в летной части, ее непривычное для русского слуха имя Хиваз превратилось в Катю.

Она осталась жива только чудом

Это случилось весной 1943 года. Шли бои за Кубань и Таманский полуостров.

«В полетах мы соблюдали максимальную осторожность. Выключим мотор, идем на посадку, а кругом тьма кромешная, земли не видно — угадывали ее приближение по ощущению сырости и запаху чернозема. Порой даже не знали, какая под нами высота. Одновременно на посадку могли заходить и другие машины, так как что-либо увидеть было невозможно — работали вслепую, не зажигая бортовых огней. Идешь вот так на приземление, вся в комок сожмешься от напряжения, а вверху над тобой, надсадно воя мотором, ходит фашист. Опасность всюду — и сверху, и снизу. Приземлишься — и некоторое время приходишь в себя. А минут через пять-десять — снова в бой. И опять грохот взрывов, свистопляска огней. К концу полетов (а их за ночь бывало по шесть-восемь) выматываешься до предела. И так каждую ночь. Не всякий даже испытанный в боях летчик-мужчина выдержит эту адову работу».

В одну из таких ночей, которые девушки называли «ночь-максимум», экипаж Доспановой возвращался из очередного полета. По подсчетам, их самолет уже находился над своей авиабазой. Пошли на посадку...

Очнулась она среди обломков самолета, пытаясь понять, что же произошло. Сначала страшно испугалась — ей показалось, что она приземлилась на территории врага. Решила вытащить пистолет и несколько раз выстрелить в воздух: если свои, то помогут, если фашисты — успеет застрелиться. Но пистолет достать так и не смогла — от резкого движения потеряла сознание.

А утром оказалось, что при посадке в воздухе столкнулись два самолета. Оба экипажа погибли, в том числе командир эскадрильи Полина Макагон. Из всей четверки в живых осталась только Хиваз. Спасла ее, можно сказать, случайность. Отделалась «мелочью» — ей раздробило ноги. Всю закованную в гипс девушку привезли в Ессентуки.

И снова белые госпитальные стены. Она буквально воскресала из мертвых, но сращивание костей шло медленно и к тому же неправильно. Их приходилось несколько раз ломать и складывать заново. Сколько страданий выпало на долю «маленькой Катюши», как ласково называли ее подруги! Почти полгода она провела на больничной койке и лишь глубокой осенью 1943 года вернулась в родной полк. И подобно Алексею Маресьеву, со своими переломанными ногами эта хрупкая на вид, но поразительно стойкая девушка вновь была допущена к полетам! Сказалось, видимо, уважение к ней командиров, любовь подруг, которые понимали, что отстранение от полетов будет для летчицы травмой пострашнее той, что ей пришлось пережить. Превозмогая страшные боли, она опять стала летать на боевые задания. Но спустя какое-то время ей все-таки пришлось от этого отказаться, но и оставить любимую авиацию она не смогла: в родном полку до конца войны была начальником связи.

На счету Хиваз Доспановой свыше 300 боевых вылетов. Военными дорогами прошла она через Кавказ, Украину, Белоруссию, Польшу, Восточную Пруссию, дошла до Берлина. За храбрость и отвагу награждена орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны второй степени, боевыми медалями.

После Победы

Понимая, что дорога в небо для нее закрыта, незадолго до окончания войны Хиваз, обсуждая с подругами послевоенное будущее, поначалу решила вернуться в мединститут. Но в итоге все-таки пошла по иной стезе. В 1945 году она приехала в Уральск инвалидом третьей группы. Тогдашний первый секретарь Западно-Казахстанского обкома партии Салин, беседуя с вернувшейся с фронта коммунисткой, уговорил ее пойти на партийную работу. Так Хиваз Доспанова стала инструктором обкома партии.

В 1946 году ее направили учиться в Республиканскую партшколу и еще до окончания учебы избрали секретарем ЦК комсомола Казахстана. Вскоре Хиваз Доспанова стала депутатом Верховного Совета, а в 1950 году была избрана сек-ретарем Президиума Верховного Совета КазССР. 1951 год — первый секретарь ЦК комсомола Казахстана и член Бюро ЦК компартии Казахстана. В 1953 году перешла на работу в аппарат ЦК компартии Казахстана. 1954 год — учеба в Москве в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. 1956 год — второй секретарь Алма-Атинского горкома партии. Она вышла замуж, родила двух сыновей.

В 1959 году, в возрасте 37 лет, Хиваз Доспанова неожиданно решила уйти на пенсию. И с тех пор на многие годы она, можно сказать, ушла в забвение. Вспомнили о ней лишь через 30 с лишним лет. А к 60-летию Победы героической летчице была присвоена высшая государственная награда суверенного Казахстана — звание народного героя «Халык Каhарманы».

Елена БРУСИЛОВСКАЯ

http://kazpravda.kz